Законы выгоняют легальных таксистов с рынка

Здесь и сейчас
1 сентября 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

С сегодняшнего дня таксисты не могут ездить без специального разрешения на перевозку пассажиров и багажа. Федеральный закон с новыми правилами вступил в силу. О том, как изменится рынок пассажирских перевозок, мы поговорили с Ярославом Щербининым, главой профсоюза таксистов "Таксист". 

Если отправитесь сегодня на улицу в поисках попутки, не удивляйтесь, что на вашу поднятую руку частники не приедут. С сегодняшнего дня в России действует закон о такси, и хотя частников – без лицензии, шашечек и счетчика будут штрафовать только с января, среди бомбил, которые оказались вне закона, уже паника.

Легальные таксисты не рады новым правилам, особенно в регионах. Если в Москве разрешения выдаются бесплатно и их уже выдано около 6 тыс., то в регионах за разрешения требуют по 8 тыс. рублей. При этом новый закон содержит много обременений для легальных таксистов: разрешение на перевозку действительно лишь на территории региона, в котором выдано. Кроме того, ужесточаются требования, предусматривающие ограничения по возрасту автомобилей и стажу водителей, ежедневную проверку здоровья персонала, определенную комплектацию (GPS, кассовый аппарат, таксометр, детское кресло) и цветографическую "шахматную" схему на автомобиле.

Профсоюз таксистов в конце сентября даже планирует провести акцию протеста против новых требований к таксистам. Они обещают не перекрывать улицы, а по закону обратиться к правительству и рассказать, почему новый закон мешает их работе. 

Изюмская: Если отправитесь сегодня на улицу в поисках попутки, то не удивляйтесь, что на вашу поднятую руку таксисты могут не приехать, частники, по крайней мере. Дело в том, что с сегодняшнего дня вступил в силу закон «О такси» и теперь обязательно должна быть лицензия у перевозчика пассажиров, обязательно должны быть шашечки и счетчик, и с января даже будет штрафовать нелегальных таксистов, 5500 за такую перевозку придется заплатить таксисту. Обсудим грядущие нововведения с нашим гостем Ярославом Щербининым, главой профсоюза «Таксист». Ярослав, я знаю, что недовольны этим не только бомбилы, которых убирают с рынка, но и легальные перевозчики. Но вам-то, казалось бы, чего жаловаться, как раз, наоборот, в каком-то смысле снизится конкуренция, повысится качество обслуживания?

Щербинин: Вы знаете, для легальных перевозчиков этот закон создает больше проблем, что помощи. Ведь он направлен на то, чтобы контролирующие органы, в первую очередь, контролировали именно легальных перевозчиков. А отлов бомбил будет вестись как обычно у нас операция, то есть месячник, или еще как-то. Соответственно, легальный перевозчик всегда находится под прицелом проверяющих органов нелегальный перевозчик он как бы вне правового поля, то есть, его, возможно, штрафанут, возможно нет, но чтобы его поймать, это опять же надо провести операцию, контрольную закупку, это сложно сделать.

Изюмская: То есть, в каком-то смысле мы, как потребители, можем выдохнуть: бомбилы с улиц не исчезнут? И если нужно доехать до соседней остановки, то поднял руку, сел и за 50 рублей доехал, такси вызывать не придется?

Щербинин: Вы знаете, выдохнуть, наверное, все-таки рано будет, потому что с 1 января они все-таки попрячутся, я думаю, потому что никому не хочется…

Изюмская: Не с сегодняшнего дня, все-таки.

Щербинин: Нет, пока штрафы не введут. Они попрячутся почему? Никому не хочется быть оштрафованным вот в этот месячник борьбы с нелегалами на 5 тысяч рублей. Это достаточно много, большие деньги. И более того, с парковок, скорее всего, около метро вот этих вот таксистов, которые там стоят, они, скорее всего, уйдут, потому что там будет особое внимание к этим местам. Соответственно они будут, либо проезжать мимо, пытаться поймать вас с руки, либо где-то еще прятаться. Но первый месяц, январь, я думаю, очень сложно будет поймать такси.

Изюмская: Смотрите, насколько я помню, вы были участником потасовки с нелегальными таксистами, отчего и пострадали, в каком-то смысле вы теперь от этого будете избавлены.

Щербинин: Ни в коей мере. Понимаете, вот эта потасовка она очередной раз показала… Я приехал защищать легальных перевозчиков. Мы вызвали милицию, то есть, конечно спонтанно все получилось, но сам факт: виновников не нашли до сих пор, соответственно, прошло уже два месяца, никаких мер по сути не принято, те люди, которые там стояли, они так и стоят. То есть, ситуация никак не изменилась. Что будет с введением этого закона, что изменится? Милиция, если она сейчас не отвечает за вот эти места скопления этнических таксистов, почему она будет с 1января за этим следить?

Изюмская: Давайте признаемся честно, все-таки качество обслуживания такси оставляет иногда желать лучшего. Может быть, введение такого контроля как-то повысит качество обслуживания в отрасли? И тот контроль, которого вы так опасаетесь, пойдет на пользу отрасли?

Щербинин: Вы знаете, скорее она цены повысит, потому что слишком много требований к перевозчику. Если таксометр будет определенной модели, который стоит, допустим, 15 тысяч, и ежемесячное обслуживание около тысячи рублей…

Изюмская: То есть, если стоит таксометр другой модели, придется переоборудовать весь таксопарк?

Щербинин: А вы знаете, пока никто об этом информации не дает. И я, купив сейчас таксометр за тысячу рублей, к примеру, самый простенький, рискую через полгода оказаться нелегальным, быть оштрафованным за то, что он не соответствует каким-то нормативам.

Изюмская: Это же опасения, пока еще нигде не прописано никаких рекомендаций нет.

Щербинин: Понимаете, опасения у меня будут с инспектором ДПС один на один выяснять, кто из нас прав, и боюсь, что у него будет прав больше, чем у меня. А штрафовать опять же он будет. То есть, это очень такая ситуация приятная, ведь в 2004, по-моему году, многие таксопарки обязали купить таксометры, которыми они попользовались полгода, потом сказали, что это все не нужно и понимаете: человек купил 15 тысяч на каждую машину установил прибор, потом они у него пылятся на складе.

Изюмская: Таксометры да, затратно, но, наверное, не очень?

Щербинин: Знаете, в Краснодарском крае сейчас уже ввели цвет машины, то есть определенный цвет машины.

Изюмская: Это региональная власть развлекается.

Щербинин: Вы знаете, это Москва очень себя корректно ведет: она за разрешение денег не берет, на данном моменте, цвет не заставляет перекрашивать, очень лояльно подходит к набору документов. В других регионах либо вообще не принят закон соответствующий местный, который соответствует федеральному, то есть, люди остаются в неведении до сих пор, как они будут работать после 1 января, никто им не расскажет. Либо вот как в Краснодарском крае, вот мне звонили на днях таксисты оттуда, говорят, разрешение стоит от 5 до 8 тысяч рублей, по разным сведениям, выдаваться оно будет от двух недель и выше срок…

Изюмская: А в Москве, я на сколько я помню, бесплатно выдают?

Щербинин: Один два дня и вы получаете разрешение. Далее там обязали всех в белый цвет машины перекрасить, то есть 30-50 тысяч.

Изюмская: Это еще и не намоешься по осени и весне.

Щербинин: Ну, с мойкой-то ладно, а вот с тем, что 30-50 тысяч в регионах потратить на перекраску машин. Более того, я не знаю, надо уточнить по их закону, но говорят, что там только либо наши 14 моделей Жигулей, либо иномарки. То есть, все мелкие города, которые используют ВАЗы в силу того, что не могут купить другие, они получается, пролетают и замены никакой нет.

Изюмская: Эта информация пока только из одного региона? Другие пока не сообщают?

Щербинин: В других, в Ивановской области, я знаю, там 200 рублей за разрешение. Собирают документы уже сейчас, выдавать будут разрешение в ноябре.

Изюмская: А в законе не прописано, бесплатно должна выдаваться лицензия или за деньги?

Щербинин: Не прописано, это все на усмотрение регионалов. И это вот, в Москве так пошли лояльно, в регионах пошли совсем по-другому.

Изюмская: Получается, что если в Москве ситуация будет более-менее ровной и особенно ничего не изменится, что в регионах действительно люди могут ощутить повышение тарифов серьезное?

Щербинин: Повышение тарифов, безработица, это все они ощутят. А в Москве тоже ситуация, вы знаете, она ровная с одной стороны, при, казалось бы, таких мягких требованиях к легальным перевозчикам, и не проблемным получением разрешений, все равно 6 тысяч всего получило, почему? Надо разобраться.

Изюмская: Это мало, вы считаете?

Щербинин: Для Москвы нужно, как минимум, 40 тысяч автомобилей. И вот задайте вопрос, а почему же остальные при таких мягких условиях не идут получать разрешение? Ответ прост: рынок 20 лет складывался, рынок выработал какие-то свои законы, правила работы, по которым люди работали, и уже более-менее бизнес был налажен. Сейчас это все ломается, причем в такие короткие сроки, что люди не успевают перестроиться. Основная проблема в том, что у перевозчика, у индивидуального предпринимателя, в основном, нету в собственности автомобиля. Он либо берет его в аренду, либо покупает в кредит на кого-то из родственников и это вот ставит его в то положение, что он остается с кредитным автомобилем на руках без работы, без будущего и что делать?

Изюмская: То есть, не исключено, что те люди, которые сейчас работали легально, могут напротив, пополнить ряды бомбил и нелегальных перевозчиков?

Щербинин: Да. Знаете, некоторые откровенно так и заявляют, что придется идти в нелегалы. Ну, а что делать? Надо же как-то кушать, кормить семью.

Изюмская: Вы планируете акцию протеста в конце месяца?

Щербинин: Мы, скорее всего, совместим с другой акцией по повышению стоимости бензина, это в принципе, напрямую касается.

Изюмская: Что тоже «положительно» скажется на стоимости пассажирских перевозок.

Щербинин: Кстати да. Вы знаете, спрашивают, поднимается цена и насколько она поднимется. Я могу сказать, что этот закон превышает требования к перевозчику и соответственно, себестоимость поездки, плюс стоимость на бензин. Последние два года, в Москве, по крайней мере, были очень стабильные цены. Сейчас они начинают повышаться, ну, вы видите, насколько бензин подорожал? На 4-5 рублей. И это, естественно, не может не сказаться на стоимости поездки.

Изюмская: Так, когда будет акция? Какие будут лозунги? В какой форме она пройдет?

Щербинин: Пока мы еще не планируем, мы сейчас решили заняться письмами, то есть, письменной работой. Всем депутатам отослать письма с тем, чтобы все-таки депутаты определились, чьи интересы они представляют: народные, либо чьи-то еще.

Изюмская: А у вас есть сомнения?

Щербинин: А у вас нет? Тут знаете, я надеюсь, опять же, что выборы нам в этом помогут. У меня просто есть надежды, что закон либо отложат, внесут мораторий на исполнение на 1 января, либо внесут изменения, которые так необходимы, изменения с учетом мнения перевозчиков, как участников рынка, так водителей, ну и возможно, пассажирские какие-то организации.

Изюмская: А когда закон разрабатывался, вас не пригласили к обсуждению?

Щербинин: Знаете, в рекордно короткие сроки он проскочил - за три месяца - я даже не представляю, это, наверное, самый нужный был закон в России.

Изюмская: Наверное, кому-то действительно нужный.

Щербинин: Знаете, мы тоже мечтали о том, чтобы был принят закон, мы выдвигали предложение о том, как его принять. Нас как-то пропустили мимо, и никто не посоветовался ни с кем и вот результат.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.