Жительница Хабаровска о рекордном наводнении: мы привыкли к стихийным бедствиям, поводов для паники нет

Здесь и сейчас
20 августа 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Никита Белоголовцев узнал о том, что сейчас происходит в Хабаровске, у местной жительницы Екатерины Устименко. 

Белоголовцев: Буквально несколько минут назад в нашем эфире мы рассказывали, что несколько тысяч детей эвакуируют из Дальнего Востока, перевозят в оздоровительные лагеря, чтобы могли начать нормально учебный год. Насколько это массовый тренд? Насколько люди пытаются покинуть районы уже потопленные или те, где затопление только ожидается?

Устименко: Потопленные районы люди покидают не по своей воле, некоторые люди не хотят покидать, это касается поселков вокруг Хабаровска, вокруг Комсомольска, Большой Уссурийский остров, который наполовину затоплен, там идет эвакуация. Некоторые дома уже страдают от воды. Что касается больших городов, как наш, например, Хабаровск или соседний город Комсомольск, здесь опасности и эвакуации нет, но мы уже замечаем, что мы как-то водой обложены, скажем так. К примеру, наш городской пляж, на котором я лично любила раньше загорать, он уже исчез, более того, вода поднялась до перил, которые отделяют городской пляж от пешеходной зоны. Если раньше с этих перил мы наблюдали берег и пристань, где стояли корабли, то сейчас кораблей нет, у нас кругом вода.

Белоголовцев: Насколько я знаю, вы совершили небольшое путешествие на днях. Как настроение и какова ситуация в небольших деревнях в регионе?

Устименко: Вчера я возвращалась по дороге, идущей из города Комсомольск в город Хабаровск, и наблюдала несколько небольших поселков. В частности, Нанайский район и еще несколько деревень. Чтобы забыли про жителей, такой ситуации нет, на нас пристально обратил внимание губернатор, полпред. Они контролируют ситуацию. Видимо, печальный опыт Крымска дает о себе знать, сейчас этим вплотную занимаются чиновники. Я не думаю, что деревням что-то угрожает, что кто-то кого-то забудет. То, что я увидела на дороге, это, конечно, меня поразило , потому что болота превратились в реки, на некоторых участках трассы 20-30 сантиметров, и я уже видела воду. У нас есть озеро Гасси неподалеку от федеральной трассы, оно сейчас вплотную поступило к дороге. Идут разговоры о закрытии этого маршрута, а город Комсомольск с Хабаровском связывает именно этот автобусный переезд. Если его закроют, то люди смогут ездить на поезде. На самом деле эта ситуация, у меня там живут родители, я озабочена этим вопросом. Хотя городу Комсомольску не угрожает ничего,  деревням, окружающим его, тоже, нет такого, чтобы дома по крышу в воде стояли, нет такого. Но, конечно, дачники, те, кто держат огороды, они все в панике.

Белоголовцев: Я замечаю лично для меня несоответствия, новости с дальнего Востока - это буквально как фронтовые сводки: вода поднялась на столько, еще столько будут продолжаться дожди, вот это укрепило, вот это затопило. Мы понимаем, что речь идет о возможно одном из крупнейших стихийных бедствий, слава Богу, не по жертвам, а по масштабу. При этом практически все жители, которые к нам подключаются в эфир, все довольно спокойные, без паники. Объясните, как удается сохранять такое настроение, я бы даже сказал, что такой оптимизм.

Устименко: Люди на Дальнем Востоке - люди закаленные, мы переживаем 40-градусные морозы в зиму и 40-градусную жару летом. Поэтому то, что сейчас происходит, для нас это не какая-то стихия. Мы привыкли выдерживать катаклизмы природные. Конечно, хорошего тут мало, веселья мало, жалко людей, которые покидают дома, и этих детей, которые будут в лагерях, пока их родители восстанавливают свое жилище. Но это не настолько все массово, как это показывают в СМИ. Я тоже смотрю эти новости, и по Первому каналу, и по второму, и по вашему каналу я слежу за новостями, но нет такого, что массовая истерия, стихийное бедствие, паника. У нас каждое лето дожди, каждое лето чьи-то урожаи страдают, чьи-то огороды портятся. Конечно, сейчас Амур до такого уровня, на моей памяти, не поднимался, и говорят о том, что это в первый раз. Но мы знаем, что все это пройдет, все будет хорошо.

Белоголовцев: А насколько активно местные жители участвуют в борьбе с наводнением?

Устименко: Волонтерские отряды у нас есть, причем добровольцы часто не ждут, когда у них попросят помощи. Недавно, есть у нас такая улица в Хабаровске Павла Морозова, район близкий к Амуру, там есть детские сады. Я сама лично наблюдала, как люди там помогали, где с лопатами подкапывали. Там были клиенты с моей компании, они сказали, зачем им ждать, пока их позовут. Сегодня поможем мы, завтра помогут нам. Город стоит на Амуре, и многие улицы примыкают к реке. Поэтому люди выходят сами, как говорят, помоги себе сам. Мы ничего не ждем, мы считаем, что лучше предупредить опасность, чем потом ликвидировать ее результаты. Это очень массово, в этом плане у нас взаимопомощь  есть.

Белоголовцев: Вы заговорили о зиме. Недавно стало известно, что полностью потерян урожай. Насколько, с вашей точки зрения, удастся приготовиться к зиме, учитывая, что где-то промокло жилье, где-то затопило коммуникации? Насколько, возможно, ранней зимы опасаются на Дальнем Востоке?

Устименко: Опасаются ранней зимы жители мелких населенных пунктов. Жители городов не опасаются, только, может быть, будет какая-то проблема с водой. Мы переживаем только из-за этого. Переживают по поводу зимы жители частного сектора, кого действительно затронуло. Опять же хочу сказать, что сейчас к нам пристальное внимание от губернатора, поэтому помощь оказывается, не как в Крымске, и местные жители помогают друг другу. Я думаю, что мы все объединимся, и все будет хорошо. Зима на Дальнем Востоке наступает рано,  в конце октября уже идет снег, уже заморозки, поэтому уже сейчас люди начали об этом думать. Я повторюсь: у нас каждый год идут ливневые дожди, каждый год потапливает, только сейчас это в большем объеме, а так мы уже научены горьким опытом. У нас из года в год такая ситуация, поэтому мы знаем, как действовать, как собраться.

Белоголовцев: Говорилось, что в российском бюджете полностью на этот год исчерпана сумма средств, которые предназначались для борьбы со стихийными бедствиями, в том числе на выплаты компенсаций пострадавшим. Говорят ли что-то уже сейчас о компенсациях на Дальнем Востоке? Готово ли руководство, с вашей точки зрения, оперативно решить этот вопрос, опять-таки учитывая, что зима близко?

Устименко: Что касается компенсаций на государственном уровне, я не слышала разговоры со стороны местных властей. Я могу сказать, что у нас очень отзывчивые люди здесь. Уже на данный момент учреждено несколько фондов, именно обычными жителями, не чиновниками, не мэром, не губернатором, хотя эти ребята, может, тоже что-то учинили, но я об этом не знаю, а бизнесмены, предприниматели, владельцы малого и среднего бизнеса, я в том числе. Мы - учредители нескольких фондов, мы знаем, что если ждать от властей чего-либо, может пройти много времени, и то, может не хватить на всех. Поэтому мы уже начали собирать средства, чтобы люди могли как-то эти деньги получить раньше, чем наступит зима, чтобы они могли решить свои проблемы.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.