«Они же не могут 3,5 млн человек укатать в асфальт». Как три белорусских женщины собираются победить Лукашенко

32 029
Поддержать До дь

В Беларуси 9 августа будут выбирать президента. Нынешнюю избирательную кампанию уже называют отличной от всех прочих: Александр Лукашенко говорит о попытках раскачать ситуацию в стране, оппозиция обвиняет власть в репрессиях, а самые яркие оппоненты действующего президента или в СИЗО, как блогер Сергей Тихановский и экс-глава Белгазпромбанка Виктор Бабарико, или не допущены до выборов, как еще один популярный оппозиционер Валерий Цепкало. На прошлой неделе штабы Бабарико и Цепкало поддержали Светлану Тихановскую — супругу блогера Тихановского, которую все же зарегистрировали кандидатом в президенты. Лицом объединенной оппозиции стали три женщины. Это сама Тихановская, жена Валерия Цепкало Вероника и представитель штаба Виктора Бабарико Мария Колесникова. Они вместе агитируют за Тихановскую, а послушать их приходят тысячи людей. В интервью главному редактору сайта Дождя Владимиру Соловьеву Светлана Тихановская, Вероника Цепкало и Мария Колесникова рассказали о том, как они собираются побеждать Александра Лукашенко, который правит уже 26 лет и на пенсию явно не собирается.

«Агитируем всех голосовать за Светлану 9 августа, чтобы произошла смена власти»

Три штаба решили выступить единым фронтом. Как распределены роли, кто за что отвечает? 

Мария Колесникова: Мы с самого начала выступили именно с тем, что мы объединяем наши усилия, а не штабы. То есть у нас три штаба, которые работают параллельно. И в основных ключевых моментах мы создаем рабочие группы и усиливаем друг друга и работаем параллельно, а в каких-то моментах вместе. 

Означает ли это объединение, что у вас, Светлана, утроились ресурсы?

Светлана Тихановская: Совершенно верно. Мы не только объединили штабы, мы объединили электорат — людей, которые в иных условиях отдали свои голоса за разных кандидатов, в данном случае это буду я теперь только одна. И естественно привлекли в три раза больше ресурсов и усилий к предвыборной кампании. 

Вероника Цепкало:  Добавлю со своей стороны, что у каждого штаба — штаба Светланы, Бабарико, Цепкало, есть своя уникальная экспертиза. Объединение этих трех экспертиз нацелено на то, чтобы мы достигли конечной цели. А конечная цель — это смена действующей власти 9 августа 2020 года. 

В момент вашей пресс-конференции, которую вы провели 17 июля, все заговорили, что против Лукашенко открыт женский фронт. Это красиво. Кто придумал вот так выстроить этот расклад? 

Вероника Цепкало: У нас трех сильных кандидатов сняли с предвыборной кампании по надуманным причинам. Сначала посадили Сергея Тихановского, потом Виктора и Эдуарда [Бабарико], сейчас пытаются сфабриковать дела против моего супруга. Власть использует разные грязные методы, чтобы снимать самых сильных кандидатов. 

Почему мы решили поддержать Светлану Тихановскую? Во-первых, во время кампании, которая длится уже два месяца, я не раз выступала с поддержкой Светланы, после того как арестовали ее супруга, выступала с поддержкой, когда она получала угрозы в отношении своих детей. Я и мой супруг поддерживали Виктора Дмитриевича, когда его посадили с сыном. Это был абсолютно логичный нормальный шаг поддержать Светлану прежде всего потому, что она женщина — она слабая, уязвимая прежде с точки зрения того, что ее супруг находится в СИЗО и на нее можно оказывать давление посредством ее супруга. У нее двое маленьких детей, через которых точно также можно оказывать давление и уже оказывали давление. 

Плюс руководство нашей страны не раз озвучивало, что конституция не написана под женщин в нашей стране. Мы хотим доказать обратное, что мы не второсортные. Мы хотим доказать, что мы наравне с мужчинами — умные, талантливые, имеем права и будем бороться за пост президента Беларуси. Хотим показать солидарность белорусских женщин, белорусского народа.

Еще вопрос к вам Вероника. Насколько я понимаю, ваш супруг обжаловал решение о недопущении его к выборам. Представим себе, что суд примет решение в его пользу и его зарегистрируют кандидатом в президенты. Ваш тройственный союз в этот момент распадется? 

