Журналист Наталья Геворкян: Убийство еврейских детей и африканских солдат - это национальная трагедия

Здесь и сейчас
21 марта 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Спецоперация во Франции продолжается. С самого утра полиция пытается задержать предполагаемого убийцу трех детей и учителя еврейской школы. Подозреваемый 24-летний Мохаммед Мера – житель Тулузы, гражданин Франции алжирского происхождения, забаррикадировался в доме и угрожает взрывом.

Дом оцеплен полицией, с Мера ведутся переговоры, но пока безуспешно. В перестрелке с террористом уже пострадали трое полицейских. Все внимание французов приковано к этой спецоперации - телеканалы весь день ведут прямую трансляцию с места событий.

Подробности узнали у нашей коллеги из Парижа Натальи Геворкян. 

Геворкян: Я кошу все время одним глазом на экран телевизора и если ничего не произошло за последние две минуты, это означает, что операции, судя по всему, не произошло. Это означает, что операция в Тулузе продолжается и Мохаммед Мера все еще находится в доме. Полиция отключила газ в доме, и если у него нет каких-то взрывных средств, потому что говорят, что у него есть гранаты, в общем, ему довольно сложно будет взорвать дом. Я напомню, что он говорил полиции, что сдастся во второй половине дня. Сегодня во Франции шесть часов вечера, в общем, какое-то время еще есть, но пока этого не произошло. Очень много деталей. Я, поскольку, не очень понимаю, в какой степени подробно это все освещается в России, давайте я скажу основные вещи, которые любопытны: полиция сработала, на мой взгляд, фантастически быстро. Через двое суток они нашли подозреваемого, который, собственно, не отрицает свою причастность к этим убийствам. Одновременно выяснили, что все убийства – и военных и раввина и троих детей перед еврейской школой, - все это взаимосвязано, это один и тот же человек. Одновременно выяснили, что он планировал сегодня утром новое убийство. Таким образом, операция началась в шесть часов утра, он был заблокирован в доме, что, возможно, предотвратило еще одну трагедию. Одновременно выяснилось, что он бывал в Афганистане. Вот тут начались проблемы, потому что утверждается, что он был арестован в 2007 году и сидел в тюрьме в Кандагаре, откуда бежал в 2008 после нападения моджахедов, которые освободили часть заключенных из этой тюрьмы. Эта информация тут же была опровергнута через twitter, якобы, француз в Кандагаре не сидел. Но что известно и подтверждено, что он пересекал границу и был в Афганистане. Таким образом, с одной стороны - полиция сработала очень оперативно, с другой стороны - комментаторы не очень лицеприятно говорят о спецслужбах Франции, которые должны были в таком случае за ним следить на протяжении всех этих лет очень внимательно. Президент Саркози прилетел сегодня в Тулузу в тот момент, когда пошли слухи, кстати, это, на мой взгляд, просто совпадение – о том, что якобы Мера арестован. Министр внутренних дел опроверг это, министр также в прямом эфире все время. Прокурор генеральный в прямом эфире. И Саркози сегодня появился в эфире в связи с поездкой в Тулузу. И он поехал на похороны троих солдат, которые были убиты в Тулузе и в пригороде Тулузы. Вот такая ситуация. Естественно, комментарии по поводу Саркози самые разнообразные: от «Он выиграл выборы сегодня» до «Он пиарится на трагедии». Я должна сказать, что для нас и для вас, я думаю, мы переживали аналогичные трагедии, мне кажется, что как-раз все правильно, и минимум нравственности подразумевал, что он появится на месте трагедии когда она произошла. Он это сделал в понедельник, и сегодня на похоронах солдат – это совершенно нормально. Если окажется, что спецслужбы действительно недоработали, то не факт, что вся эта ситуация скажется позитивно как-то на электоральном рейтинге Саркози. Будет любопытно за этим посмотреть в ближайшие пару дней. Но мнения у французов совершенно разные. Но хочу сказать одну вещь: правда, всех потрясла эта трагедия. И это трагедия национального уровня. И когда сегодня Саркози выступал на похоронах вот этих молодых ребят, солдат погибших, он говорил, хоть все они были выходцами из Африки, в том числе и двое мусульман, он говорил о том, что это французские солдаты, мы потеряли наших солдат, но Франция не встанет на колени, ее невозможно напугать. Мне кажется, что эти слова было важно услышать людям, потому что люди боятся. И это естественно в такой ситуации.

Казнин: А нет подробностей, как вышли так быстро на предполагаемого преступника? С одной стороны, Тулуза по меркам России – город небольшой, около четырехсот тысяч. Были, может быть, какие-то сведения от людей, от жителей города?

Геворкян: Были вот какие сведения: за несколько часов до начала спецоперации в Тулузе неизвестный позвонил на «FRANCE 24», телекомпанию. Сказал, что убийство – это его рук дело, описал детали убийства, журналисты тут же перезвонили в полицию. Полиция сказала, что этот звонок от журналистов был не напрасный, - полиция якобы с понедельника взяла на контроль переговоры, мобильные телефоны, телефоны все, собственно, подозреваемого. Также известно, что он пытался перекрасить скутер и перепрограммировать навигационную систему GPRS. Он не успел этого сделать. В общем, больше всего похоже, что с понедельника полиция начала следить. Еще известно, что полиция перелопатила порядка 30 тысяч документов за эти двое суток, пытаясь понять, кто может быть причастен к этим убийствам. Но очень похоже, что уже с понедельника он был под наблюдением и, видимо, помог вот этот звонок, просто я пока не очень понимаю логику этого звонка, но тем не менее, звонок журналистов в полицию тоже помог. То есть, как-то они его уже вычислили. Полицейские говорят, что они вычислили его по скутеру в том числе, они начали наблюдать по скутеру. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.