Журавли запомнят Путина навсегда

Здесь и сейчас
5 сентября 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Владимир Путин возглавит стаю исчезающих журавлей – стерхов. На дельтаплане, в белом халате и с клювом, который все же наденут на дельтаплан, а не на Путина, глава государства даст старт перелету стерхов на волю.

Как будет выглядеть Путин на дельтаплане в окружении журавлей – стало главным предметом обсуждения в блогосфере, однако позже стало известно, что журналистов не допустят к месту проведения полета. Об этом сообщил «Интерфакс» со ссылкой  на исполнительного директора Рабочей группы по журавлям Евразии – Елену Ильяшенко.

Мы продолжили обсуждать эту тему с ведущим зоологом-орнитологом Московского зоопарка – Ольгой Роздиной.

Писпанен: Нас всех очень волнует один вопрос: если, действительно, это случится и Владимир Владимирович Путин станет вожаком стаи стерхов, и они полетят за ним, не может такого случиться, например, что у этой стаи уже ну, например, какой-нибудь был определившийся вожак, он может как-то взревновать?

Роздина: Нет.

Писпанен: Нет, ну, бывает же такое?

Роздина: Нет-нет-нет. Дело в том, что, насколько я знаю ситуацию, выпускают молодых птиц. И потом, у журавлей, у них нет определенного вожака, у них, собственно говоря, в роли вожака выступает самая сильная птица, которая в данный момент способна возглавить вот этот вот самый знаменитый журавлиный клин.

Писпанен: То есть они полетят за любым, кто посильнее?

Роздина: Да. С удовольствием.

Казнин: Как это называется, у животных «альфа-самец», например, а у птиц?

Роздина: Нет-нет. У птиц это не так. У птиц стая, именно когда идет перелетная стая, у них возглавляет не альфа-самец, а наиболее сильный самец. Дело в том, что когда летит первая птица, она создает определенные волновые завихрения после себя, и тем птицам, которые за ней летят, им лететь намного легче. Именно на этом принципе основаны полеты гусей, некоторых уток, журавлей в том числе.

Писпанен: А скажите, пожалуйста, мне так казалось, или где-то читала, что, в принципе, вот эти все маршруты на зимовки и обратно у птиц генетически заложены, они просто знают, что туда нужно лететь и все. Тут почему нужно стерхов, именно стерхов, почему-то вот именно человек должен куда-то?..

Роздина: Нет, просто на самом деле все птицы делятся на 2 типа: на тех, у которых вот эти вот перелетные маршруты генетически детерминированы, то есть генетически определены, предопределены именно вот на уровне генофонда, а есть птицы, которые летают, именно научаясь от старших птиц. Журавли относятся ко второму типу.

Казнин: Скажите, мы знаем примеры, когда, например, ну, животные принимали в свою стаю ребенка, воспитывали там детей волки и так далее.

Писпанен: Маугли, например.

Казнин: Ну, есть же такие случаи. А среди птиц как, каким образом они могут принять человека за своего? Это действительно возможно? Такие есть примеры вообще?

Роздина: Значит, тут опять же сталкиваются две разные ну, как бы мотивации. С одной стороны, если птицу воспитывает, это еще Лоуренс показал, очень классно совершенно, в своих исследованиях: если птицу воспитывает человек с момента вылупления  из яйца, в таком случае вступает в силу такое явление как импринтинг, то есть запечатление. То есть птенец, который вылупился из яйца, он воспринимает человека как особь собственного вида…

Писпанен: То есть, поэтому он должен быть все время в белом халате и с клювом? Или нет?

Роздина: Нет. Это по-другому. И такой птенец в дальнейшем, когда у журавлей начинается становление собственной пары, собственной группы, он воспринимает человека как особь собственного вида, и он должен изгнать его со своей территории. Вот эти журавли в работе наиболее опасны, потому что они как бы охраняют свою территорию, изгоняют любого человека, который вступает на их территорию, просто со своей территории, не боясь его.

Писпанен: А как изгоняют? Они могут клювами забить? Лапами?

Роздина: И клювами, и лапами…

Писпанен: Так это, значит, опасность для президента есть?

Роздина: Нет, для президента нет опасности, потому что вот это как раз те журавли, которые…

Писпанен: То есть, они еще маленькие?

Роздина: Нет, они не маленькие. Их воспитывали – это второй способ выращивания, когда человек пытается максимально принять форму журавля. Вот это как раз методика, которая отработана сначала в американском фонде - Международный фонд охраны журавлей, МФОЖ так называемый в русской модификации, который возглавляет многие годы Джордж Арчибальд, и которая модифицирована в Окском заповеднике под наши условия. То есть, их воспитывают люди, которые к ним не входят в облике человека, то есть они входят к ним в облике, максимально приближенном к облику журавля. То есть это вот рука с клювом, это вот максимально этот маскхалат белый. Эта методика отработана в Окском заповеднике под руководством Татьяны Кашинцевой. Вот, собственно говоря, она эту методику модифицировала по американскому опыту и впервые применила в нашей стране.

