Журналист Павел Фельгенгауэр: использование ПЗРК доказывает, что боевое ядро в Славянске – это российский спецназ

Комментарии

Скрыть

О ситуации в Славянске мы поговорили с военным обозревателем «Новой газеты» Павлом Фельгенгауэром.

Лобков: Павел, это не первый конфликт подобного рода, который вы наблюдаете. Это и Приднестровье, которое объявило себя независимым, это конфликт в Грузии, я имею в виду Южную Осетию и Абхазию, внезапно восставшие, в которых сформировалось ополчение, не говоря уже о многочисленных примерах в Средней Азии. Этот конфликт, это развитие событий в Славянске чем-то кардинально отличается от всего того, что вы наблюдали до сих пор?

Фельгенгауэр: Вообще каждый конфликт в своем роде уникален. А то, что сейчас происходит в Славянске сегодня конкретно, это очень прояснило картину. Картина сегодня намного яснее, чем она была даже вчера, когда можно было предполагать, а сейчас все, в общем и в целом, совершенно ясно и понятно, что боевое ядро боевиков в Славянске – это российский спецназ. Это не то, чтобы ополченцы, это просто спецназ.

Лобков: Я поэтому и задал свой вопрос, потому что по прошествии какого-то времени выяснялось, что 1992 году в Абхазии там тоже не мирные крестьяне были ядром этих ополченцев.

Фельгенгауэр: Там тоже помогали, выдавали оружие, участвовали в боевых действиях. Сам я беседовал с нашими летчиками, которые бомбили грузин, замазав грязью звезды на своих боевых вертолетах. Здесь то, что сегодня были использованы, причем весьма эффективно, ПЗРК, неделю назад использовали ПТУР в Краматорске, еще можно было сомнения выдвигать. Но использование ПЗРК – это означает, что не только это использовали люди, которые умеют этим пользоваться, но и то, что это оружие, которым вооружено боевое ядро боевиков, было выдано в российских вооруженных частях, причем совсем недавно. Это, что называется, не со склада, а из боевых частей, и тайно введено на Украину, потому что у ПЗРК российского производства, советского есть одно слабое место – это аккумулятор, который довольно быстро садится.

Там, во-первых, надо очень быстро успеть навести, чтобы оголовка самонаведения взяла цель, пока напряжение не упало, а для этого нужен опытный человек. А второе – при хранении эти аккумуляторы быстро разряжаются, так что брать откуда-то со склада нельзя. И третье – это то, что эти ПЗРК имеют систему распознавания свой-чужой. Если даже предположить, что это были похищенные украинские ПЗРК, типа «Игла», они по украинским вертолетам бы, там бы сработала система блокировки. То есть это из российских вооруженных сил взято, и они недавно прошли ТО. Других объяснений здесь быть не может.

Еще очень важная вещь, ведь сегодня в Москве праздник, и МИД не должен работать, тем не менее, наш МИД  выдал официальное заявление о том, что в Славянске переговариваются боевики, украинские от «Правого сектора» на английском языке. Откуда они в выходной день в МИДе это узнали и выпустили сразу заявление? То есть, очевидно, что ядро тех людей, которые действуют в Славянске, напрямую координируют свою работу с российским МИДом.

Лобков: Такие новости могут приходить из российского Генштаба, передаваться в МИД для распространения.

Фельгенгауэр: Я не думаю, что это Генштаб. Я думаю, что координация в данном случае осуществляется через Кремль. Обычно в таких операциях, это было в 1994 году так называемая «Антидудаевская оппозиция», там была наша авиационная поддержка.

Лобков: Там был целый зампред ФСБ Степашин.

Фельгенгауэр: Нет, там был совершенно не зампред Степашин, там был Шахрай и еще кое-кто. Я знаю, кто этим занимался тогда, я обсуждал это тогда же с начальником Генерального штаба. Он мне говорил: «Мы не занимаемся, мы им только оказываем поддержку».

Лобков: А эта тактика: мирные жители – они же ополченцы, то есть в случае, если атакуют, достигают успехов, как мы сегодня говорили с самопровозглашенным мэром Славянска Вячеславом Пономаревым, это ополченцы, а если это жертвы, то это, конечно, мирные жители. Эта тактика живого щита – это типичная ситуация? И сможет ли она сейчас в 21 веке на Украине сработать?

Фельгенгауэр: Там есть боевое ядро боевиков, а есть те, которые, теперь это совершенно очевидно, что это спецназ, управляемый из Москвы. Кстати, если что-то нужно, то они посылают Лукина. Чтобы они отпустили взятых в заложники инспекторов ОБСЕ, достаточно позвонить из Москвы – и через пять минут отпустят, потому что это люди служивые. Там еще местных привлекли, раздали им лишнее оружие, которое взяли у местных милиционеров или еще где-то. Это расходные материалы. А в принципе спецназ делает так, как его учили, спецназ действует так, как он должен действовать в тылу врага: берут заложников, берут пленных, пытают пленных, используют заложников как живой щит. Так в принципе готовился действовать спецназ на вражеской территории в Европе, например, в случае войны.

Лобков: Одновременно вдруг новая горячая точка в Одессе, пока еще непонятно, кто  начал, то ли противники официального Киева, то ли те, кто по традиции, причисляется к евромайдановцам. Это случайно или это тоже скоординированная политика, как вы считаете?

Фельгенгауэр: Одесса – очень важная цель. Там шло достаточно давно предположение, что туда кто-то может выдвинуться из Приднестровья, где есть российские силы, в том числе вооруженные. Насколько я знаю, пока в Одессе таких серьезных дел нет. Вообще, я думаю, сейчас спецназ постарается из Славянска просочиться, боевое ядро, чтобы продолжать в другом месте до тех пор, пока не будет принято решение о вхождении регулярных сил России на территорию Украины, если оно будет сейчас принято. Это не цель спецназа – вести общевойсковой бой с украинскими вооруженными силами, их не для этого готовят. Они действуют всегда тихо, исподтишка, удар - отход. Вести позиционные боевые действия – это не их стиль. И они прекрасно понимают, что их там просто перебьют.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Присоединяйся к 71 128 подписчикам Дождя
Оформи подписку