Журналист Орхан Джемаль: происходящее в Абхазии – попытка России помешать Грузии подписать ассоциативное членство с Европой

Здесь и сейчас
1 июня 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Остается неясным, подписал ли сегодня отстраненный от власти в результате переворота абхазский президент Анкваб документ о добровольной отставке или нет. Несколько часов назад один из лидеров оппозиции Сергей Шамба сообщил «Интерфаксу», что да, подписал, однако после секретарь Совета безопасности Ашуба опроверг это заявление, а после это подтвердил и сам президент, местонахождение которого достоверно неизвестно: «Я ничего не подписывал, но для меня  главное, чтобы в Абхазии не было противостояния и кровопролития», – цитирует «Интерфакс» слова отстраненного главы республики.

После визита высокопоставленных эмиссаров Москвы – помощника президента Владислава Суркова и зампреда Совбеза Рашида Нургалиева – парламент Абхазии проголосовал за проведение внеочередных выборов президента страны 24 августа 2014 года.

Кроме того, парламентарии назначили исполняющим обязанности президента республики спикера парламента Валерия Бганба. Лидер оппозиции Рауль Хаджимба накануне заявил, что Анкваб может баллотироваться на этих выборах, а сейчас создается некое коалиционное правительство, которое будет исполнять все функции по управлению государством. Формальным поводом к выступлению оппозиции, в результате которого было захвачено здание президентской администрации, были обвинения в коррупции, а также массовая раздача абхазских паспортов жителям спорного Гальского района – этническим грузинам, которые якобы могут воспользоваться этим и объявить референдум об отделении. С нами на связи по скайпу был журналист Орхан Джемаль, с которым обсудили абхазские события.

Лобков: Корни, причины этого внезапного бунта в Абхазии? Прочему такое необычное число людей – 20-30 тысяч? Почему столь высокопоставленные сотрудники администрации президента приезжают? Не стоит ли за этим рука Москвы, попытка присоединить Абхазию к России? Поскольку официально МИД заявляет, что это, конечно же, не планируется, но мы знаем, как верить официальным заявлениям.

Джемаль: Тут нужно немножко залезть в историю борьбы за власть в Абхазии и вспомнить, что в свое время после того, как умер абхазский лидер Ардзимба, была очень жесткая конкуренция между покойным уже президентом Багапшем и Раулем Хаджимбой, который пользовался поддержкой Москвы. В ту пору выиграл фактически Багапш, был заключен некий компромисс временный с Хаджимбой. Далее Багапш умер, Хаджимба не конкурировал тогда за президентское кресло, но на это кресло претендовал Шамба. И сейчас происходит практически свержение Багапши, где Шамба и Хаджимба объединились.

Лобков: Анкваба.

Джемаль: Да, извините, я оговорился. Анкваба. Тут нужно понимать, что Багапш и Анкваб, который проводил курс примерно багапшиский, они всегда были сторонниками как бы большей независимости Абхазии. То есть все признавали, что без России нельзя, но при этом они были противниками двойного гражданства, опасаясь, что богатые россияне скупят абхазские земли, они были противниками проекта досрочных аренд и так далее. В этом плане, конечно, постоянно мелькают слухи, что Хаджимба выступает за большую интеграцию, не то чтобы за слияние с Россией, но…

Лобков: Тем более, что его всегда называли прокремлевским кандидатом. И если вспомнить митинги на прошлых выборах, на них были, в частности, российские поп-звезды, которые без команды из Кремля обычно ни на какие митинги не ездят.

Джемаль: Но тут есть еще один важный момент – Анкваб был сторонником примирения с Грузией, естественно, там не возвращение к старым форматам отношений, но снятие напряженности конфликта. По паспортизации беженцев из Гальского района – это полностью укладывалось в это русло. Хаджимба – это, скорее, представитель таких абхазских националистов. Конечно, ему продвижение вперед, сворачивание этого проекта – примирение с беженцами, снятие напряженности с Тбилиси это очень напрягает и самих грузин, которые вполне могут ожидать еще одной волны депортации этнических грузин из Абхазии.

Лобков: Если говорить о влиянии того, что происходит сейчас в Крыму и в Донецкой, Луганской областях. Этот пример, когда самоорганизации или, допустим, с забросов неких сигналов в Москву Москва помогает, может ли быть, что этот пример, что все дозволено, повлиял и на абхазскую оппозицию?

