Жена пропавшего свидетеля по делу Буданова: боюсь за жизнь своих детей

Здесь и сейчас
21 января 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Адвокаты подсудимого по делу об убийстве экс-полковника Юрия Буданова утверждают, что на основного свидетеля защиты Александра Евтухова оказывается давление. И более того – его похитили сотрудники спецслужб.

В свою очередь Следственный комитет начал проверку в отношении этого якобы пропавшего свидетеля. По мнению следователей, Александра Евтухова могли подкупить. По предварительной версии, коллега адвоката Мурада Мусаева, Дарья Тренина прилетела к Евтухову в Новосибирск и уговорила его рассказать суду, что убийца Буданова, которого он отчетливо видел, был светловолосым мужчиной, и похож на славянина, а не на кавказца.

Обвиняемый в покушении Юсуп Темерханов, уроженец Чечни, и свидетель дал показания, говорящие о его невиновности. В Следственном комитете проверяют информацию о том, что защитники перевели на счет Евтухова сто тысяч рублей. Между тем, адвокаты объяснили это тем, что по договоренности лишь оплатили жителю Новосибирска перелеты в Москву и проживание в гостинице.

Именно по дороге на сегодняшнее заседание он и пропал, его будто бы похитили сотрудники спецслужб и сегодня силой привели в Мосгорсуд, не дав даже пообщаться с близкими. После допроса, в ходе которого свидетель еще раз подтвердил свои показания, приставы снова увели его в неизвестном направлении.

За развитием скандала на громком процессе следим и мы, у нас в студии адвокат Юсупа Темерханова, Валентин Варкентин и жена Александра Евтухова, Елена Леш.

Писпанен: Елена, вы знаете, где ваш муж?

Леш: Нет.

Казнин: Как вы объясняете для себя, что с ним? Он ведь был на заседании сегодня?

Леш: Мне не дали даже близко подойти, оцепили здание Мосгорсуда. Даже бутылку воды не дали передать, хотя он просил, когда давал показания, дать ему глоток воды. Никто не обратил внимания на это. Когда я попросила передать заранее бутылку воды, ему даже ее не передали.

Казнин: Сколько дней вы его не видели?

Леш: С 18 января мы не слышали, не видели, не знаем, где он находится.

Писпанен: Как он уехал из Новосибирска в Москву?

Леш: Как он выезжал в аэропорт Барнаула для встречи с адвокатом. Из такси его похитили две машины с новосибирскими номерами. Это подтверждает водитель такси. Номера он не помнит, потому что его отвлекли ДПС. Его вытащили через заднюю дверь, и он исчез.

Казнин: И он не звонил?

Леш: Никаких звонков не было.

Писпанен: Сегодня вы его увидели первый раз с 18 января?

Леш: Я его даже не видела. Не показали его даже на расстоянии, даже в коридоре.

Казнин: Как вы объясняете себе, что происходит?

Леш: Я не могу понять. Показания одни и те же изначально.  Он был прямым свидетелем, он бежал за машиной, на которой уехал убийца. Это видно на всех камерах. Даже на камере видно, что он записывает номер машины. Там был не один свидетель. Другой свидетель тоже дает показания. Почему негативное отношение именно к нему, и чего от него добиваются, мы не можем понять. Сегодня он их тоже дал, хотя выглядел он ужасно, как мне сказали все журналисты, успокаивающие меня. Давление оказано очень сильное.

Писпанен: Раньше на него оказывали давление?

Леш: Нет. До 14 января никто не оказывал. Только, когда объявили в первый раз о том, что начинаются судебные заседания по делу Буданова, мне позвонил какой-то человек, представился следователем следственных органов, спросил, где ему найти Александра Васильевича. Он объяснил мне, что ему нужно, я дала ему номер телефона. Через две недели мне перезвонил адвокат Мурат и спрашивает, на какой зоне сидит Александр Васильевич. Я ему объясняю, что он нигде не сидит, а находится в Новосибирске.

Писпанен: А почему он должен сидеть?

Леш: Ранее в суде было заявлено, что Евтухов находится в местах лишения свободы. Поэтому его допросить  невозможно. Я сначала не поняла, что происходит, дала номер телефона. Как потом я узнала, Дарья к нему летала, они разговаривали. Он не соглашался, я тоже изначально была против всего этого. Но Дарья его убедила, что это долг.

Казнин: Он же свидетель. Почему вы были против?

Леш: Я боялась. У него двое детей, которые находятся здесь. Я боюсь сейчас за их жизнь.

Казнин: Вы открыто заявляете о похищении. Должно быть возбуждено дело?

Леш: 18 января в 7.00 я позвонила в «02», сообщила, что пропал человек. Я должна была ехать в аэропорт встречать, и когда адвокат позвонил, сказал, что он исчез, я тут же  поехала в милицию в отделение №142, написала официальное заявление. Сегодня мне следователь звонит и спрашивает: где нам его искать? Спрашивает, как им его допросить, сказал, чтобы я попросила московских следователей, чтобы они его допросили и прислали им протокол.

