Журналист Инна Денисова: Крыму не до перевода стрелок — банк денег не выдает, брак зарегистрировать нельзя

Здесь и сейчас
30 марта 2014
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Юлия Таратута

Комментарии

Скрыть

Крым не стал переходить на летнее время, как это сделали все регионы Украины. Теперь часы на вокзале в Симферополе показывают московское время. Именно эти часы и стали символом перехода на новое время – как кремлевские куранты. Еще раньше жителям полуострова, который присоединен к России, стали получать российские пенсии и российские паспорта. Скоро госслужащие и силовики дождутся зарплат. В Москве не раз подчеркивали, что они будут в два с половиной раза больше, чем при украинских властях. В студии ДОЖДЯ журналист Инна Денисова, урожденная крымчанка.

Таратута: Мало того, что ты, Инна, урожденная крымчанка, ты еще только что вернулась из Крыма.

Денисова: Да, я буквально позавчера вернулась из Крыма.

Таратута: Не застала неперевод стрелок.

Денисова: Нет, неперевод не застала. Но в Крыму такое количество других проблем сейчас, что эти стрелки…

Таратута: А какие проблемы в Крыму? Мы наблюдали совершеннейшее единение,  радость от возвращения домой. Это проблема?

Денисова: Безусловно, единение и радость от возвращения домой пока не прошла, люди продолжают радоваться, но при этом начинается повседневная жизнь, в которой «ПриватБанк» по-прежнему не перечислил людям деньги, реестры закрыты, нельзя купить собственность, продать собственность, нельзя пожениться, нельзя отправить посылку.

Таратута: Это, конечно, катастрофа. Когда мы прочитали, что нельзя пожениться в Крыму, как-то было очень обидно за крымчан, но они в таком состоянии эйфории, что, может, им как-то и без брака хорошо.

Денисова: Здесь сложно на самом деле говорить о состоянии эйфории, потому что люди, которые что-то читают… Во-первых, нельзя говорить за всех крымчан, потому что все крымчане поделились ровно на три части. Одна из них – это те, о которых говорят, что они в состоянии эйфории. И то в состоянии эйфории находятся люди, мы сейчас не берем людей, которые выкрикивают на улице с пивными бутылками «Слава России!». Люди, которые рады присоединению, примерно нашего возраста, то, что здесь называют креативный класс, они аргументируют свою позицию, что, во-первых, особо не было выбора.

Таратута: А во-вторых?

Денисова: Во-вторых, что киевские сторонники Майдана их обидели, отвергли, стали называть в социальных сетях биомассой, понеслись в их адрес оскорбления за то, что они не поддержали Майдан. Таким вот образом Крым сказал: «Мы не с вами, тогда нам, пожалуй, с Россией».

Таратута: И третья категория?

Денисова: Это я про первую категорию. Есть вторая категория крымчан, опять-таки наше поколение,  которое категорически не приемлет …

Таратута: …отсоединение и нарушение границ.

Денисова: Да. Которое думает, чтобы переехать в Украину, переехать в Европу. Пока они смотрят, что будет, но они говорят: «Мы не видим ни одного плюса от присоединения к России, если бы мы не знали, что такое Россия. Мы получим то же самое, минус свобода слова». Третья категория людей выделяется по национальному признаку – это крымские татары, которые едины. Они все говорят, что эта ситуация их объединила. Они очень сильно испугались, испугались они второй депортации, испугались они того, что их лидеры сказали им не голосовать, как они и сделали. Мустафа Джемилев, один из политиков, который сейчас находится в Европе, которые определяют, куда двигаться крымским татарам. Из того, что увидела я: они поговорили, подумали, смирились и поняли.

Таратута: Инна, насколько я поняла, тут пропаганда - не пропаганда, но правду говорят те люди, что крымчане голосовали, то есть они действительно проголосовали за то, что они проголосовали. Речь идет не о фальсификации, а о некотором информационном состоянии души, в котором они в короткие сроки приняли решение включиться в состав России.

Денисова: Для меня лично было важно разобраться в этом состоянии души как человеку, который там родился. Мне важно было понять, что же такое там произошло с людьми, в чем секрет этого состояния души. Это действительно так. Если вбросы и были, можно просто встать на улице и каждого спрашивать: «А вы голосовали?»…

Таратута: Мне кажется, никто никого не обвиняет в том, что это было нечестное голосование. По-моему, нет сомнений, подсчет голосов близок к действительности. Там претензии были совершенно другого рода, что, во-первых, людям отключили каналы, я говорю сейчас об украинских каналах, которые могли бы предложить какую-то альтернативную версию, перевербовать на свою сторону. Все-таки это серьезное политическое решение, страна теряет целый кусок. Что тебе говорили люди – крымчане, почему они хотят в Россию? Условно говоря, то, что Россия богаче – ясно.

Денисова: Этот аргумент, что Россия богаче, и мы будем получать больше денег, это к пенсионерам.

Таратута: А еще какие аргументы?

Денисова: Аргументы тех, кто думает, читает разные каналы, не верит слепо «Первому каналу», а как-то готов думать сам, аргументы и в том, что Крым не поддержал Майдан, они действительно не поняли, что такое Майдан.

Таратута: То есть им не нравится украинская власть?

Денисова: Им тоже не нравится Янукович, им не нравятся методы Майдана. Им не нравится, когда жгут шины, им не нравится Тягнибок и Ярош. Вот это и основные аргументы: «Когда мы слышим националистические выкрики в наш адрес, что еще нам остается?  Это не мы против вас, это вы против нас».

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.