Вероника Цепкало: Мы не тешим себя надеждами, что суд, который как вся система власти контролируется одним человеком, примет решение противоположное тому, что было принято ЦИКом. Мы подали жалобу в Верховный суд, но это нужно для того, чтобы произвести легитимную проверку подписей, чтобы и Беларусь, и мировое сообщество поименно знало всех тех, кто участвует в фальсификации выборов и чтобы была возможность обжаловать это решение в международных судах. Сейчас мы идем со Светланой, мы ее поддерживаем, и мы естественно агитируем всех голосовать за Светлану 9 августа, чтобы произошла смена власти, которая у нас уже 26 лет. Мне кажется, это достаточный срок для того, чтобы действующий президент сменился. 

Мария Колесникова, Светлана Тихановская, Вероника Цепкало. Фото: штаб Виктора Бабарико

«Их не поддерживает большинство, потому что большинство поддерживает нас»

 

Этот шаг объединение и выход на арену трех женщин красивый жест. С точки зрения пиара безупречный в чем-то, потому что атаки на вас могут оборачиваться против тех, кто их инициирует. Кроме красоты, изящности этого хода хочется понимать про эффективность. Насколько эффективными в этой политической борьбе может быть этот тройственный союз? 

Светлана Тихановская: Гораздо эффективнее, чем, если бы мы были поодиночке, разрозненно.

Вероника Цепкало: И если бы нас вообще не было. По крайней мере мы хотим дать надежду, мы хотим перемен в этой стране и мы идем в эту кампанию втроем потому что хотим перемен.

Мария Колесникова: Мы своим примером можем показать, что за очень короткий срок возможна консолидация сил абсолютно разных. Мы представляем абсолютно разных избирателей, но в то же время представляем белорусский народ. Мы своей активной позицией показываем, что консолидация любая возможна, когда есть одна цель. У нас троих и у избирателей наших одна цель: смена режима, назначение новых выборов, свобода всех политических и экономических заключенных.

Вы упомянули давление, детей. Я читал еще в июне, что оказывается давление. А можно развернутей объяснить, с чем конкретно вам пришлось столкнуться, от кого это исходило? 

Светлана Тихановская: Это был один телефонный звонок, когда я поехала по стране сдавать подписи в избирательные комиссии. Мне поступил звонок с тем содержанием, что может ты прекратишь свою поездку, потому что тебя могут посадить в тюрьму, а твоих детей забрать в детдом. Это был такой месседж мне. Звонок был с украинского номера. Я перезванивала, но номер был уже недоступен. Была вероятность большая, что я на этом этапе сдамся, потому что мне как матери было это очень больно слышать. Но я взяла себя в руки и решила, что скорее всего это способ оказания давления на меня и ничего больше. Было бы слишком низко и подло со стороны властей осуществить эти угрозы.  Я взяла себя в руки и продолжила сдачу подписей и поездку по стране. Я не писала заявления [в правоохранительные органы], потому что разговор не был записан и доказательств у меня не было. 

Удалось ли вам эту ситуацию обсудить каким-то образом с вашим супругом? Вы с ним это проговорили? 

Светлана Тихановская: Нет, конечно. Он в этот момент находился в СИЗО и передать ему этот разговор через адвокатов было бы возможно, но какой смысл? Чтобы он там сидел переживал за нас еще больше?

Насколько я понимаю, даже зарегистрированного кандидата в президенты в Беларуси довольно легко снять с выборов, несмотря на то, что он кандидат в президенты, а не кандидат в кандидаты в президенты. Если Светлану Тихановскую в оставшееся до выборов время снимут с выборов, что вы будете делать?

Мария Колесникова: Мы такой сценарий не рассматриваем, потому что уверены, что Светлана должна идти до конца. Если власть позволит себе это сделать, это в очередной раз покажет, насколько она труслива. И что они точно знают, что их не поддерживает большинство, потому что большинство поддерживает нас всех. Мы уверены, что Светлана должна быть на этих выборах и 9 августа должны состояться выборы, в которых в бюллетене будет фамилия Светланы Тихановской. 

Вероника Цепкало: Это всего лишь покажет, что власть боится даже женщин. Вот и все. Снятие Светланы будет показывать только страх и уязвимость. 

