Журналист Орхан Джемаль: «Убийство всех террористов – провал французской полиции»

Здесь и сейчас
10 января 2015
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Итак, два штурма прошли в Париже. Как сообщают французские СМИ, убиты братья Шериф и Саид Куаши, которых обвиняют в нападении на редакцию саркастического издания Charlie Hebdo 7 января, когда погибли 12 человек. А также их сообщник 32 летний Амеди Кулибали.

С самого утра братья Куаши забаррикадировались в 40 километрах к северу от Парижа, в типографии в месте под названием Даммартен ан Гоэль. И вот с утра сегодня их окружили в здании типографии. Они удерживали одного заложника, его удалось спасти.

Около 4 часов дня по московскому времени, уже на востоке Парижа, в районе Порт де Винсен произошла перестрелка и другой нападавший захватывает 5 заложников, среди них женщины и дети, и укрывается в магазине кошерной еды. Французские СМИ при этом сообщают, что в ходе перестрелки погибли два человека. Позднее это опровергают.

Полиция начала одновременно штурм двух зданий ровно в 7 вечера по московскому времени. Итог – террористы убиты, заложники спасены.

Кремер: Орхан, скажите, если вы слышали то, о чем говорил Максим Шевченко, согласны ли вы с этим?

Джемаль: Здравствуйте, я не слышал.

Кремер: Тогда просто ваше мнение о том, кто может стоять за этими террористическими атаками? В чьих интересах это могло быть сделано? Насколько самостоятельны были террористы и их действия?

Джемаль: Увы, результат спецоперации таков, что подозреваемые убиты, так что вряд ли мы когда-то теперь это выясним. У нас есть два трупа и куча вопросов.

Кремер: Каких вопросов? Какие для вас вопросы являются самыми важными и есть ли какие-то предположения по поводу того, что это могло быть?

Джемаль: Прежде всего, вопрос заключается в том, это была некая оторванная ячейка, непонятно с кем связанная и непонятно чем руководствующаяся, или они выполняли чьи-то инструкции, чьи-то указания, реализовывали чей-то план. Мы помним 70-е годы, когда Франция страдала от «левого», так называемого, терроризма, но тогда, по крайней мере, была понятно иерархия: кто с кем связан, чьи решения она реализует и выполняет. К сожалению, сейчас мы этого не видим и не понимаем.

Кремер: Если вы наблюдали, вы знаете ход спецоперации, как она проводилась, как вы оцениваете, насколько профессионально действовали французские силовики?

Джемаль: Я думаю, что в этой ситуации, когда Париж оказался под ударами, не под одним ударом, а под несколькими, нужно было кровь из носу получить кого-то живым. Убийство обоих – это провал.

Кремер: Вам кажется, что это было возможно в ситуации, когда были заложники?

Джемаль: Мне кажется, что в данной ситуации получить хотя бы одного живого боевика – это была задача номер один.

Кремер: Существует еще, насколько известно, четвертая девушка, насколько она участвовала в этом – непонятно, но это девушка одного из убитых террористов. И она по-прежнему не найдена, судя по всему, она жива.

Джемаль: Так можно пристегивать кого угодно: девушек, родственников, племянников, друзей детства, учителей.

Кремер: Шансов разузнать, что это было, кто за этим стоял, нет, вы хотите сказать?

Джемаль: Если есть угроза, если есть некий центр, откуда доносится удар, то нужно вычислить – есть ли он или его нет. Это задача номер один. На самом деле, эта задача, как бы цинично это ни звучало, более важная, чем сохранение жизни заложников.

Фото: АР

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.