Максим Шевченко: восставшие жители Донбасса не очень рвутся в Россию и понимают, что военную поддержку им не окажут

Здесь и сейчас
16 апреля 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

На востоке Украины не утихают протесты против новых властей в Киеве. Журналист Максим Шевченко побывал в Луганске и Донецке, и рассказал «Дождю» о настроениях жителей восточных регионов Украины, о том, кто входит в состав ополчения, о требованиях протестующих и их ожиданиях от позиции России по украинскому вопросу.

Белоголовцев: Как вам видятся события на востоке Украины, где с одной стороны некоторые украинские военные переходят на сторону ополченцев, а с другой – стягиваются все новые колонны украинской бронетехники к Краматорску?

Шевченко: Я еще вчера был в Луганске и в Донецке, я в Луганске встречался в теми, кто захватил здание СБУ, провел с ними несколько часов. В Донецке был в здании обладминистрации, которую захватившие называют облсоветом Донецкой республики. И мне общеполитическая картина стала ясна.

Что касается перехода техники, то тут вопросов нет: ни одни человек, с которым я разговаривал, будь то представитель силовых структур на Украине и некоторые западенцы совершенно не хотят воевать с народом, понимают, что никаких террористов там нет, никаких российских военнослужащих там нет, что они имеют дело с восставшим вооруженным народом, который не может больше жить так, как жил. Они прекрасно понимают все социальные и политические нужды жителей востока.

Поэтому я  лично был уверен, что часть военнослужащих, которые не одурманены пропагандой, которым не заплачены какие-то деньги, безусловно, перейдут на сторону восставшего народа Донбасса и Луганщины.

Конечно, я не исключаю, что могут найтись те, кто будут стрелять в народ. Мы все помним, что в 1993 году в Москве нашлись офицеры, которые  сели в танки и за деньги стреляли по Верховному совету. Но оснавная масса военнослужащих не будет исполнять преступные приказы и использовать армию против восставшего народа.

Белоголовцев: Ополченцы как-то комментировали происхождение их новой формы и вооружения?

Шевченко: Никакой хорошей формы у них нет. Я могу сказать, кто эти люди. Из десяток людей, я видел только граждан Украины. Люди старшего возраста – это бывшие советские военнослужащие, афганцы, некоторые даже в голубых беретах, с орденами, боевыми наградами за Афганистан, и офицеры, которые прошли Афганскую войну. Даже нет ни одного, кто участвовал бы в Чечне, потому что это граждане Украины.

Молодые ребята, все прошли службу в украинской армии, причем многие служили на западной Украине. Я с ними подробно разговаривал, никто из них не испытывает неприязни к западным украинцам, греко-католикам. Они так посмеиваются: «Ну, бандеровцы, но если с ними не говоришь про Степана Бандеру, то они отличные ребята, друзья, очень работящие, мы с ними прекрасно можем уживаться».

Все они очень негативно относятся к Януковичу, киевской власти и вообще к правящей в Украине олигархии, которая, по их словам, выпила из народа всю кровь из народа, что и явилось причиной их восстания. Достаточно просто проехать по Луганской области, чтобы понять справедливость из слов. Потому что это настолько разоренная земля, это на столько страшные разоренные поселки, с людьми у которых какая-то безысходность поселилась в глазах.

Среди этих повстанцев, по крайней мере в Луганском здании СБУ, там разные есть люди: там есть бизнесмены, есть шахтеры, некоторые служили в Афганистане, есть представители интеллигенции, много журналистов, в Луганске сильный пединститут всегда был, поэтому там хватает людей с образованием.

Честно могу сказать, одно, что эти люди конечно не  имели и не имеют общей политической программы, кроме ощущения, что так дальше жить нельзя. Я увидел настоящее народное восстание, на острие которого встали люди с военным сознанием.

Я честно скажу, что не увидел там пророссийских националистов, и не увидел горячего желания идти в Россию, стать ее частью. Да, люди спрашивают: «Поможет ли нам Россия?» Я сказал: «Конечно, Россия гуманитарным образом вам поможет, но рассчитывать на военную помощь совершенно не приходится». А они говорят: «Мы это прекрасно понимаем. Мы прекрасно понимаем, что нам надо рассчитывать на свои силы, организовывать советы, как это было в 1917 году. Под советами они имеют в виду органы местного самоуправления. Я говорю «А у вас же есть представитель административные депутаты», отвечают «Да это депутаты Партии регионов, им веры никакой нет».

Белоголовцев: Какой выход видят эти люди, потому что Киев готов провести общенациональный референдум по вопросу госустройства? Как уживаются в головах людей идеи о целой единой Украине с провозглашение Донецкой республики?

Шевченко: Очень легко уживаются. Также как уживаются сегодня в США конституции разных штатов. Это молодая нация, которая только строит свое политическое устройство. Вопрос в том, по какому пути пойдет Украина.

 Могу сказать, что всерьез они не воспринимают киевские власти. Властям надо отказаться от угроз, надо приехать и с ними разговаривать. Да, это непросто. Да, они не приняли Тимошенко. Она в Луганске даже из аэропорта, по-моему, не вышла. Он негативно относятся к Яценюку. Есть же и другие люди. Есть общеукраинский союз ветеранов Афганистана, есть офицеры в украинкой армии, которые должны приехать не на танках, а как товарищи, поговорить.

Мне кажется, что альтернативы тому, что будут созданы народные структуры местного самоуправления, что народ возьмет часть власти в свои руки, уже нет. Вооруженный народ не разоружается по собственной воле. Если он это делает, то знает из истории, что правящие элиты его уничтожают потом.

Поэтому я думаю, что они будут добиваться своего. Они будут добиваться новых выборов в местные органы местного самоуправления, не по коррупционным, как они говорят, спискам, не коррумпированных выборов, не подтасовок, как это, по их словам, было все это время, а чтобы в контроле над выборами учувствовали народные представители.  Это абсолютно демократический подход.

Народ доведен до отчаяния, они готовы разговаривать с Киевом, просто Киев нечего адекватного им не предлагал. Киев пока заверяет широкие декларации – федерализация.

Белоголовцев: Но ведь слово федерализация первыми произнесли в Луганске и в Донецке.

Шевченко: Я хочу пояснить их позицию. А они не хотят федерализации по правилам Партии регионов, «Батькивщины», и всех этих предыдущих партий всего предыдущего цикла. Они просто отказывают в доверии политической элите Украины.

Они считаю, что все партии, которые сидят в Раде, они предали народ, им нет никакого доверия. Люди говорят «Мы хотим новых политических лидеров, новых политических процедур, мы хотим новой демократии. И мы надеемся, что Россия поможет нам политически, гуманитарно и поддержит нас в правозащитном смысле».

Это классический случай, когда низы не могут, не хотят и не собираются жить по-старому. 

Фото: РИА Новости

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.