Журналист из Донецка: территорию вокруг Донецка, где упал самолет, контролируют „ополченцы“

Здесь и сейчас
17 июля 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Дмитрий Дурнев, журналист из Донецка, который был на месте падения самолета, о том, кто контролирует шахтерские города вокруг Донецка.

Казнин: Скажите, какая у вас информация? Вы находитесь недалеко от места катастрофы. Как мы понимаем, в 80 километрах от Донецка произошло падение лайнера.

Дурнев: Да, это два небольших шахтерских города, между ними упал самолет. Насколько я знаю, возле поселка Грабово.

Монгайт: Дмитрий, а задело ли жилые дома, коснулась ли катастрофа людей, которые там живут?

Дурнев: Нет, обломки упали больше в поле, рядом с поселками. Но это было рядом, люди снимали. Поэтому мы сейчас видим это все.

Так получилось, что я выскочил с одной пресс-конференции на другую, и как раз был на пресс-конференции губернатора Донецкой области Сергея Таруты, когда ему позвонили и сообщили про этот самолет.

Монгайт: По вашей информации, к кому эта территория относится, кто ее контролирует сейчас?

Дурнев: Эту территорию сейчас контролируют ополченцы. Снежное, этот узел – Снежное,  Шахтерск, Торез – это те города, которые сейчас контролируют ополченцы.

Казнин: Вы говорите о месте, где упал самолет, просто некоторые эксперты считают, что он был сбит в нескольких километрах от места падения.

Дурнев: Конечно. Он был на высоте 10 километров, поэтому он упал туда, куда он упал с этой высоты. Точно определить место, откуда была выпущена ракета, должны специалисты.

Казнин: Реакция Таруты какова была первая?

Дурнев: Шок. Понимаете, у нас же был уже опыт – у нас падал самолет российский. И мы понимаем, что это такое, это помощь психологическая родственникам, это сложные генетические экспертизы тел погибших.

Монгайт: А как родственники вообще попадут в этот район, который контролируют ополченцы? Как вообще проникнуть на ту территорию, где находятся остатки самолета и тела погибших?

Казнин: Для меня, как журналиста «Московского комсомольца», который относительно свободно ездит по этой территории, как по занятой украинскими войсками, так и по ополченцев, честно говоря, для меня это секрет. Стороны пока не могут ни о чем договориться. Здесь очень жесткий, скажем так, антагонизм, поэтому понять, как жители Голландии, Индонезии попадут сюда, как их примут, это непонятно.

Монгайт: Мы на самом деле ничего не знаем про то, где будут находиться тела, каким образом эксперты будут проводить расследование, потому что эксперты будут, наверное, со стороны Украины. Наверное, никаких экспертов туда ополченцы не допустят.

Дурнев: Это как раз проще. Дело в том, что это медицинские эксперты. Должна быть медико-генетическая лаборатория. Она есть в Донецке, на территории, которую контролируют ополченцы.

Монгайт: Но там кроме медицинских экспертов, должны быть авиационные эксперты, которые будут расследовать обстоятельства этой катастрофы. Нет?

Дурнев: Может быть, поэтому Порошенко заявил о том, что хочет международную комиссию.

Казнин: По крайней мере, уже были сделаны первые заявления о том, что представители ДНР, скорее всего, готовы прекратить боевые действия на время расследования и допустить к месту катастрофы международных экспертов. На уточняющий вопрос про украинских экспертов было сказано, что их, скорее всего, на место катастрофы не пустят. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.