Новый Навальный. Как встретили условный приговор в Кирове

И так далее с Михаилом Фишманом (архив)
18 октября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Тимур Олевский о том, как Навальному дали условный срок.
Киров встретил Алексея Навального плохой погодой, закрытыми кафе и нервным ожиданием. Толпы на вокзале не было. В этот раз в Киров поехало совсем немного попутчиков. Было меньше журналистов, а среди тех, кто приехал, многие знали Алексея лично, успели познакомиться и наговориться за полгода по дороге из Москвы в Киров и назад.

Петр Офицеров погрузил на поезд огромный баул с теплыми вещами и сломанными сигаретами — на зоне их все равно ломают при досмотре. Ставки на исход процесса в этот раз никто не делал. Ощущение, что выборы для Навального кончились и его могут посадить всерьез, витало в воздухе.

Суд в Кирове начался с того, что судья Альберт Прытков отклонил все ходатайства защиты. Это был сигнал.

В соседний зал с красными креслами, где сидели те, кто не хотел толкаться за места на лавках в зале заседаний, сигнал передавался сразу через два экрана. На одном видео с камер Кировского областного суда, на другом — трансляция РАПСИ. Из знаменитостей — только Марат Гельман, который вечером открывал в Кирове выставку «Рисуем суд».

После обвинительной речи прокурора, потребовавшего вернуть Навального и Офицерова в камеру на пять лет и четыре года соответственно, у некоторых зрителей блеснули слезы.

Подсудимые стали прощаться. Петр — с Лидией, Алексей — с Юлей. Политик Навальный впервые прилюдно выглядел потерянным.

Когда судья прочитал слова «приговор изменить»,  его перестали слушать, раздался вздох. Понятно, что не зона, а что — как будто неважно. Потом даже подсудимые говорили, что условный срок — это победа, надежды на оправдательный приговор у них все равно не было.

Может быть, на сегодня самое полезное то, что Алексей Навальный и Петр Офицеров создали важный прецедент. За экономические преступления можно давать хоть и большой, но условный срок. Это новое правило в российской судебной практике публично зафиксировал мэр Москвы Сергей Собянин. «Считаю, что за экономические преступления лучше давать условные сроки — по крайней мере, по первому такому прецеденту», — сказал он.

Приговор Навальному, может быть, спасет от тюрьмы многих бизнесменов по всей России. Пусть у нас и не прецедентное право, но для судейского корпуса этот сигнал посильнее медведевской либерализации.

Я заметил, что мои либеральные друзья, которые год назад говорили, что Навальный националист, и не могли с этим смириться, написали на машинах его имя, а сейчас с пониманием относятся к идее срочного ввода виз с соседними странами. Люди не могут долго жить в состоянии раздвоения личности – если их заставить защищать человека, скоро они начнут защищать его идеи.

Суд по делу «Кировлеса» закончился, больше Навальному там делать нечего. Фирменный поезд «Вятка» остановился на Ярославском вокзале. Интересно, как сам Навальный потом будет вспоминать это время? И как его припомнят ему: как неудачу управленца, которая закончилась приговором, или как старт жизни в большой российской политике. 

Из процесса по «Кировлесу» Навальный вышел федеральным политиком — хотя и без права избираться в течение тех самых пяти лет условного срока.

А у следователей есть еще два дела на Навального. Следующий суд может начаться уже в январе.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.