Жители Подмосковья объявили бойкот выборам

Здесь и сейчас
10 ноября 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Жители сразу пяти подмосковных поселков в Солнечногорском районе грозят объявить бойкот выборам. Все из-за строительства третьей взлетно-посадочной полосы аэропорта Шереметьево.

В непосредственной близости к стройке ‑ оказались дома 2 тысяч человек. Но переселять их и предоставлять новое жилье заказчик строительства отказался. Госпредприятие "Администрация гражданских аэропортов" предложило людям подождать минимум шесть лет до ввода полосы в эксплуатацию, и только после этого власти будут готовы обсуждать выкуп недвижимости и земельных участков. Жители называют это решение "издевательством" и грозят судами и бойкотом выборов.

Что будут делать жители дальше - мы обсудили с Владимиром Зхусом, заместителем председателя инициативной группы деревни Дубровка.

Фишман: Насколько вся эта информация соответствует действительности? Каковы ваши планы?

Зхус: Это действительно так. Мало того, в настоящее время уже утвержден проект строительства полосы, причем, это комплекс объектов целый. Это не только одна полоса, там много инфраструктурных объектов, которые включены в этот объект. Проект утвержден, и уже объявлен конкурс на выбор, на заключение договора строительного подряда. То есть, остались так скажем, считанные месяцы до того, как там уже загремят эскалаторы и бульдозеры и пойдет все полным ходом. Вот это и вызывает большое опасение. Почему? Потому что изначально ситуация поставлена была так: надо было запроектировать аэропорт, точнее реконструкцию существующего аэропорта, который уже имеет огромное отрицательное влияние на всю окружающую среду. Там выбросы и по вредным выбросам воздушным, там и шум, и вибрации, и электромагнитные поля, там весь букет набран уже. Ведь в этих условиях уже живут люди! И вот теперь, значит, задача такая - реконструировать этот аэропорт, то есть добавить еще к тому, что сейчас есть уже…

Фишман: Планы государства, получается.

Зхус: Да. Наверное, нужно. Мы понимаем, что нужно, но при этом…

Фишман: Собственно, долго шли дебаты, насколько я помню – «Домодедово» или «Шереметьево»…

Зхус: «Домодедово» тоже будет расширяться, но попозже. И «Внуково», наверное, будет расширяться. Имеется комплексная программа развития всего московского авиатранспортного узла, но при этом, как всегда, забыли про людей. То есть, то, что мы там живем… Получилось так: проектировщики когда туда пришли проектировать, начали с чистого листа.

Арно: Как будто вас нет.

Зхус: Да. То есть, как будто они находятся где-то посреди казахстанской степи.

Арно: Обычное дело.

Зхус: Обычное дело. И начали проектировать. И когда запроектировали, оказалось, что существуют такие санитарные нормы и правила - это закон, за нарушение которого грозит, между прочим, по федеральному закону административная, дисциплинарная и уголовная ответственность, в том числе. И вот когда запроектировали, посмотрели, оказалось, когда мы (нас же это интересует все-таки) стали вплотную знакомиться с проектом, оказалось, что нарушены коренные интересы и права жителей, которые гарантирует 42-я статья Конституции, если мне не изменяет память, - «на безопасные условия проживания и информацию об условиях своего проживания».

Фишман: Они должны выкупать у вас ваши объекты, да? Правильно мы понимаем?

Зхус: Они должны выкупать. Мы должны быть из этой зоны отселены.

Арно: То есть, жить там невозможно.

Зхус: Невозможно.

Фишман: Вопрос, сколько вам за это заплатят?

Арно: Нет, вообще будут ли?

Зхус: Нас пока оттуда не хотят отселять, потому что в проекте денег на отселение санитарно-защитной зоны нет. Все. Точка. Они хотят вернуться к этому вопросу через 5 лет после строительства, в течение года проводить изыскания, решать вопрос, где взять денег. Денег нет. А что будет через 7 лет, извините?

Арно: А каким решением вы были бы довольно прямо сейчас, чтобы вам предложили? Вот переехать в какой-то другой подмосковный?

Зхус: Сначала надо решить принципиальный вопрос, что из санитарно-защитной зоны люди должны быть отселены в соответствии с теми же СанПиНом (это санитарные нормы и правила, я буду сокращенно говорить), потому что, в соответствии с этим СанПиНом нельзя размещать (это закон) производства, загрязняющие окружающую среду на территориях уже с превышением фоновых концентраций. А фоновые концентрации такие: в 3,1 раза превышены по диоксиду азота, а это, между прочим, канцероген.

Арно: А шум?

Зхус: Шум в 1,5 раза, по взвешенным веществам в 1,5 раза. Это на сегодняшний день.

Фишман: Уже есть юрист, который предоставляет ваши права в суде, или есть какая-то уже тяжба, вами затеянная?

Зхус: Пока тяжбы нет. Мы пока готовимся, хотя уже материалы для передачи очень большие. Почему? Потому что как только мы начали интересоваться теми проектными материалами, такими как оценка воздействия на окружающую среду и здоровье населения, проекты санитарно-защитных зон, плана отселения из санитарно-защитной зоны на 14-18-й годы - их тут же убрали с сайта goszakupki.ru, где они висели до 19 числа. Но фоновые концентрации они не убрали. Не успели как бы. Я смотрю фоновые - штамп в три раза превышен, в полтора. Что будет, если там еще будет одна полоса?

Фишман: Вы угрожаете не пойти на выборы, но это звучит не очень. Я думаю, они там не испугаются, просто, наверное.

Зхус: Наверное, не испугаются.

Арно: Возьмут ваши бюллетени и просто куда-то опустят.

Зхус: Видите ли, 2000 человек, это, в общем-то, масса, с которой даже наша «мощная» инициативная группа может и не справиться. Например, как-то удержать людей. Там народа достаточно, так скажем…

Фишман: Просто у нас была история с Химкинским лесом, например, она превратилась, в то, во что она превратилась.

Зхус: Но с Химкинским лесом - это как бы цветочки, ягоды именно здесь. Потому что, если Химкинский лес нарушали в какой-то стороне от жилья…

Арно: Там просто лес.

Зхус: Люди ходили гулять, а здесь полоса прямо по головам.

Фишман: И до чего вы готовы дойти все-таки? Нет до сих пор иска. Что вы будете делать? Не сядите же вы ведь перед самолетом?

Зхус: Мы сейчас готовим материалы для иска.

Арно: Иск будет к «Шереметьеву»?

Зхус: Нет, не к «Шереметьеву». Тут главные действующие лица, вовлеченные в проект такие: Минтранс Российской Федерации (это как бы голова всего), потом Федеральное агентство воздушного транспорта (это государственный заказчик, у кого сосредотачивают деньги), потом ФГУП «Администрация гражданских аэропортов» (это заказчик-застройщик, он правит балом в этом деле), проектировщики (там по мелочи). Вот главные действующие лица! Но еще хотелось бы, конечно, чтобы нас поддержала администрация района и администрация Московской области, но здесь товарищи как бы полностью индифферентны кпроблеме. Полностью индифферентны. То есть, сказать, что ответы, которые мы получаем, неквалифицированные, то мало сказать. Я не хочу грубых выражений.

Фишман: Они, очевидно, не хозяева ситуации. То есть, не они же принимали решение.

Зхус: Они не хозяева, но на территории живут живые люди, которые являются избирателями и все-таки какие-то обязанности в отношении нас они обязаны выполнять. Так? Абсолютная индифферентность! Абсолютная!

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.