"Зона. Урановые лагеря Чукотки"

Здесь и сейчас
5 апреля 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть

После аварии в Японии тема радиации и смертельно опасного заражение внезапно очертилась и в искусстве — причем сама по себе, без привязок к трагедии 11 марта и атомной станции "Фукусима-1".

Недавно на экраны вышел фильм Александра Миндадзе "В субботу" — о свадьбе на фоне чернобыльской катастрофы. Сегодня в музее истории ГУЛАГа открылась выставка, которая тоже незримо пересекается с радиоактивной темой.

"Зона. Урановые лагеря Чукотки" — это выставка фотографий военного археолога, фотографа и журналиста Александра Зелинского — о лагерях, где заключенные добывали сырье для первых советских атомных бомб.

О выставке рассказывает Анна Монгайт.

Анна Монгайт: Если бы не музей ГУЛАГа, казалось бы, что это такие тревел-фотографии – прекрасные, заросшие цветами сопки, под которыми кроется на самом деле гробовой ужас. Самые страшные урановые рудники, память о которых фактически до сих пор засекречена. Но остались бараки, шахты, истлели фактически только деревянные крыши. Зелинский увлечен новым направлением военной археологии, очень любопытным – разведкой брошенных лагерей. Проблема только в одном – непонятно куда девать найденные артефакты, современное общество ими не интересуется.

Чукотские урановые разработки – это было особое, вдвойне жуткое место, даже до сих пор засекречена статистика сколько там погибло и кто погиб, то есть это бескрайние кладбища, помеченные только табличками с номерами. Кладбища сохранились прекрасно. Смертность была феноменальной даже для Дайлага, который был создан для колонизации севера в 31-ом. Ситуация на Чукотке отличалась от всей ситуации по стране, там был особенно чудовищный климат, и особенно высокий фон радиоактивный. Там такая сшибающая с ног радиация до сих пор зашкаливает в районе обогатительного комбината, где незахороненными остались радиоактивные отходы, и местные там не бывают. Лагерь функционировал с 51-го по 53-ий, и когда появилась нужда в топливе для первых атомных бомб, он был срочно создан, и точно так же экстренно свернут в 53-ем. Разработки курировал лично Берия. Сюда отправлялись здоровые молодые мужчины, за з года 10 тысяч человек там побывало, и вернулись немногие. В 53-ем всех вывезли и, уникальная история, практически весь этот пласт истории удалось начисто забыть. Очень показательная истории в этой части разработки в другой части Дайлага, на Колыме. Ее заново нашли спустя 30 лет, когда местные жители начали пасти там оленей, и олени начали лысеть и умирать. Выяснилось, что там осталось незахороненной существенная часть вот этих отходов.

О той жизни жители Чукотки сейчас практически ничего не помнят, хотя это было примерно 50 лет назад, не в каком-то большом промежутке времени. О том, что же там происходило, Зелинскому рассказали люди, которые все это еще застали. Давайте послушаем.

Александр Зелинский: "Вокруг были сплошные лагпункты в конце 50-х годов, кроме заключенных там практически никого не было. И были очень серьезные проблемы, когда происходили амнистии, и местные жители (там были не только заключенные, а еще и местные жители), они были практически осаждены людьми, которые не могли выбраться с Чукотки. То есть амнистия уже прошла, а выбраться с Чукотки они не могут."

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия