Полез в бутылку и проиграл. Версии отставки Геннадия Онищенко

26 октября 2013 Юлия Таратута
9 187
Юлия Таратута – о том, как и почему ушел с работы российский Верховный жрец Геннадий Онищенко.
Геннадий Онищенко не хотел уходить. Девять лет и семь месяцев – солидный срок. Срок годности, который, как теперь шутят, просто истек.

Вице-премьер Ольга Голодец – это она объявила об отставке Онищенко, дело было в Китае – конечно, допустила фальстарт. Увольнять высоких чиновников – дело первых лиц. Об этом они объявляют торжественно или выпускают бумажные указы – например, знаменитый «О Суркове В.Ю.». Голодец поторопилась, сообщив, что Онищенко уходит, а на его место приходит малоизвестная чиновница Попова – квалифицированный врач и хороший специалист.

За те полчаса, пока журналисты писали красочные некрологи, Онищенко воскрес и нахамил вице-премьеру. «Странный персонаж, не относится к числу людей, принимающих решения». Еще через полчаса пресс-секретарь премьера Наталья Тимакова выступила в логике аппаратной дипломатии: срок истек, документа нет, решение принимает премьер.

Знающие люди говорят, что распоряжение об отставке готовили на подпись 22 октября, но документы застряли в аппарате – с бумажной волокитой помогли сторонники Онищенко. Премьер и его команда отправились в Китай. Там вице-премьер Голодец взяла на себя политическую инициативу, или  перетянула на себя одеяло – дело сделано, чего тянуть с объявлениями. По слухам, Голодец просто не знала, что документ еще не подписан. Вот и выдала желаемое за действительное. По другой версии – пожертвовала иерархией, поскольку слуга двух господ. Но это уже детали. До самого вечера пациент был еще скорее жив.

Объявления об отставке – особый жанр. Дыма без огня не бывают. Газеты врать не станут.

Когда дума и СМИ отправляли в отставку министра образования и науки Ливанова, дела у него шли неважно. Но ему удалось усидеть в седле. Цена вопроса – два зама. Разоблачитель чиновничьих диссертаций Федюкин и куратор ЕГЭ Реморенко. Ливанов еще нужен был для разгрома Академии наук, да и вообще – оставаться громоотводом для непопулярных решений.

Когда Дмитрий Киселев выпустил на «России» сюжет про вице-премьера Аркадия Дворковича и дагестанскую мафию, уже почти никто не сомневался, что дни медведевского чиновника сочтены. Дагестан уже был равноудален, дела заведены, олимпийские бизнесмены Билаловы – за границей. Дворковича и правда хотели уволить. Говорят, его даже хотели разменять на Якунина. Так или иначе, вице-премьер по-прежнему в седле.

Отставка главы РЖД Якунина – это и вовсе политический анекдот с глухарями. Теперь ясно, что приказ все-таки был. И Якунин просто уговорил президента отложить его в долгий ящик. Срок годности Якунина истекает в течение года. В Кремле говорят, пошел обратный отсчет.

Отставки без отставок случаются и ступенями пониже. Глава столичного департамента культуры Сергей Капков несколько дней висел на кадровом волоске. Кремль даже будто бы отправил его на ВВЦ – сослал в бухгалтерию – доходное увольнение с перспективой федерального роста. Капков переиграл конкурентов по московскому правительству. И теперь станет заниматься ВВЦ в свободное от культуры время.  

С Онищенко все иначе. Решению уволить главу санитарного МИДа уже много месяцев, говорят теперь чиновники Кремля и Белого дома. Главный санитарный врач узнал об этом не сразу – две недели назад. И принялся спасать кресло, стучась в кремлевские кабинеты.

Когда Голодец выдала секрет полишинеля, расстроились только в аппарате Белого дома – премьер оказался в тени.  Но решение уже было принято, заверено двумя великодержавными кивками. К тому же премьер уже просто не мог не взять сторону своего зама Голодец – особенно под аккомпанемент санитарных оскорблений. Медведев потребовал выпустить распоряжение об отставке в тот же день, несмотря на то, что был в Китае.

Технических версий отставки Онищенко теперь множество. Не ладил с вице-премьером Голодец. Виноват в конфликте с Россельхознадзором, а попросту с первым вице-премьером Игорем Шуваловым. Переборщил по линии Таможенного союза, говорят в кремлевских коридорах. Не уступал полномочия, перебрал с проверками – литовский сыр, украинские конфеты, белорусское молоко. По слухам, никто не требовал от Онищенко зверств в направлении соседей. Но санитарному врачу уже не нужны были отмашки, он действовал без предупреждений, по наитию. И ошибся в расчетах.

В Кремле говорят, что Онищенко просто зарвался. Мешал решать вопросы, требовал, чтобы его мнение учитывали, или просто лез, куда не надо. Перепутал роль исполнителя и заказчика. Сам стал верить в собственные пропагандистские слова.

Промахи в торговых войнах ему могли бы простить, просто поставив в угол с кляпом во рту. Но Онищенко нашел внутреннего врага. Раньше лез в бутылку – теперь в банки. Банки навязывают кредиты населению – зачем даете кредит, если знаете, что не отдадут. Убеждаете должников бейсбольными битами. Криминализация банковского дела. Какая защита прав потребителей, намекали Онищенко. У тебя молоко убежало.

Пост помощника премьер-министра – это даже не почетная пенсия, а пинок. Жертвы рокировок обычно оказываются в Кремле, а тут – просто пересадили из партера на балкон.

Путин не помог – ставка на трещину в тандеме в который раз не сыграла.

Онищенко стало слишком много. Говорят, он просто надоел президенту. К тому же, Путин любит внезапно отправлять в ссылку «первых учеников».

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю