Журналист Павел Фельгенгауэр: использование ПЗРК доказывает, что боевое ядро в Славянске – это российский спецназ

Поделиться  
Слушать  
Другие выпуски
Отключить рекламу
Сообщить об ошибке

Отключение видеорекламы на месяц

В опцию входит:

  • отключение рекламы во всех архивных роликах перед проигрыванием, во время постановки на паузу и после проигрывания ролика
  • отключение дополнительных рекламных роликов в прямом эфире, за исключением эфирной рекламы

Опция позволит вам смотреть прямой эфир и архивные ролики на сайте, в мобильных приложениях, SmartTV-телевизорах, через приставки и другие устройства без рекламных вставок.

Если при просмотре видео у вас возникли проблемы, пожалуйста, укажите их

Другой вариант

О ситуации в Славянске мы поговорили с военным обозревателем «Новой газеты» Павлом Фельгенгауэром.

Лобков: Павел, это не первый конфликт подобного рода, который вы наблюдаете. Это и Приднестровье, которое объявило себя независимым, это конфликт в Грузии, я имею в виду Южную Осетию и Абхазию, внезапно восставшие, в которых сформировалось ополчение, не говоря уже о многочисленных примерах в Средней Азии. Этот конфликт, это развитие событий в Славянске чем-то кардинально отличается от всего того, что вы наблюдали до сих пор?

Фельгенгауэр: Вообще каждый конфликт в своем роде уникален. А то, что сейчас происходит в Славянске сегодня конкретно, это очень прояснило картину. Картина сегодня намного яснее, чем она была даже вчера, когда можно было предполагать, а сейчас все, в общем и в целом, совершенно ясно и понятно, что боевое ядро боевиков в Славянске – это российский спецназ. Это не то, чтобы ополченцы, это просто спецназ.

Лобков: Я поэтому и задал свой вопрос, потому что по прошествии какого-то времени выяснялось, что 1992 году в Абхазии там тоже не мирные крестьяне были ядром этих ополченцев.

Фельгенгауэр: Там тоже помогали, выдавали оружие, участвовали в боевых действиях. Сам я беседовал с нашими летчиками, которые бомбили грузин, замазав грязью звезды на своих боевых вертолетах. Здесь то, что сегодня были использованы, причем весьма эффективно, ПЗРК, неделю назад использовали ПТУР в Краматорске, еще можно было сомнения выдвигать. Но использование ПЗРК – это означает, что не только это использовали люди, которые умеют этим пользоваться, но и то, что это оружие, которым вооружено боевое ядро боевиков, было выдано в российских вооруженных частях, причем совсем недавно. Это, что называется, не со склада, а из боевых частей, и тайно введено на Украину, потому что у ПЗРК российского производства, советского есть одно слабое место – это аккумулятор, который довольно быстро садится.

Там, во-первых, надо очень быстро успеть навести, чтобы оголовка самонаведения взяла цель, пока напряжение не упало, а для этого нужен опытный человек. А второе – при хранении эти аккумуляторы быстро разряжаются, так что брать откуда-то со склада нельзя. И третье – это то, что эти ПЗРК имеют систему распознавания свой-чужой. Если даже предположить, что это были похищенные украинские ПЗРК, типа «Игла», они по украинским вертолетам бы, там бы сработала система блокировки. То есть это из российских вооруженных сил взято, и они недавно прошли ТО. Других объяснений здесь быть не может.

Еще очень важная вещь, ведь сегодня в Москве праздник, и МИД не должен работать, тем не менее, наш МИД  выдал официальное заявление о том, что в Славянске переговариваются боевики, украинские от «Правого сектора» на английском языке. Откуда они в выходной день в МИДе это узнали и выпустили сразу заявление? То есть, очевидно, что ядро тех людей, которые действуют в Славянске, напрямую координируют свою работу с российским МИДом.

Лобков: Такие новости могут приходить из российского Генштаба, передаваться в МИД для распространения.

Фельгенгауэр: Я не думаю, что это Генштаб. Я думаю, что координация в данном случае осуществляется через Кремль. Обычно в таких операциях, это было в 1994 году так называемая «Антидудаевская оппозиция», там была наша авиационная поддержка.

Лобков: Там был целый зампред ФСБ Степашин.

Фельгенгауэр: Нет, там был совершенно не зампред Степашин, там был Шахрай и еще кое-кто. Я знаю, кто этим занимался тогда, я обсуждал это тогда же с начальником Генерального штаба. Он мне говорил: «Мы не занимаемся, мы им только оказываем поддержку».

Лобков: А эта тактика: мирные жители – они же ополченцы, то есть в случае, если атакуют, достигают успехов, как мы сегодня говорили с самопровозглашенным мэром Славянска Вячеславом Пономаревым, это ополченцы, а если это жертвы, то это, конечно, мирные жители. Эта тактика живого щита – это типичная ситуация? И сможет ли она сейчас в 21 веке на Украине сработать?

Фельгенгауэр: Там есть боевое ядро боевиков, а есть те, которые, теперь это совершенно очевидно, что это спецназ, управляемый из Москвы. Кстати, если что-то нужно, то они посылают Лукина. Чтобы они отпустили взятых в заложники инспекторов ОБСЕ, достаточно позвонить из Москвы – и через пять минут отпустят, потому что это люди служивые. Там еще местных привлекли, раздали им лишнее оружие, которое взяли у местных милиционеров или еще где-то. Это расходные материалы. А в принципе спецназ делает так, как его учили, спецназ действует так, как он должен действовать в тылу врага: берут заложников, берут пленных, пытают пленных, используют заложников как живой щит. Так в принципе готовился действовать спецназ на вражеской территории в Европе, например, в случае войны.

Лобков: Одновременно вдруг новая горячая точка в Одессе, пока еще непонятно, кто  начал, то ли противники официального Киева, то ли те, кто по традиции, причисляется к евромайдановцам. Это случайно или это тоже скоординированная политика, как вы считаете?

Фельгенгауэр: Одесса – очень важная цель. Там шло достаточно давно предположение, что туда кто-то может выдвинуться из Приднестровья, где есть российские силы, в том числе вооруженные. Насколько я знаю, пока в Одессе таких серьезных дел нет. Вообще, я думаю, сейчас спецназ постарается из Славянска просочиться, боевое ядро, чтобы продолжать в другом месте до тех пор, пока не будет принято решение о вхождении регулярных сил России на территорию Украины, если оно будет сейчас принято. Это не цель спецназа – вести общевойсковой бой с украинскими вооруженными силами, их не для этого готовят. Они действуют всегда тихо, исподтишка, удар - отход. Вести позиционные боевые действия – это не их стиль. И они прекрасно понимают, что их там просто перебьют.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Как дети богатых родителей помогли появиться статье за «опасное вождение»
Уроки воспитания от самых богатых людей мира. Детям деньги не нужны
Пять лучших фильмов Каннского фестиваля. Выбор Дениса Катаева
Искусство «культурного» развода. Четыре совета от женщин и один от мужчины.
Как отличается зарплата мужчин и женщин в России, Англии и США. Советы женщинам, как добиться более высокой оплаты труда
Самые громкие скандалы с гимнами. Наш рейтинг
100 лет со дня гибели российской подлодки «Сом» в водах Швеции. Правнуки командира приняли участие в памятной церемонии
Семь вопросов к рэперу Басте
Обмен Савченко на «бойцов ГРУ». Хроника событий за три минуты
Куда из России «утекают мозги»?
«Все ненавидят полицию». Как французы сражаются с трудовой реформой
Крушение самолета EgyptAir. Все факты за две минуты
Какой бизнес контролируют мигранты, кроме похоронного
Как Instagram манипулирует женщинами. Версия Ирана
Крымские татары — везде чужие? История притеснений от 1944 до 2016
Четыре драки на спортивных соревнованиях. Самые громкие скандалы последних лет
Пять историй нападений казаков. Как они «охраняют порядок на своей земле»
Олег Кулик и Петр Павленский обсуждают политическое искусство. Видео из зала суда
Зачем российские миллиардеры продают свои яхты
«Евровидение»: плагиат или цитирование? Главные итоги конкурса. Все что надо знать о «Евровидении» в этом году
Тульский «чрезвычайный рэп», слон в фонтане и никакой «Обамки». Новости регионов
Как сожгли дом Рамазана Джалалдинова, бросившего вызов Кадырову. Вся история за минуту
Российские журналисты о разгроме РБК. Лучшие цитаты из нашего спецэфира
Хронология скандалов в РБК за две минуты. От обысков в главном офисе ОНЭКСИМ до увольнений руководства холдинга
Из партизан — в президенты Бразилии. Политическая карьера Дилмы Русеф
Сверхбыстрый поезд от Илона Маска против тепловоза с ракетным комплексом. Будущее технологий в Америке и России
Власть против Монстрации: самые яркие моменты
Парад Победы стоил 300 миллионов. На что их потратили?
Болотное дело четыре года спустя. Как разгоняли протест оппозиции, и сколько людей всё еще в тюрьме
Что случилось за майские праздники. Главные новости
За что российского пилота «Формулы-1» Даниила Квята отчислили из команды «Ред Булл»
От скандала с офшорами до запрета меджлиса. Главные новости апреля
День дождения глазами подписчиков
Сын миллиардера или выходец из семьи иммигрантов. Кто станет новым мэром Лондона?
Семь заповедей Петра Павленского
Неудачные кадры военной операции ИГ
Воркута ждет. Зачем ехать в отпуск в русскую Арктику
Нештатные ситуации в прямом эфире
Шесть правил жизни Бейонсе
Самая короткая история космодрома «Восточный». Во сколько обошлось его строительство, из-за чего переносили первый запуск ракеты, и почему он так и не состоялся
Как Сталин вернулся в нашу жизнь и даже в политику
Как православный активист подрался с лидером блэк-метал группы. «Мы сделали все, чтобы это шоу уродов не состоялось»
Татьяна Москалькова: что мы знаем о новом уполномоченном по правам человека
Как в Америке борются с пережитками рабовладения, пока в России возводят памятники Сталину
Как мэрия украсила Москву к весне на 190 миллионов
Эмоции на Дожде. Самое смешное за шесть лет
Оговорки и неполадки в эфире Дождя. Самое смешное за шесть лет
Как пережить кризис? Советы Александра Аузана
Что будет, если людям начнут выплачивать деньги просто так. Опыт Намбии, Голландии, и Финляндии
Квача — самое выгодное вложение 2016 года
Переписка Владимира Путина и россиян. Главное из «Прямой линии» с президентом
Киберпреступность — угроза для человечества?
Пять стратегий из «Монополии», необходимых в реальной жизни
Уполномоченный по защите животных. Кто мог бы им стать?
Лучшие вопросы Путину 2016
Четыре совета для тех, кто хочет переехать за границу
На сколько миллионов выросли доходы Путина, Медведева, Володина и других в 2015. И что произошло с заработком обычных россиян
Ограничить интернет, проверить молодежь, ввести идеологию. Как Бастрыкин пресекает попытки Запада раскачать ситуацию в России
Ограничить интернет, проверить молодежь, ввести идеологию. Как Бастрыкин пресекает попытки Запада раскачать ситуацию в России
Видеоблогер собрала начала и концовки сериалов и фильмов
Сколько ошибок в расследовании «России 1» о Навальном
Кто такие Бут и Ярошенко, на которых могут обменять Савченко
«Бред», «ничего нового» и другие реакции на Panama papers
«Бред», «ничего нового» и другие реакции на Panama papers
История столкновений в Нагорном Карабахе за минуту
«Вброс» против Путина: что это было
Как бегать правильно. Три совета от чемпиона мира Колина Рэя Джексона
От отставки Чурова до «компроматов» на Путина. Главные итоги марта
Скоро на Дожде. Документальный фильм о Сергее Михалке и группе Brutto
Эльфы и тролли против кризиса. Как они спасли экономику Исландии
Пользователи «Твиттера» проверили, можно ли упасть на банановой кожуре
У кого из друзей Путина журналисты нашли панамские офшоры
Что представляет из себя секта «Аум Сенрикё». И почему её основатель делал ставку на Россию
Как стать успешным? Шесть правил для лидеров
Скоро на Дожде фильм о Сергее Михалке и группе Brutto. Видео с репетиционной базы
Статистика российских судов за 2015 год. Скольких людей осудили, приговорили к пожизненному заключению и скольких оправдали
Восемь вопросов владельцу Московского кредитного банка Роману Авдееву
Где хотят работать россияне
Не сообщил о готовящемся преступлении — в тюрьму
Сколько музыкальных инструментов можно купить на $2 млрд.
На что хватит $2 млрд
В каких странах еще существует Нацгвардия. И что она там из себя представляет
Три анекдота от Юрия Лозы
Как ремонтируют дороги в разных городах России
Музеи, которые нужно обязательно посетить. Выбор режиссера Кирилла Серебренникова
Юрий Лоза против Led Zeppelin и Rolling stones. Как отреагировали в соцсетях
Особенности национального трудоголизма
Зачем государству война в телевизоре, и есть ли предел у пропаганды. Выводы доклада Центра Карнеги «Хотят ли русские войны» за полторы минуты
«Выживший»: человек, который пережил три теракта
Почему визит Обамы на Кубу — это действительно важно
История противостояния экс-владельцев ЮКОСа и российских властей
Все, что известно о терактах в Брюсселе за полторы минуты
Дебаты Навального и Познера. Самое интересное за минуту
Как выносили приговор Надежде Савченко
О крушении «Боинга» в Ростове-на-Дону — за минуту
Познер и Навальный играют в «Пойми меня»
Что случилось в Минкульте. И придут ли теперь за Мединским
13 вопросов бизнесмену и певцу Эмину Агаларову
Дебаты Мовчана и Титова. Самое важное за минуту
Уникальные фото питерского рок-клуба
Как женщин вербуют в ИГИЛ и сколько им платят
Чернобыль и Фукусима. Как правительства замалчивают реальную угрозу
Жив Джон Сноу или нет? Вгляделись в трейлер «Игры Престолов» повнимательнее
11 советов для успеха в бизнесе от Дональда Трампа. «Думайте о себе как о выдающемся мыслителе»
Полицейские-бомжи, блины на лопатах, 1993 возвращается. Breaking Mad с Владимиром Роменским
Итоги операции России в Сирии за полторы минуты
Дома без крыш и воды. Как живет город в Карелии в 100 км от финской границы
Роменский и шоколадная ярмарка
Российские спортсмены и мельдоний. Вся история последних допинговых скандалов за минуту
Любимый алкоголь и самая странная привычка Валерия Сюткина
Сколько стоили советские товары в пересчете на современные деньги
«Лежать на дне — это не развитие». Шесть вопросов Наталье Зубаревич
Энциклопедия цензуры на федеральных каналах. Краткое содержание
Чему можно научиться и куда устроиться в кризис
Во что вложить 4 млн рублей и другие ответы Сергея Алексашенко
Главные нестыковки в деле Савченко
Короткий месяц, но насыщенный. Главные новости февраля
Сколько людей погибает в шахтах в России
Скоро. Первый документальный фильм про Сергея Михалка и Brutto
11 вопросов новому лидеру «Правого дела»
Как беженцы стали главной темой Берлинале
Испытание российской модой. Как Владимир Роменский приоделся на выставке текстильной промышленности
Взрыв в Анкаре. Самое важное за полторы минуты
Как не сесть за репост. Полезная памятка
Почему Медведев не увидел нового стадиона в Калининграде
Известные экономисты дают советы правительству
Надводный трамвай как альтернатива метро
«Короли госзаказа» — самые родные, таинственные и всеядные
Пять вопросов участникам «Квартета И»
Кому достанется «Домодедово» после дела Каменщика?
История «лайка» за минуту
Как в Москве сносят исторические здания
Инструкция. Как жить с кредитами
Испытание российской едой. Завтрак по-репортерски Владимира Роменского
В чем копить, о чем читать и что делать. Девять вопросов к Гонтмахеру
10 каверов на песню Дэвида Боуи Space Oddity
Пять причин стать волонтером
«Сегодня снесли киоски, а завтра снесут вашу квартиру». Как Григорий Ревзин, Антон Носик, Елена Памфилова и другие в соцсетях отреагировали на снос ларьков
«Богатые русские дети» в инстаграме
«Пойми меня» с Юрием Сапрыкиным и Александром Липницким
Снос города из трущоб около МГУ
Быть или не быть новому правительству?
Три главные цитаты дня
17-летняя звезда рунета певица Монеточка отвечает на вопросы Дождя. «Папа говорит, что Крым не наш, я говорю, что наш»
Как мы беднеем. Помогаем пережить кризис вместе с Рейчел и Лебовски
14 вопросов Александру Васильеву
Белковский на Дожде. Лучшее
Лучшие сериалы «Амедиатеки» на Дожде
Полная версия
Полная версия
Полная версия