Замминистра Федюкин: будем дальше бороться с фальшивыми диссертациями, ученые поддержат

Здесь и сейчас
31 января 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Комиссия Министерства образования и науки по проверке диссертационного совета Московского педагогического госуниверситета (МПГУ) заявила сегодня о массовых фальсификациях диссертаций.

Речь идет о главном педагогическом вузе страны, в советское время он носил имя Ленина. Министерская комиссия предлагает закрыть совет, лишить ученых степеней липовых кандидатов и докторов наук, а также решить вопрос об ответственности главы совета и всего руководства вуза.

Скандал с диссертациями начался с кандидата исторических наук Андрея Андриянова, директора Специализированного учебно-научного центра при МГУ. Комиссия Минобрнауки ограничиваться МПГУ не будет и продолжит свою работу по проверке диссертационных советов и в других вузах. У нас в гостях был глава комиссии, замминистра образования и науки Игорь Федюкин – с ним обсудили эту тему.

Монгайт: Что произошло сегодня в МПГУ?

Федюкин: Мы провели выборочную проверку ряда диссертаций, несколько десятков диссертаций. Выявились три основных типа нарушений: диссертанты в своих авторефератах научные публикации, которые на поверку оказывались несуществующими. Мы получили официальное заявление нескольких десятков научных журналов, где они якобы публиковались, в которых объяснялось, что таких авторов там в глаза не видели, таких статей никогда не печатали. Даже номеров журналов не выходило. Во-вторых, у нас есть официальное заявление целого ряда вузов, где эти диссертации якобы выполнялись, в которых говорится, что диссертация в данном вузе не выполнялась, этой кафедрой не рассматривалась. Заявления, которые содержатся в аттестационных делах, не отправлялись никуда. Несколько вузов пишут, что подписи и печати на данных заявлениях являются поддельными. По нашей просьбе Российская государственная библиотека провела проверку ряда диссертаций на наличие некорректных заимствований. В ряде диссертаций объем этих заимствований зашкаливает за 70-80%. Это минимальная оценка, потому что речь идет о заимствованиях, выявленных по тому массиву источников, которые в РГБ есть в электронном виде. Не все диссертации и книги оцифрованы. Объем заимствований может быть и больше. Что особенно удручает, что здесь видна сеть, существовавшая вокруг этого совета, когда диссертация выполнена с большим объемом некорректных заимствований, после этого сама становилась источником заимствований. Мы видим, что авторы сами становились научными руководителями. Речь идет о серьезной ситуации, когда к работе по аттестации научных кадров допускались лица, которые относились к своим обязанностям халатно или сами получили свои степени и звания на основании фиктивных действий.

Монгайт: Что теперь будет с этими лицами?

Федюкин: Комиссия пришла к выводу, что в отношении 17 лиц есть все основания для лишения их ученых степеней. Целый ряд лиц есть, по которым мы выявили серьезные нарушения, но их диссертации были защищены более, чем 3года назад. Помимо лишения ученых степеней как дальше будет складываться их карьера – это вопрос организаций, где они работают. Здесь обществу будет важно посмотреть на то, как сами организации реагируют на наличие в рядах их сотрудников таких дам и господ.

Монгайт: Вы сделаете эти имена публичными?

Федюкин: Да, эти имена обнародованы. Мы  обращаем внимание, комиссия подчеркивает, что речь идет не только о самих диссертантах и не о том, что надо продолжить работу по выявлению других подобных диссертантов. Речь идет о том, что мы должны посмотреть, кто отвечает за эту ситуацию. Есть диссертационный совет, который голосует за принятие этой диссертации, есть комиссия, которая особенно внимательно рассматривает эту диссертация, есть научные руководители и оппоненты. Где были они, какова была их роль, как они относились к своим обязанностям, это вопрос, который комиссия поставила, и пришла к выводу, что организация, в которых эти сотрудники работают, должна очень внимательно посмотреть, уместно ли дальнейшее участие этих сотрудников в работе диссертационных советов.

Монгайт: Сам МПГУ, как это скажется на его судьбе?

Федюкин: Вуз должен принять серьезные меры в отношении тех сотрудников, которые там работают и которые должны были отвечать за обеспечение работы совета. Комиссия отметила персональную ответственность ректора за ту ситуацию. Комиссия в целом обратила внимание на то, что уровень ответственности и руководителей организации, и членов диссовета, и научных руководителей совершенно недостаточен. Организации и отдельные сотрудники не отвечают за качество работы диссовета. Это недопустимо.

Казнин: Мы говорим сейчас об одном вузе, но масштабы, скорее всего, намного шире.

Монгайт: Вы будете продолжать эту деятельность?

Федюкин: Несомненно, она должна быть продолжена. Комиссия рекомендовала посмотреть на механизмы для изучения таких ситуаций, реагирования, должны быть более четкие механизмы подачи апелляций на диссертации, более четкие механизмы рассмотрения этих апелляций. Комиссия предложила посмотреть на то, как у нас происходит формирование экспертных советов, насколько прозрачно оно происходит, насколько прозрачная там ротация членов. Комиссия рекомендовала Министерству создать совет по научной этике, который мог бы рассматривать спорные вопросы.

Казнин: Почему до этого не вскрывались такие факты?

Федюкин: Здесь то недовольство, которое копилось в научном сообществе, достигло критической массы. Может быть, и активная работа научного сообщества, которая привела к появлению этой комиссии. Очень позитивная реакция общества в целом на выводы комиссии. Мы надеемся, что в научном сообществе созрел некий запрос на очищение от таких явлений.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.