Владимир Фортов: «Протестов больше не будет, мы благодарны Путину»

И так далее с Михаилом Фишманом (архив)
5 июля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Юлия Таратута встретилась с главным героем этой недели – и.о. президента РАН Владимиром Фортовым.

Фортов: Этот проект закона свалился как снег на голову. Я узнал про него в 8 часов вечера от Дмитрия Анатольевича Медведева, а в 12 часов он был обсужден в Правительстве.

Таратута: Если я верно понимаю, суть реформы заключается в том, что изменяется структура управления Академией наук, управления финансами и имуществом. Таким образом, президиуму РАН остается что-то вроде экспертной функции – то, о чем вы говорили про Клуб ученых, а управлять всеми хозяйственными делами будет Федеральное агентство. Ничего не изменилось с первого чтения в этом вопросе?

Фортов: Не так. Авторы предыдущего законопроекта предполагали, что возникает Клуб ученых по интересам, и существуют институты, которые подчиняются этому Агентству. Строго говоря, между ними никакой связи нет, кроме неких общих слов «советуют», «дают оценки» и т.д. Сегодня прописана другая процедура: директора этих институтов назначаются по некой процедуре, которая относится к президиуму, то есть президиум должен поддержать того директора, который будет потом директором. Этого раньше не было. Научная часть остается за Академией наук, а хозяйственная остается за этим Агентством. Ради бога, никто из нас не стремится заниматься дырявыми крышами и текущими батареями.

Таратута: Юрий Осипов знал о готовящейся реформе, не мог не знать.

Фортов: Не факт. У меня нет данных, которые могли бы опровергнуть или поддержать это. Думаю, что в полном объеме не знал.

Таратута: А почему все-таки этот законопроект заработал именно сейчас? Дожидались того, что в Академии пройдут выборы и придет другой человек?

Фортов: Не знаю. Я бы так не делал. Так делать не надо было. А эти люди сделали так. Я на следующий день после этих разговорчиках, что это делать надо срочно, что это на наше благо, я выступал на Правительстве и предлагал отложить рассмотрение этого закона и дать нам время найти общий язык. Это не было сделано. В результате возникло это непонимание, неприятие этих документов.

Таратута: Насколько я понимаю, вас не послушалось не только Правительство, но и президент Российской Федерации Владимир Путин. Он сказал, что не стоит даже откладывать третье чтение.

Фортов: Мой разговор с Путиным был очень по существу, прямой с его стороны, заинтересованный, то есть он пытался на каждое возражение найти какое-то зерно, объяснял, почему это не так или так, но в результате моего похода, может быть, в меньшей степени, там был Юрий Осипов, Садовничий, Иван Дедов и много людей – это было интенсивное научное общение. Президент сделал так, что появился доработанный закон, в который включены моменты, которые нас устраивают, которые являются разумными и правильными. Сейчас прошло второе чтение, это очень здорово. Считать, что президент нас отказал, это абсолютно неверно.

Таратута: Институт кристаллографии отказался утверждать своим руководителем человека из близкого окружения нашего президента Михаила Ковальчука.

Фортов: Институт, кончено, поддержал Михаила Валентиновича, а отделение физики не поддержало. Президиум Академии наук попросил коллег-физиков еще раз вернуться к этому вопросу и обсудить. Это произошло. В результате того обсуждения он не набрал нужное количество голосов, хотя не добрал очень немного – где-то на уровне ста необходимых не хватало 6-7 голосов. Я не вижу прямой связи между этими явлениями.

Таратута: И все же часть ученых, например, Михаил Гельфанда, который в одном из интервью сказал, что из этого законопроекта торчали уши господина Ковальчука.

Фортов: Я посмотрел на этот законопроект, я ушей не видел. Я не президент, я и.о. президента. По нашим правилам должен быть утвержден. Посмотрим.

Таратута: Вы ожидаете, что вы будете утверждены?

Фортов: Это компетенция Владимира Владимировича целиком и полностью.

Таратута: И все же, если вы будете утверждены на посту президента Российской академии наук, примете ли вы предложение о том, чтобы временно возглавить…

Фортов: Я уже принял это предложение. Я очень благодарен президенту за то, что он пригласил работать с ним вместе.

Таратута: Насколько долго продлится этот временный период?

Фортов: Он может продлиться по-разному. Если мы быстро все наладим, организуем, работа пойдет без сбоев, то это будет очень хорошо. Наверное, тогда будет назначен какой-нибудь другой человек. По моим оценкам это год-три.

Таратута: Требует ли нынешняя законодательная инициатива назначения новых выборов президента Академии наук?

Фортов: Там про это ничего не написано. Это регулируется уставом РАН. В том уставе, который существует сегодня, выборы проходят раз в 5 лет, если президент не напишет заявление о том, что по каким-то причинам он не может больше работать. Кроме того, возможен вариант, при котором президент Российской Федерации не утверждает избранного президента. Тогда запускается новая  процедура, связанная с новыми выборами. Я убежден, что в Академии наук собраны не самые глупые люди в стране и они поймут эту ситуацию. По крайней мере, до сентября, когда мы найдем уже общее мнение по другим вопросам. Не вижу основания для протестов.  

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.