«Беларусь проснулась, и этот процесс уже невозможно развернуть назад»

 

Я вряд ли буду оригинален, но правда никто не верит, что эти выборы может выиграть кто-то кроме Александра Лукашенко. По многим причинам. Вы о них знаете лучше, чем я. На что вы надеетесь? Что за чудо вы себе представили, решившись на эту борьбу? 

Вероника Цепкало: Посмотрите, что происходит в последние два месяца, что стало с белорусским обществом. Такого подъема гражданской позиции активной мы не видели наверное на протяжении последних десяти лет. Люди выходят на улицы самостоятельно, собираются в цепочки солидарности, организовывают велопробеги, начинают сигналить на улице в знак протеста. Посмотрите на количество голосов (речь идет о подписях, собранных за выдвижение в президенты, — прим. Дождя), которое мы собрали. У Виктора Дмитриевича более 400 тысяч голосов, у нас более 200 тысяч, у Светланы — более 100 тысяч. Количество говорит само за себя. Посмотрите на горящие глаза у людей. Люди созрели для перемен, люди готовы для перемен. Мы думаем, этот год войдет в историю Беларуси. 

Мария Колесникова: При всех возможных фальсификациях волю народа невозможно сфальсифицировать. Мы точно знаем, что за последние 26 лет электоральное большинство было всегда на стороне действующей власти. Сейчас ситуация кардинальным образом изменилось. Мы точно знаем, что у нас большинство, мы это чувствуем. Поддержку чувствуем не только в Минске, а по всей Беларуси. Это говорит о том, что Беларусь проснулась, и этот процесс уже невозможно развернуть назад.

Светлана Тихановская: Если раньше основным посылом белорусского народа было: «Ой, ну что тут можно сделать, идти голосовать, не идти, ничего не изменится». Сейчас народ уверен, что что-то может измениться, и только они могут это сделать. 

Вероника Цепкало: Можно еще через ваш канал передать российским звездам, которые в последнее время приезжают в Беларусь, что нам очень обидно, когда мы слышим, что топовые российские звезды говорят, что в Беларуси кандидатов альтернативных [кроме Александра Лукашенко] нет. Во-первых, ребята, вы не живете в Беларуси. Во-вторых, вы знаете программы этих кандидатов? Почему вы не даете выбор белорусскому народу, говоря, что у нас нет альтернативных кандидатов? Нам это больно и несправедливо слышать с вашей стороны.

О ком речь? Кто это говорил? 

Вероника Цепкало: Филипп Киркоров, который приехал на «Славянский базар», очень активно поддерживает действующую власть. Его высказывание о том, что в Беларуси нет альтернативных стоящих кандидатов очень задело белорусский народ. Стас Михайлов приезжал. Мы на все это смотрим как на пир во время чумы. Вы приезжаете к нам в страну, вам платят огромные гонорары, и вы, когда делаете такие высказывания, пожалуйста, думайте, о чем говорите, ознакомьтесь с другими кандидатами. У нас сейчас тяжелая ситуация в стране и когда мы слышим от российских звезд такие высказывания мы это воспринимаем с огорчением и болью.

«Каждый белорус волен защищать свой голос так, как посчитает нужным»

 

Вы сказали, что никогда не было такой ситуации, что большинство не на стороне действующего президента. Но кроме митингов, цепей солидарности акций пикетов у вас есть опора еще на какие-то цифры? Может быть, у вас есть какая-то своя социология, исходя из которой, вы можете назвать цифры поддержки действующего президента и альтернативных кандидатов?

Светлана Тихановская: 97% против действующей власти. 

И это данные чьи?   

Мария Колесникова: Это скорее мем. У власти больше, чем 3%, но по всем опросам, которые есть в интернете и были запущены с самого начала, видно, что большинство — на стороне альтернативных кандидатов, особенно в сумме. В первом туре действующая власть никаким образом не может получить 50% плюс. Только при низкой явке и при досрочном голосовании, когда около 15-20% голосов могут быть подделаны. Мы призываем белорусов встать с дивана и прийти 9 августа на выборы. Чем больше нас будет, тем сложнее будет фальсифицировать, нарисовать цифры, потому что мы будем видеть, что нас большинство. Мы запустили и поддерживаем проекты по привлечению наблюдателей, каждый из белорусов может стать наблюдателем и следить, что происходит на избирательных участках. Наша задача не только проголосовать, но и проследить, что делают с нашим голосом. 

Вопрос к Светлане. На пресс-конференции 17 июля вы сказали следующее, я цитирую: «Мы больше не хотим старой власти. Мы не верим в честные выборы и только совместными усилиями сможем защитить наши голоса». Можете расшифровать, что это значит? Как в сегодняшних условиях можно защитить голоса? 

Светлана Тихановская: Разными способами можно защитить. Можно подавать жалобы после выборов, что мой голос не был учтен. Остальные способы я, к сожалению, озвучить не могу. Могу сказать, что каждый белорус волен защищать свой голос так, как посчитает нужным.

Лично вы какой способ выбрали бы, чтобы защитить ваш голос?

Вероника Цепкало: Прежде всего, это явка на выборы. Много поступает инициатив, советов от граждан Республики Беларусь, о том, каким образом выборы сделать прозрачными, демократическими, как максимально уменьшить фальсификацию выборов. Мы активно рассматриваем варианты, которые предложило белорусское гражданское общество, штабы запустили различные инициативы. Я бы, например, обязательно бы проголосовала, сделала фотографию бюллетеня и выслала в штаб того кандидата, за которого голосовала.Участвовала бы в различного рода инициативах, которые запустил штаб Виктора Бабарико, призывала бы остальных граждан участвовать в этих инициативах. Цель инициатив — правильный подсчет голосов во время выборов.

Светлана Тихановская: Скоро выйдет подробная инструкция для всех белорусов. Видеоинструкция о том, каким образом они смогут защитить голоса во время выборов. 

«Гулять запрещено, кататься на велосипедах запрещено, хлопать в ладоши запрещено»

 

Наступило 9 августа. Прошло 9 августа. На табло счет: Лукашенко победил с 60-70-75%. Ваши действия?

Мария Колесникова: Это гадание на кофейной гуще. Очень важно не отнимать у белорусского народа право на то, что он может выразить свою волю. Мы точно знаем, что если нас большинство — волю народа невозможно сфальсифицировать. 3,5 миллиона людей никакая власть никакими способами, ни телевидением, ни дубинками, ни страхом не заставит поверить в то, что их меньшинство.

Вероника Цепкало: Многие белорусы понимают, что если действующая власть останется, ситуация в стране будет резко ухудшаться — экономическая, ситуация со здравоохранением, ситуация с ковидом. Мы увидели, что никакой поддержки государства граждане Беларуси не получили во время ситуации с ковидом. Гражданское общество несколько инициатив запустило, мы сами сбрасывались своими деньгами, хотя платим налоги. Государство нас никаким способом не поддержало. Если эта власть останется, мы увидим значительное ухудшение экономической ситуации, огромный отток людей из Республики Беларусь. Многие не хотят, чтобы их дети росли в таких условиях, хотят перемен, и мы хотим, чтобы наши дети росли в новой Беларуси.

Мы все видели, что происходило в Беларуси в последние месяцы. 14 июля люди дрались с ОМОНом, старались отбивать тех, кого задерживали омоновцы. Что вы скажете про это?

Светлана Тихановская: Люди изначально вышли на мирный пикет. Это даже нельзя назвать пикетом: вышли мирно показать, что недовольны тем, что происходит. Выход был из-за того, что не зарегистрировали Виктора Бабарико и Валерия Цепкало. Неправомерным его сделали сотрудники ОМОН и МВД. Люди вышли, стоят, гуляют. Нам гулять запрещено, кататься на велосипедах запрещено, хлопать в ладоши запрещено. Что можно? 

Вероника Цепкало: Нам все запрещено в Беларуси. Люди вышли, они не вооружены, это гражданское население с маленькими детьми. Когда мы видим картинку, что ОМОН атакует гражданское население, которое ничего не делает, нас возмущают действия ОМОНа. Среди ОМОНа есть нормальные люди, они не давали присягу одному человеку, они давали присягу гражданам и народу Республики Беларусь. И то, что они делают, некоторые из них, они идут против воли граждан Республики Беларусь, против своих же сестер, братьев, дочерей, жен и так далее. У нас народ выходит на абсолютно мирные акции, цель которых говорить о том, что они хотят и готовы к переменам. Нам эти перемены нужны как воздух.

Светлана Тихановская: Нам власть предоставила альтернативные способы выражения своего мнения? Нет! Как еще донести до властей, что нам что-то не нравится? 

