«Сейчас уже легче, поначалу я очень страдала»: Лия Ахеджакова о травле, роли мечты, компромиссах и любви

Продолжение разговора с Натальей Синдеевой
9 августа, 15:34 Наталья Синдеева
26 396

Наталья Синдеева приехала в гости к народной артистке России Лие Ахеджаковой, которой 9 июля исполнилось 80 лет. Во второй части поговорили о ее детстве в Крыму, ситуации с Кириллом Серебренниковым, пути, по которому идет Россия и о том, как она справляется с травлей.

Это — вторая часть интервью с Лией Ахеджаковой. Первую часть смотрите на сайте Дождя.

Но вообще вся моя молодость, все мое детство там. У меня же папа с мамой туберкулезники. Они лечились там в Крыму. И дорожка была протоптана с раннего-раннего возраста. А потом там был замечательный наш дом отдыха ВТО. Бедный на берегу моря, но прекрасный! И мы все туда ездили, все ездили. А потом даже когда не было путевок, там как бы нельзя каждый год, я познакомилась с Ольгой Федоровной Ципцюк. У нее был какой-то типа, не дом даже, а какая-то, блиндаж был такой, где мы у нее. Кто-то спал на кровати под тутовником, да, и просыпался весь черный, потому что он обсыпался, тутовник. А я в доме. Ночью шел ежик пить молочко, она ему ставила. И шли ежата туда. И это какой-то. Потом я снималась в этом, «Когда я стану великаном», жила в гостинице «Ялта». И там у меня был свой скворец, который упал, когда была буря. Загадил мне весь номер, но я его выходила, и потом можно было его выпустить.

Синдеева: Ну, Лия Меджидовна, вот все-таки я хочу вернуться к вопросу про 86%, которые, все говорят, у нас есть.

Ахеджакова: Не встречала!

Синдеева: Вот скажите, пожалуйста, вот вас уже записывали и во врага народа, и в оппозиционера, ну, что только не приписывали и так далее. И пятая колонна, и русофоб, и силы на это брошены были очень большие: и в интернете, и куча фейковых аккаунтов. И мы…

Ахеджакова: НОД! НОД! Я была их проектом.

Синдеева: Мы все были. Так вот, скажите, а вот вы же приезжаете. Как вы вообще? Вы это хоть где-то замечаете?

Ахеджакова: Да нет. Вот Тюмень. Там поднялась, это хайп называется теперь? Там такое поднялось, что я еду Майдан устраивать.

Синдеева: До этого? До вашего приезда?

Ахеджакова: До нашего приезда. И уже шла речь о том, чтобы отменить там спектакли, потому что вот из Тюмени это все и… Я позвонила Люсе Улицкой, горю, Люсь, ну, что делать? Она говорит, ну, что? Ну, бросят яйцом тебе в морду, ну, утрешься. Думаю, во! Молодец какая. И поехала. Все фойе было завалено, у меня есть эта листовка, покажу. Листовками. Люди бросали в урны. И, надо сказать, прием был в пять раз лучше, чем обычно. Они этим хотели снять с себя вот эту вот мерзость, в которую окунули эти нодовцы зрителей, людей этого города. Только лучше.

Синдеева: Что бы вы поколению вот 20-летних, не знаю, пожелали? Какое-то дали напутствие?

Ахеджакова: Я не умею.

Синдеева: А как они вам, вот эти 20-летние?

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю