Замминистра связи Марк Шмулевич о развитии ранка IT-технологий: «Россия – это конечно про нефть и газ, но немного и про IT»

Здесь и сейчас
25 октября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Правительство утвердило стратегию развития российской IT-отрасли: чиновники рассчитывают, что через 6 лет число рабочих места для it-специалистов вырастет с 300 тысяч до 700 тысяч, объем финансирования стартапов – с 18 до 50 миллиардов, а сам внутренний рынок – с 600 миллиардов   до почти триллиона рублей.

Обсудили эту и другие новости из мира связи с нашим гостем – у нас в студии был замминистра связи и массовых коммуникаций Марк Шмулевич.

Казнин: В стратегии 5 положений, среди них, например, образование. Это же общее место. Понятно же, что этим надо заниматься. Для чего указывать это в профессиональном документе?

Шмулевич: Если бы в этом документе было просто написано, что нужно заниматься образованием, то ничего нового бы, действительно, не внесли. Документ выделяет несколько главных вещей, которыми нужно заниматься, и говорит, что сфокусироваться нужно именно на них, чтобы результат был не только на шесть лет - это стратегия на перспективу до 2025 года. Главных вещей несколько. Образование, популяризация и все, что нужно, чтобы больше людей шли работать в IT. Также в документе написано про условия ведения бизнеса в России в сравнении с другими странами.

Дзядко: Вы можете объяснить, зачем мне, студенту, идти работать в России вместо того, чтобы поехать в Америку в Кремниевую долину? Министр сказал, что у нас только через 5 лет будет 150 тысяч сотрудников, а нужно 350 тысяч. Откуда возьмете эти 200 тысяч? Как их привлечь?

Шмулевич: 150 тысяч у нас будет из вузов. У нас есть количество бюджетных мест по укрупненным группам специальностей. Если взять айтишную, у нас будет примерно 25 тысяч в год. Значит, за 5 лет - 125, плюс есть дополнительные. Откуда возьмем 200? В первую очередь, мы возьмем не из вузов, и мы не должны их брать из вузов, потому что то понимание, которое сегодня есть, что айтишник должен иметь высшее образование, верно для большого количества людей, которые создают новые продукты, которые занимаются алгоритмами, но кроме этого должно быть большое количество просто разработчиков или тестировщиков кода. Им совершенно необязательно знать теоритическую физику.

Дзядко: То есть это просто самоучки.

Шмулевич: Нет, мы думаем, что государство активно будет заниматься тем, чтобы не только вузы, но и средние учебные заведения готовили айтишников. Во-вторых, да, обучение в вузе дает фундаментальное знание – человек должен уметь думать, понимать, как устроен алгоритм, системы, математика, а дальше IT так быстро меняется, что проблема дать прикладные знания не будет такой большой.

Дзядко: Если бы вы были айтишником, вы бы пошли работать в российскую компанию или уехали за рубеж?

Шмулевич: Раньше был такой выбор: либо ты работаешь в России, либо эмиграция – решение на всю жизнь. Сейчас такого нет.

Дзядко: Но при этом все уезжают. Утечка мозгов – не секреть.

Шмулевич: Большинство успешных IT-компаний – глобальные. Ты можешь будучи в Мытищах делать продукт, который продаешь в Калифорнии.

Дзядко: Как удержать? Как привлечь работать именно на российскую компанию?

Шмулевич: Есть чисто практичные вещи, например, жилье. Молодым ребятам важно доступное жилье. У нас есть проект: мы понимаем, как сделать так, чтобы сотрудник IT-компании, которому компания готова половину процентов по ипотеке софинансировать, мог бы получать вторую половину от государства. Есть серьезные мотивационные вещи, например, интересные проекты. Мнение, что человек не вернется, если он уехал, потому что там есть солнце и люди больше улыбаются, верно частично. Если есть действительно интересный проект, очень многие приедут заниматься именно им.

Казнин: Хорошо бы это все реализовалось. Была модернизация Медведева. По мнению многих экспертов, этот глобальный проект практически провалился. Что сейчас заставит государство и людей поверить в эту стратегию? Будут финансировать эти направления, пытаться как-то стимулировать малый бизнес, хотя в целом у него очень тяжелая ситуация. Будут какие-то научные разработки. Инфраструктура, экспорт. Но это все может опять же через год-два…

Шмулевич: Во-первых, то, что вы говорите про модернизацию, вы говорите про инновации вообще. Кроме инноваций, есть мода на инновации, когда под  инновациями подается то, что, по меньшей мере, не является инновацией в мире, а часто не является инновацией вообще. В IT это не так. Не так много областей, в которых действительно делают инновации. Вы наверняка сами знаете несколько российских IT-продуктов, которые успешны на рынке. Яндекс, ABBYY, Касперский, есть много компаний более маленького масштаба, которые в своих нишах вполне успешны. Там действительно инновации есть, и это не связано со словом «модернизация».

Дзядко: Вы не считаете, что это исключение из правила? Что Россия – это про нефть и газ. И Россия никогда не станет IT-державой.

Шмулевич: Что никогда не станет, я не считаю. То, что сегодня нефть, газ и машиностроение, – это действительно правда. Но не только это, об IT забыть нельзя. Кроме того, если о ней забыть, те же самые нефтедобыча, газодобыча, энергетика, машиностроение не будут эффективными. Все этапы развития этих отраслей в мире так или иначе связаны с современными IT-решениями.

Дзядко: Может, не тратить на ипотеку студентов, а просто закупить технологии на Западе?

Шмулевич: Не получится не тратить на ипотеку студентов. Если хочешь разово внедрить технологии, наверное, это можно сделать, а если хочешь сделать так, чтобы в России было больше истории успеха и российские компании были конкурентоспособны, кроме людей ничего не нужно.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.