Журналист Евгений Киселев: нынешняя власть Украины боится и Европу, и Россию и Америку, «всех площадей „Беркутом“ не заблокируешь»

Здесь и сейчас
18 февраля 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Журналист Евгений Киселев о том, будет ли продолжаться дальше противостояние оппозиции украинской власти и к чему может привести зачистка Майдана.

Дзядко: Скажите, как вам кажется, пойдет ли сейчас украинская власть, украинские силовики на окончательную зачистку Майдана или же статус-кво все-таки можно сохранить, и возможен отход силовиков на прежние позиции?

Киселев: Я сейчас нахожусь не в Киеве, а в другой стране, но, наблюдаю в эти минуты за прямой трансляцией событий, которые разворачиваются на киевском Майдане, и это, конечно, впечатляющее зрелище. Видно, что люди туда прибывают, я сразу вспоминаю события середины декабря. Примерно такие же события, сейчас, конечно, хуже. Но тогда было примерно то же самое. Была попытка зачистки Майдана и в результате народ стал прибывать, и силовики остановились и сдали назад. Произойдет ли это сейчас, не знаю. В значительной степени это зависит от того, насколько быстро будут реагировать вовлеченные по уши в этот конфликт внешние силы. Потому что единственное, кого боится сейчас нынешняя украинская власть, это Европу, Россию и Америку, и неизвестно, кого больше.

Дзядко: А как вы себе объясняете логику поведения украинских властей в последние недели, последние дни и сегодня? Это ожидание Виктора Януковича и его соратников, представителей администрации, что оно само рассосётся или как?

Киселев: Надежды на то, что само рассосётся, присутствуют уже давно, во всяком случае, можно назвать логикой поведения украинского президента. Видно, что тянут время, видно, что на что-то надеются, видно рассчитывают, что вдруг будет сломлена воля участников движения протестов к  сопротивлению. Пока этого не происходит. Если даже ценою человеческих жертв и крови Майдан сегодня будет зачищен, все равно люди соберутся, и даже если они блокируют Крещатик, Майдан, то они все равно соберутся на другой площади. Невозможно править, сидя на штыках, невозможно править стране, которая уже повернулась против тебя. Люди соберутся на другой площади. В Киеве много площадей, всех «Беркутом» не заблокируешь. Абсолютно очевидно, что большинство людей в Киеве – а настроения в некоторых других регионах, на востоке, на юге может быть другие – даже из тех, кто смотрит по телевизору за происходящими событиями, на стороне протестующих. Я не исключаю, что сегодняшние события начались с какой-то провокации.

Дзядко: А если отойти на два шага от центра украинской столицы и предположить, что все же в ближайшие минуты, часы это противостояние прекратится, и прекратится не путем разгона Майдана, а путем какого-то диалога, как бы вы оценили возможности украинской оппозиции? Насколько три человека, которые называют лидерами этой оппозиции и ведут переговоры с Виктором Януковичем – Арсений Яценюк, Олег Тягнибок и Виталий Кличко – вообще держат ситуацию под контролем, держат под контролем протестующих? Или их в качестве каких-то серьезных игроков в происходящем, в частности, на улице, рассматривать уже не приходится?

Киселев: Знаете, есть такая старая байка про то, как один известный политик, его еще называли «вождь всех времен и народов, отец и учитель» Иосиф Виссарионович Сталин сказал замечательную фразу : «Других писателей у меня нет, придется работать с этими». К сожалению, в Украине нет других лидеров оппозиции. Те, которые обозначились в ходе уличных протестов, еще не стали политиками в полном смысле этого слова, значит, придется работать с этими.  Других лидеров оппозиции нет. Да, в известной степени они не контролируют события, но, повторяю, других-то нет.

Фото: РИА Новости / Антон Денисов

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.