«Запрещеночка». Кто из музыкантов не приедет в Россию из-за Крыма

Здесь и сейчас
20 марта 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Гастроли украинской группы «Океан Ельзи» в России перенесены на неопределенный срок. Шоу отложены по инициативе организаторов. «И еще раз подчеркнем, что на данный момент группа не отменила ни одного концерта ни в одной стране мира по собственной инициативе», — говорится в пресс‑релизе Океана Эльзы.

О том, что проведение российских гастролей «Океана Ельзи» находится под вопросом, впервые говорилось в феврале 2014 года, сразу после отстранения от власти президента Виктора Януковича и перехода Верховной Рады под контроль оппозиции, в которых Москва усмотрела признаки государственного переворота. Солист группы Станислав Вакарчук открыто выказывал поддержку Майдану.

Не окажется ли Россия в музыкальной изоляции из-за своего решения по Крыму – обсудили с нашим гостем – музыкальным обозревателем газеты «КоммерсантЪ» Борисом Барабановым.

Монгайт: Кто именно, как вы считаете, отменил концерт «Океан Эльзы»? Чья это была конкретно инициатива?

Барабанов: Отменить может только организатор.

Монгайт: А кто-то запугивал организаторов, или организаторы испугались сами, как вы думаете?

Барабанов: Я думаю, что они испугались каких-то призывов или реплик, прозвучавших из уст людей, которых сейчас, наверное, принято пугаться.

Монгайт:  А кроме «Океана Эльзы» кто еще, как вы думаете, может оказаться неожиданно табуированным на территории Российской Федерации в этой политической ситуации?

Барабанов: Это тот самый случай, когда не хочется подсказывать идиотам. Потому что я уже сталкивался с этим.

Монгайт: Вы знаете, идиоты нас не смотрят.

Барабанов: Я думаю, смотрят. Конечно, украинские музыканты, которые приезжают с Украины.

Лобков: Что же теперь делать с Софией Ротару? Она и гражданка Украины, и дача у нее в Крыму, как я понимаю, место жительство в Крыму.

Барабанов: Почему-то за нее я беспокоюсь в последнюю очередь. Сердце за нее спокойно, а вот другие коллективы, я не хочу перечислять, может, кому-то напомню. Вот за них переживаю, потому что Украина –  это огромный ресурс, назовем это так, качественной музыки, очень хорошей по всем меркам. И уж тем более «Океан Эльзы»  – это действительно современная классика рок-музыки.

Монгайт: А в финансовом плане потеря гастрольной площадки как Россия – это существенно для группы?

Барабанов: Конечно. Я думаю, что большинство украинских коллективов, таких известных у нас, живут во многом за счет гастролей. И главное – частных закрытых мероприятий в России. Это, кстати, очень важный вопрос.

Лобков: То есть те люди, которые, может быть, оказались в этом списке секционном, до этого зачастую приглашали и «Океан Эльзы», и «Вопли Видоплясова» к себе на дачу?

Барабанов: И продолжат приглашать.

Монгайт: Я думаю, что это будет, наоборот, особенная пикантность, когда люди из этого списка будут приглашать «Океан Эльзы».

Барабанов: Один музыкант, который уже тоже не приедет в Россию, Женя Гудзь из группы Gogol Bordello, называет это словом «запрещеночка». То есть теперь «запрещеночка» в лице украинских музыкантов.

Монгайт: А почему он не приедет? Он, вообще, не очень украинский музыкант.

Барабанов: Он как раз очень тесно связан с Украиной. Он написал, если я не ошибаюсь, гимн команде «Динамо-Киев», он написал песню, которая называется «Гимн Майдана», и он построил в Киеве очень хороший клуб, который недавно открылся, и он все больше и больше в последнее время подчеркивал свои украинские корни. Официальная причина отмены турне – болезнь одного из музыкантов группы.

Монгайт: Он сам решил не приезжать, или все-таки его приглашающая сторона отменила гастроли?

Барабанов: Нет. В данном случае оправданием было сообщение группы о том, что один из музыкантов не здоров, сломал ногу. Причем, такой принципиально важный музыкант для группы, без которого она не может. И такого рода оправдания или объяснения, в основном, поступают от всех, кто сейчас отменяет свои гастроли. Например, для меня лично, огромная потеря и разочарование – отмена гастролей Роберта Планта.

Лобков: Там, насколько я понимаю, речь шла о логистике.

Барабанов: Такая обтекаемая формулировка. Причем говорят (я не заглядывал последние несколько часов), что на официальном сайте такой формулировки нет. Это некое заявление, сделанное организаторами. Но это тоже такая формулировка, в которую мы можем верить на слово. Поэтому это ужасно.

Монгайт: Вам не кажется, что мы накручиваем ситуацию? Может, нам кажется, что они из-за этого, а на самом деле…

Барабанов: Нет, не накручиваем. Огромное число музыкантов вообще не обращают внимания на политику. Я брал интервью вчера у такой английской певицы Кетти Мэлоун. Она английская певица грузинского происхождения, она очень популярна в Англии. И я говорил о ее отношении к политике, и она ответила, что «я стараюсь не говорить о том, в чем я не разбираюсь. Мое дело развлекать людей, петь, я не касаюсь в своих песнях политики, я этого не умею делать. Если бы я хотела, я бы пошла в университет изучать историю и политологию. А я этого не сделала, я умею петь песни». И о такой точке зрения говорят очень многие.

Лобков: Клевая отмазка.

Барабанов: Я готов согласиться, что человек так думает.

Монгайт: Вот интересно, если, как мы себе сейчас представляем Украину, она достаточно сильно психологически разделена на западную и восточную или на русскоязычную.

Барабанов: Более чем.

Монгайт: Вот, например, выступление «Океан Эльзы» в Харькове или где-нибудь в сильно русскоязычной части, в нашей с вами родной Одессе.

Барабанов: «Океан Эльзы» , думаю, всеми любим, и везде его адекватно воспринимают, во всяком случае, я надеюсь на это. Потому что все-таки везде понимают, даже если не говорят на языке, точнее очень много людей, которые не говорят в повседневной жизни, но многие понимают украинские тексты, понимают, о чем речь.

Лобков: Борис, вот если сравнивать музыкальное сопровождение митингов на Майдане, я там был. На Васильевском спуске (я там правда не был, но много чего слышал), когда некое событие государственного значения – а, безусловно, присоединение Крыма – это событие государственного значения, как бы к нему не относится – звучат в качестве музыкальной поддержки Газманов, «Любэ». На Майдане кроме фронтмэнов «Океана Эльзы» и «Воплей Видоплясова» было много неизвестной, но очень хорошей рок-музыки. Это разительно отличалось. Вот вы анализировали, что на Майдане, а что на Васильевском спуске?

Барабанов: Наверное, разница такая же, как между Майданом и Васильевским спуском. Такая же разница, которая звучит в одном месте и в другом, все очень понятно. Вообще, я бы не стал обращать особого внимания на то, какая музыка играет на митингах. Это такая сопровождающая составляющая, и главное  то, что там говорят. В принципе, наверное, какая-то музыка должна звучать. Да и Вакарчук, к сожалению, для тех, кто не получил его концертов в Петербурге и других городах, имел в своем лице «оранжевую революцию», первый Майдан и выступления там, и соответственно, остался у кого-то на жестком диске, как «оранжевый».

Монгайт: Такой саунд-политический-трэк.

Фото: © Валерий Левитин/РИА Новости

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.