Лобковская пропаганда: удар по святому месту

И так далее с Михаилом Фишманом (архив)
22 марта 2013
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Михаил Фишман

Комментарии

Скрыть

Павел Лобков о защите чувств. Любых чувств.

Верующего оскорбить проще простого. В Москве открывается храм кошки – вот за этими темными стеклами он будет располагаться. Так что достаточно встать с одиночным пикетом, чтобы символизировать оскорбление религиозной святыни.

Когда депутаты вносили свой исторический законопроект о защите чувств верующих, наверное, перед их внутренним взором представали кресты и купола, полумесяцы, звезды Давида и статуи Будды. В России же как бы четыре главных конфессии, но эту смелую гипотезу развенчало правовое управление самой Думы.

В законодательстве Российской Федерации отсутствуют понятия «религиозные чувства» и «религии, составляющие неотъемлемую часть исторического наследия народов России».

Из заключения правового управления Госдумы от 18 марта 2013 года.

Так что защищать придется всех – и у прихожан храма кошки шансов не меньше чем… прости, Господи. И среди них есть очень влиятельные. Вот, например зампред совета федерации Александр Торшин, ярый сторонник легализации огнестрельного оружия, запостил котика в твиттере. И еще одного – его клыки не сулят святотатцам ничего хорошего. А судя по всеобщей любви к котикам в социальных сетях, перед армией защитников храма кошки померкнут и казаки, и сам Дмитрий Энтео.

Закон должен будет защищать и такие религии. Это капище неоязычников в московском парке Царицыно, и, кажется, оно вполне обитаемо. Это,  кажется, даждь Бог, и ему принесли гречневую кашу, яблоки – это для птиц, потому что в них обитают души умерших. И этим идолам уже пытались нанести увечья, поджечь и ослепить. Достаточно нарисовать крест – и дело сделано. Так что у поклонников культа будут все возможности привлечь святотатцев к уголовной ответственности.

Но как-то не похоже, что эти верующие – вот они бьют в барабаны на русском марше – собираются глотать пыль в судах.

Ответственность за злодеяние, направленное против нашей Русской Родной традиции и культуры, взяла на себя экстремистская группировка, входящие в её состав личности по псевдонимами ЯР, Лют и Крысень.

В 2008 году, когда капище сожгли, язычники просили найти Крысня и привлечь его по 282-й экстремистской статье. Теперь Госдума подарит этим божьим людям одну статью в Уголовном кодексе.

Сейчас я буду оскорблять религиозные символы. В Польше существует движение пастафарианцев, они верят что вселенную создало великое макаронное божество, оно же «его макароннейшество». Символом его является любая макаронина любой формы. Сейчас они обратились в Европейский суд по правам человека, чтобы тот надавил на польское правительство и их признали официальной религией. А в Польше уже существует закон о защите религиозной символики, принятый естественно по инициативе католической церкви. Если все-таки макаронников признают религией, я отвечу по всей строгости польского закона.

На самом деле, макаронное божество придумал канзасский атеист Бобби Хендерсон в ответ на решение властей преподавать в школах теорию сотворения мира параллельно с теорией Дарвина. Польская епархия оказались впереди прогресса, потому что о своей вере в Летающего макаронного монстра сообщили несколько юридически подкованных членов сейма. А вот российским атеистам до сих пор приходится оправдываться.

Анна Клюкина: «Что такое Дарвин? Дарвин был вообще священник… На самом деле он глубоко верующий человек».

Кого убеждает директор Дарвиновского музея – меня или банду Энтео, который так не хочет происходить от обезьяны, что по этому поводу  неделю назад устроил в музее погром?

А вы бы хотели, чтоб по новому закону те, кто осквернил святыни науки, получили год условно? – « Нет, я бы не хотела, но музеи бедные, я хотела бы чтобы возместили материальный ущерб. Тащили вышку, нанимали верхолазов, чтобы снимали там их флаг дурацкий».

А собственно никто этих атеистов-дарвинистов защищать и не собирается – не для них статья писана. Зато святыни теперь будут обнаруживаться в самых неожиданных местах. Такое уже несколько лет происходит, например,  в Колумбии: стоит нефтяной компании открыть где-то месторождение нефти, тут же индейцы заявляют, что место-то намоленное, души предков и так далее.

Будем стоять насмерть, но не пустим экопетроль и репсоль на наши святые места.

Компании отступают или договариваются, покупая индульгенцию за несколько миллионов долларов. Какие блестящие перспективы открываются перед народами, населяющими российский север – на их землях добывается наше углеводородное все, и как рядом с газпромовской скважиной не стать теперь шаманистом или анимистом?

За прошлогодние бесовские дрыгания в известном храме девушки из Pussy Riot получили «двушечку». Тогда даже пол не поцарапали. За обливание там же чернилами икон главного иконостаса некто Юрий Пиотровский, просидевший полгода под следствем, получил год, который ему зачли – и он вышел на свободу. Видимо, потому что не просил Богородицу прогонять Путина.

А ведь статья была что надо: «Вандализм, совершенный по мотивам религиозной ненависти и вражды». В УК она идет под номером 214. Чуть выше – 213-я – «Хулиганство», по которой и посадили Pussy Riot.  В меню еще есть номер 148 – «Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести». На сладкое – 282-я – экстремистская – прямая наследница сталинской 58-й, сажай–не хочу.

Для кого же готовят специальную, 243-ю – неужели для нефтяных компаний, сверлящих священные урочища? Или для Люта и Крысеня, поджигателей языческих идолов?

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.