Журналист Елена Костюченко: Задержанные оппозиционеры нуждаются в срочной помощи

Здесь и сейчас
7 декабря 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Журналист «Новой газеты» Елена Костюченко, которая после митингов 6 декабря попала в ОВД, рассказала, как себя чувствуют и содержатся задержанные.

Давлетгильдеев: Сейчас к нам в студию приехала журналистка «Новой газеты» Елена Костюченко, которая только в ночи, в половину четвертого утра примерно, освободили из отделения внутренних дел. Случилось это не без вмешательства достаточно известных журналистов, в частности, главного редактора радиостанции «Эхо Москвы» Алексея Венедиктова. Видимо, правозащитников, насколько я понимаю, которые просто приехали в ваше ОВД. И что?

Костюченко: Они приехали в моё ОВД, и очень долго, видимо, разговаривали с полицией. Где-то в 3:30 меня отпустили, потребовав сегодня явиться в 9 в суд. Суд перенес заседание по моему делу на 22 число. Я тоже иду по статье 19.3. Люди, которые были со мной задержаны вместе, и которые находились вместе со мной в ОВД «Нагатинский затон», по-прежнему остаются там. У одного из них - у Илья Кондрашева, сломан нос. Ему, при задержании, ОМОНовцы сломали нос. И конечно, там довольно тяжелая ситуация сейчас.

Давлетгильдеев: А суд должен был пройти сегодня в 9 утра по вашему делу, но перенесен на 22 число.

Костюченко: Да. Его перенесли.

Давлетгильдеев: Знаете ли вы положение других задержанных накануне на Триумфальной?

Костюченко: Да, конечно. Самое тяжелое положение сейчас, по-моему, в Красносельском ОВД. Там находится сейчас 16 человек, одного из них 17-го увезли в больницу. Но сотрудники полиции сказали, что после больницы его привезут обратно, он просто потерял сознание. 16 человек находятся сейчас уже 40 часов. Вчера в 6 часов вечера они объявили голодовку, потому что…

Давлетгильдеев: То есть это те, которые были еще задержаны после событий на Чистых прудах?

Костюченко: Задержаны на Чистых прудах. Они объявили голодовку в 6 вечера, потому что их не отвозят в суд. Вчера Басманный суд, собственно, в котором они должны быть, рассмотрел из 51 дела только одно. И достаточно тяжелая ситуация сейчас у Петра Верзилова и других.

Давлетгильдеев: Это активист…

Костюченко: Это активист группы «Война», и других задержанных вместе с ним ребят, которые тоже находятся уже больше 40 часов. Сейчас их отвезли в автозаке снова к Тверскому суду. И снова начинается там прессинг в автозаке на тему, что подпишите чистосердечное, и мы вас быстренько оформим. 40 часов они находятся. И еще тоже люди сообщают, что пропал сейчас Дмитрий Цаплин, он был задержан вчера. Его должны были доставить в ОВД «Таганское», адвоката к нему не пустили. И сейчас его друзья и родные не могут найти ни в ОВД, ни в больнице, ни где еще. Просто пропал человек.

Давлетгильдеев: Но вы, как человек, который побывал в отделении внутренних дел, видели все это своими глазами. У меня просто складывается такое ощущение, что если 600 человек только после вчерашней акции задержаны, то просто нет места в ОВД для других людей. То есть, условно говоря, все отделения милиции фактически заняты только людьми, которых просто с улиц свезли. То есть - оппозиционеры, а реальными преступниками как раз не заняты…

Костюченко: На самом деле да, правоохранительная система, очевидно, не справляется. И вот Надя Долокно, которая сейчас находится в Даниловском ОВД, кстати, у них там тоже интересно. На 8 квадратных метров 20 человек. Вот их сейчас только, только начали отпускать. Она говорит о том, что сотрудники милиции буквально умоляли ее, чтобы она попросила оппозицию выходить, ну хотя бы через день, потому что милиция не успевает спать. И у нас тоже была та же самая ситуация. Сотрудники милиции страшно измотаны. И просто физически не могут исполнять свои обязанности. Я бы хотела сказать, что на самом деле, в моем ОВД совсем, как бы, тяжелого прессинга не было. То есть, единственное что было, нас поместили в оружейную комнату, где совершенно негде было сидеть. И только после вмешательства людей которые приехали, задержанных перевели в актовый зал. Но абсолютно отвратительно вели ОМОНовцы, которые нас довозили до ОВД. Во-первых, они многих били при задержании, просто о стенку моего автобуса стучали головами, били головами людей. И потом, когда мы приехали к ОВД «Нагатинский затон», это было где-то в 9:30, нас до 11 вечера просто… Автобус стоял во дворе ОВД, они открыли все двери, они выключили двигатель. Было очень холодно. Они не отпускали людей ни покурить, ни в туалет. И периодически просто очень агрессивно себя вели по отношению к задержанным. Только после того, как мы позвонили по 02 и составили жалобу, как-то немного стало меняться отношение. С самого ОВД пришел сотрудник и начал отводить людей в туалет, покурить, что-то такое. Вообще ситуация очень тяжелая. То есть, очень много людей прямо сейчас находится в ОВД Москвы. Очень много людей находятся там еще с 5-го числа, и конечно, очень помогают звонки, телемосты, очень помогают адвокаты, которые сейчас ездят по ОВД и пытаются что-то сделать. Короче, им нужна наша поддержка.

Давлетгильдеев: Спасибо, Лена, что доехали до нас. Вам удачи. Приходите в себя, и мы обязательно будем следить за положением дел в отделениях внутренних дел московских.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.