Казнин: Прокомментируйте с юридической точки зрения эту ситуацию.

Варкентин: С юридической точки зрения в свете последних событий у нас стало небезопасно быть свидетелем по некоторым делам. Пример тому Евтухов, который 14 января прибыл для дачи показаний. Об этом защитой было заявлено, поскольку решался вопрос об отложении судебного заседания ввиду болезни потерпевшего. Защита возражала, поскольку Евтухов прилетел, просила его допросить. Но судебное заседание было отложено на неделю. Евтухову было предложено остаться в Москве. Он сказал, что у него дела, и он вернется в Новосибирск. Тем же вечером он прошел регистрацию в аэропорту «Домодедово», после чего был задержан сотрудниками правоохранительных органов. Он об этом лично сегодня в суде заявил в своих показаниях. В ночь с понедельника на вторник его держали в неустановленном месте в «Сокольниках», в некоем кабинете, в присутствии неких людей. Что за люди и кабинеты, он говорить отказался. От него хотели, чтобы он не общался с адвокатами, давал те показания, которые  ему будут диктоваться сотрудниками правоохранительных органов.

Писпанен: Какие показания?

Варкентин: Здесь беспредельная глупость начинается. Дважды в ходе предварительного следствия, мы предоставили вам копии для ознакомления, он давал показания. Дважды он давал одни и те же показания по описанию убийцы, которого он видел. Никаким образом подсудимый Темерханов под эти показания не подходит в принципе. Поэтому говорить о том, что защите нужно было от него получить какие-то показания, глупо. Все показания были получены еще полтора года назад еще следователем.

Писпанен: Эти неустановленные лица, которые держали его в неустановленном месте, требовали от него, чтобы он по-другому описал убийцу?

Варкентин: Чтобы он давал те показания, о которых ему будет сказано, и чтобы он прекратил общаться с адвокатами.

Казнин: Тем не менее, он не изменил показания.

Варкентин: Не изменил. Более того, он сообщил адвокатам о том, что такая ситуация имеет место быть. Когда летел 18 января в Москву, зная, что его могут в Новосибирске точно так же задержать, как в Москве, он не поленился к родственникам поехать в Барнаул и вылететь из Барнаула. Но он прошел он-лайн регистрацию. Судя по тому, что его задержали, либо в отношении адвоката, либо в отношении него на тот момент уже велись оперативные мероприятия, он был установлен, и по дороге в аэропорт было остановлено такси, из которого он исчез и появился только в Москве на заседании, не изменив показания. Весь скандал со 100 тыс. рублей, которые мы не скрывали – мы финансируем поездки свидетеля, потому что нам суд напрямую дал такое разрешение. Когда мы заявили ходатайство о вызове свидетелей средствами и силами суда, судом было отказано. Сказали нам, что это в наших интересах, поэтому «доставляйте, как посчитаете нужным». Мы посчитали нужным отправить в командировку адвоката.

Писпанен: Дальше-то что?

Варкентин: Когда он давал показания, оказалось, что те показания, которые он дает, противоречат всем материалам дела.

Писпанен: Его показания разваливают дело?

Варкентин: Он дает показания о том, что там был другой автомобиль с другими номерами и Темерханов – не тот человек, который стрелял в Буданова. После того, как  он эти показания дал, был разыгран откровенный комикс с этими 100 тыс. рублей и, якобы, подкупом свидетеля Евтухова. После этого приставы его увели, и где он находится, нам неизвестно. У нас есть информация, что его допрашивают в рамках проверки Следственного комитета по поводу его доставления  в Москву и показаний. Дальнейшая судьба его нам неизвестна. Мы провели несколько часов в здании суда, ждали, когда он нам выйдет. Но, судя по всему, он совместно с оперуполномоченными покинул здание суда через служебный вход.

Казнин: Что вы собираетесь делать?

Леш: Что я могу сделать сейчас? Кому писать? Если обращаюсь в полицию, они у меня спрашивают, где им его искать.

Казнин: Вы будете в Москве?

Леш: Я нахожусь в Москве. Он тоже москвич, у него московская прописка. Он проживал здесь, просто временно он проживал в Новосибирске, у него мама в тяжелом состоянии.

Писпанен: Вы как адвокат будете предпринимать какие-то действия?

Варкентин: Все действия предприняты. 15 января было подано заявление во все инстанции о беспределе, допущенном 14 января в отношении Евтухова. После его пропажи 18 января во все инстанции, включая Мосгорсуд, были также поданы заявления. Мы готовы во всех инстанциях оказывать ему любую помощь. Но он на связь не выходит, местонахождение его неизвестно.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.