Казнин: То есть это все уже было, подобные вещи, когда человек, переодетый журавлем…

Роздина: Да, дело в том, что американцы в свое время в своем стремлении модифицировать природу, они истребили достаточно большое количество видов, и американские журавли у них упали до 17-ти штук. И когда они спохватились, они с этих 17-ти штук начали возобновлять поголовье, в том числе применяли эту методику, которая у них успешно прошла. Но в чем выигрыш американцев? То, что у них все-таки миграционные пути намного короче, чем у наших стерхов, у наших стрехов все-таки очень длинный миграционный путь…

Писпанен: А почему именно в Иран?

Роздина: Они там исходно зимуют, природно зимуют. Они не могут зимовать… вот наша Астрахань, наш Дагестан, азербайджанские зимовки – это промежуточные стадии. То есть окончательная стадия зимовки у них Иран, и более того, еще неизвестно, где у части журавлей есть еще стадия зимовки. Потому что, на самом деле, наша обская популяция, вокруг которой этот сыр-бор разгорелся, потому что она исчезает, она насчитывает большее количество птиц, чем зимует в Иране. В эту зиму в Иране зимовал – насчитан был только 1 журавль.

Казнин: Они со всего мира летят в Иран?

Роздина: Нет, они летят из обской популяции.

Писпанен: А обратно как они возвращаются? Им тоже на дельтаплане нужен президент?

Роздина: Нет-нет-нет. Дальше они летят по геомагнитным полям. Более того, я вам могу сказать, что наша, допустим, якутская популяция, которая гнездится в Якутии, она зимует в Китае, и она вполне благополучна, она насчитывает, по-моему, 3,5 тысячи особей, я лично видела весной возвращающуюся стаю из 70-ти с лишним стерхов. Но это якутская популяция.

У нас вся проблема стыкуется вокруг обской популяции, которая реально находится в угрожаемой стадии.

Казнин: То есть Владимир Путин даст им направление, они в эти воздушные завихренья полетят за ним, затем он, видимо, сойдет с пути, и они полетят дальше сами, да?

Роздина: Нет, честно говоря, очень бы хотелось, чтобы их провожали…

Казнин: До Ирана?

Роздина: Ну, не до Ирана, но хотя бы до границы, где они могли бы подключиться к стаям серых журавлей. Дело в том, что стерхи – они зимуют в наибольшем количестве, в смысле, им наиболее комфортно в группе серых журавлей, которые гнездятся на нашей территории, которые действительно зимуют на территории Туркменистана…

Писпанен: Там как таможня какая-то? Сборный пункт? Все журавли собираются на границе и дальше уже двигаются?..

Роздина: Да. Нет, они не двигаются, они останавливаются на этой территории, там зимуют, кормятся, и, собственно говоря, вот.

Казнин: Они не скучают потом по вожаку? Привыкли, потом прилетят в Кремль вдруг.

Роздина: Они не могут скучать по вожаку. Дело в том, что журавли – это парные птицы. Они могут скучать только по своему половому партнеру. Я надеюсь, Владимир Владимирович не станет им половым партнером.

Казнин: Я хотел спросить, а может ли какая-то журавлиха воспылать чувствами к очень сильному, 12-ти метровому, между прочим, вожаку?

Роздина: Я, честно говоря, в этом сильно сомневаюсь, я объясню, почему. Дело в том, что у журавлей, вообще у всех птиц, у них очень сильная зрительная память. И, на самом деле, они разительно отличают всех людей по лицам, если вы даже меняете одежду, приходите к журавлям через несколько лет, то они все равно вас отличат.

Писпанен: То есть если Владимир Владимирович приедет потом в этот заповедник…

Роздина: Без клюва.

Писпанен: Без клюва…

Казнин: В Иран, например, прилетит…

Роздина: Или с клювом.

Писпанен: То есть там его с распростертыми объятьями…

Казнин: То есть встреча будет, как говорят в дипломатических кругах, теплой и дружественной?

Роздина: Вполне возможно, если у них произойдет запечатление на Владимира Владимировича, они могут с ним потом встретиться и подойти к нему, ну, или изгнать его со своей гнездовой территории…

Писпанен: Такое тоже может быть?

Роздина: Да. Или, наоборот, предложить ему гнездо построить совместное. 

 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.