Джемаль: Я не видел внутренних абхазских причин для такого развития событий. Проблемы вне всякого сомнения были. Коррупция – да, безусловно.

Лобков: А когда ее не было в Абхазии, можете назвать такой пример?

Джемаль: Бедность там была всегда. У меня возникло полное ощущение, что где-то извне дали отмашку «Вперед!», и после этого возникла та ситуация, когда на площади перед правительственным зданием состоялся митинг оппозиции, Анкваб был вынужден бежать. Ощущение внешнего регулятора.

Лобков: Если говорить цинично, если бы я был Сурков, что называется. Есть страна, огромная страна Россия, которой сейчас нужно кормить Крым и делать там витрину, которая находится в непонятных отношениях с двумя самопровозглашенными республиками на Украине, у которой явные проблемы, коль пришлось пойти на такую сделку с Китаем. При этом есть некая признанная Россия в другой ситуации – в ситуации жирных нулевых, признанная Абхазия, которая финансируется Россией, но которая не контролируется Россией. Там пропадают огромные российские деньги, кроме того, абхазские производители каждый кружок сулугуни и каждый килограмм мандаринов вынуждены провозить через полноценную таможню, поскольку граница никуда не делась. Из-за этого в Москве, например, прошлой зимой абхазские мандарины стоили вдвое дороже южноамериканских. В этой ситуации не разумнее было бы присоединить, в конце концов Абхазию, поставить там власти, которые за это присоединения, чтобы уж коли платишь, контролировать эту Абхазию?

Джемаль: Дело в том, что решается не цена мандаринов на московском рынке. Вы просто не обратили внимания, что Грузия заявила о подписании ассоциативного членства с ЕС. То есть она заявила о подписании примерно такого же формата, из-за которого буча началась на Украине. То, что происходит неожиданно совершенно, стало происходить в Абхазии, это форма давления на Грузию. Точно так же, как Луганском, Донецком и Крымом хотели поживиться в Кремле. Это такой способ диалога с Киевом. Когда Киеву надо жестко объяснить, что Киев неправ, происходит вот это. Когда нужно объяснить Тбилиси – происходит Абхазия.

Лобков: То есть это не желание присоединить Абхазию к России, а угроза неким гипотетическим присоединением?

Джемаль: Угроза гипотетическим присоединением, причем угроза такому оппоненту как Тбилиси или как Киев.

Лобков: А Грузии важно ли это, рядом же независимое государство, которое контролируется де-факто российскими войсками, или нет?

Джемаль: … а тем, что оттуда вышлют тех грузин, которые там уже есть. Грузии угрожают депортацией грузин из Гальского района.

Лобков: Таким образом, ситуация может решиться тем, что приходят те люди, которые… Кто должен прийти, в идеале образ лидера, который должен возглавить Абхазию? Что для него важно, чтобы он не воровал эти миллиарды? Или для него важно, чтобы он интегрировал этнических грузин в Абхазии, дал им все гражданские абхазские права, и тем самым ту самую перемычку с Грузией - Гальский район - закрыл бы навсегда?

Джемаль: Я немножко знаю Анкваба – он не вор. Проблема коррупции – это не то, что Анкваб разворовывал добро республики, это совершенно не так. Это деланная и вымышленная причина. Сейчас очень умеренно центрийского политика предлагают убрать и вывести на первый план Рауля Хаджимбу, который возглавляет националистов, он человек, которого поддерживают ветераны. И это может привести к обострению. Это обострение – есть форма давления на Тбилиси, это устраивает Москву.

Лобков: Хорошо, Грузия возьмет этнических грузин из Гальского района, там, по-моему, 20 или 30 тысяч человек. Это будет подвиг со стороны Грузии, безусловно, это будет поддержано Западом, это будет акт репопуляции, который сейчас в мире очень популярный. Ну и какая угроза Грузии? Ну замечательно, возьмут они своих грузин.

Джемаль: Есть альтернатива. Можно не забирать грузин, но отказаться от ассоциативного членства в ЕС. Можно отказаться от этого членства и не тратиться на прием 20-30 тысяч бегущих и Абхазии грузин, не вызывать такого недовольства внутри Грузии, потому что , конечно, внутри Грузии это будет воспринято как поражение президента, поражение правительства, как очень непопулярный шаг и так далее. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.