Вероника Цепкало: Все действия власти направлены на то, чтобы препятствовать проведению выборов, препятствовать общению с людьми, мирным митингам и собраниям.

Тем не менее, начиная с мая, власти шлют ясный сигнал: все будет максимально жестко. Любые попытки выйти на митинг, на протест пресекаются, и будут пресекаться сурово. Что такой жесткости можно, по вашему мнению, противопоставить?

Мария Колесникова: Волю белорусского народа. Они же не могут 3,5 миллиона человек укатать в асфальт, посадить в СИЗО КГБ, запихать в автозаки. Власть понимает только язык цифр. Значит, эти цифры народ им должен предоставить. 

Вероника Цепкало: Мы верим, что если мы втроем просто выйдем на улицы с нашим народом, если мы присоединимся к мирным митингам и демонстрациям, неужели ОМОН либо правоохранительные органы они смогут поднять на нас, на женщин дубинки? Ведь среди них огромное количество нормальных, интеллигентных хороших людей. Мы верим, что их сердца не зачерствели и что они по-настоящему служат белорусскому народу. 

«Если люди выйдут — мы к ним присоединимся»

 

Я часто сталкиваюсь с мнением, это мнение высказывают оппонирующие власти люди, что единственное, что можно противопоставить массовый протест, как говорят в Беларуси — Плошча. С вами я говорю, и у меня ощущение что вы стараетесь избегать призыва, слов улица, Плошча. У меня такое впечатление есть.

Светлана Тихановская: Если люди захотят выразить свою волю, защитить свои голоса путем мирного выхода в защиту своих голосов, мы к ним, естественно, присоединимся.

Вероника Цепкало: Если люди выйдут, то есть это будет их частная инициатива, мы к ним присоединимся. Но призывать людей выходить мы не можем.

Александр Лукашенко заявил, что надо в конституции записать определение, что президентом не может быть человек, который не служил в армии.

Светлана Тихановская: Это совершенная глупость. В данном случае на нашу сторону, на женскую сторону встала даже Лидия Ермошина (глава ЦИК Беларуси, — прим. Дождя), которая отвергла такое предложение действующего президента. Все понимают смехотворность  его высказываний.

Вероника Цепкало: Это в очередной раз нам доказывает, насколько власть уязвима и боится даже женщин.

Я понимаю, что в целом эти выборы уже не про программы кандидатов. На другом делаются акценты. Но все же программа кандидата Тихановской это ее программа или трех штабов, то есть три в одном?

Светлана Тихановская: У нас не будет программы в обычном ее понимании: что у нас такие-то реформы в здравоохранении, такие-то изменения в образовании, нет. У нас сейчас четкий посыл: после победы Светланы Тихановской на выборах проводятся новые честные выборы и в период агитации перед новыми честными выборами каждый кандидат будет представлять свою программу. Тогда люди смогут выбрать достойного для управления своей страной.

То есть еще одна уникальность этих выборов в том, что один из кандидатов идет на них без программы фактически? 

Светлана Тихановская: Ну почему? Возможность новых выборов — это и есть программа. Все понимают что у нас экономический упадок, что нужно страну поднимать. Смысл сейчас говорить о моей программе, которая готовилась, но не будет представлена? Посыл моей программы в том, что будут новые выборы с достойными кандидатами. 

Если ваш замысел удастся, вы на выборах победите и инициируете следующие выборы – сами на них пойдете или нет?

Светлана Тихановская: Нет! Вы же знаете, что здесь я представляю своего супруга Сергея Тихановского. Его я считаю достойным кандидатом в президенты, поэтому он после объявления новых выборов сможет поучаствовать и будет участвовать.

Все таки хочется понимать с чем кандидат Тихановская идет на выборы кроме новых выборов? Что она предлагает сделать, что переделать, что вообще отменить хоть какие-то тезисы вы можете назвать? 

Светлана Тихановская: Я не собираюсь как будущий президент что-то преобразовывать в стране, у меня нет для этого достаточных знаний и умений. Я могла бы, как изначально планировалось, собрать вокруг себя команду, которая бы осуществляла решение тех или иных вопросов. Наше объединение, этот альянс направлен на то, чтобы провести эти выборы, выиграть и инициировать новые честные выборы. Зачем сейчас говорить о экономических, образовательных проблемах либо медицинских, если посыл не такой?

Другие выпуски