Закон о болельщиках фанатов не остановит

Здесь и сейчас
27 сентября 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Суд арестовал двоих участников вчерашней драки на футбольном матче «Торпедо» – «Динамо» в Москве. 15 человек получили административные штрафы. Драка произошла перед матчем, у касс стадиона, а уже во время матча болельщики начали бросать на футбольное поле фейерверки и файеры.

Игру пришлось остановить, а потом и вовсе прекратить. Сегодня эта новость стала одной из самых обсуждаемых. Вот, например, директор по безопасности Российской футбольной премьер-лиги Александр Мейтин считает, бесчинства на трибунах российских стадионов продолжатся, потому что законов, регулирующих поведение болельщиков и другие аспекты проведения матчей, до сих пор не существует.

Эту тему мы обсудили с одним из основателей Всероссийского объединения болельщиков – Андреем Малосоловым.

Достаточно действующего законодательства, что наказать тех, кто дрался, чтобы решить, как поступить с командами, с клубами и так далее?

Андрей Малосолов: Безусловно, достаточно. Самое плохое, что было во вчерашних событиях, – прекращение матча, срыв соревнований – в том, что ретивые наши товарищи, которые после таких громких преступлений предпринимают некие инициативы, могут сейчас всерьез взяться и за болельщическое движение. Мы же помним, что дело Pussy Riоt спровоцировало принятие закона о наказании за религию, хотя полно статей, которые наказывают за религиозные преступления – это и вандализм, и причинение вреда, разжигание розни, - а ситуация на Минской улице, когда пьяный человек сбил и убил семь человек, тоже спровоцировал законодательную инициативу, которая имеет свои аналоги.

В чем тут опасность? К каким последствиям может привести принятие такого закона?

Андрей Малосолов: все говорят об этом законе как о некой страшилке. Но по большому счету закона даже в предварительном варианте не существует. Существуют некие правила поведения. Но подобного рода инциденты могут спровоцировать более жесткое действие по пресечению.

А нужно ли более жесткое действие для того, чтобы это не повторялось? Нужно регулировать специальным законом болельщиков, поведение на стадионах и так далее? Ведь об этом многие говорят.

Андрей Малосолов: Ну как можно регулировать болельщиков на футбольных матчах? Уда не ходи, это не делай?

Вот формулировка: «Если группа лиц по предварительному сговору устраивает беспорядки на стадионе…»

Андрей Малосолов: Вы сейчас назвали статью Уголовного кодекса, которая уже существует.

То есть уже достаточно? То есть можно серьезными штрафами карать, и тогда люди будут задумываться, прежде чем…

Андрей Малосолов: Я всегда отстаиваю интересы болельщиков и веду программу «Фан-зона». Единственное, что бы я добавил к уже действующим нормативным актам, это возможное индивидуальное наказание за такие деяния как срыв матча или выбегание на поле. Но эти наказания не должны быть зверскими, не 15 лет или пожизненное лишение всего имущества. Для начала это 50 тысяч штрафа. Второй раз человек уже не побежит.

Но не 500 рублей, которые никого не остановят.

Андрей Малосолов: Иногда ведь можно и не 500 рублями обойтись. Человек выбежал на поле – ему можно любую статью, которая уже есть и в Административном, и в Уголовном кодексе, прилепить. Мы все говорим о законе, но мы не говорим почему-то о работе. Все сейчас говорят: «Давайте закон примем, и будет нам счастье». Да вы сами поработайте с болельщиками, в конце концов, вы же деньги огромные получаете в клубах за это. Клубы самоустраняются не только от работ с болельщиками, но и от приведения наших стадионов в нормальное цивилизованное состояние. У нас каменный век. На российские трибуны ходить бесполезно. Кроме самого футбольного матча нынешняя футбольная индустрия не может предложить болельщику ничего.

Есть же сейчас некоторый тренд на спецификацию, на специальное отношение к разным группам лиц? Мы ограждаем чувства верующих, ограждаем граждан от работы НКО. Не нужно ли какой-то специальный закон придумать для болельщиков?

Анатолий Кучерена: Я  немножко переживаю по поводу того, что происходит сегодня в современной России, и имею право на это, потому что, было сказано уже, что что-то у нас происходит, что должно делать государство? Ужесточать законы. А что дальше? Возьмите тему верующих. У нас же много конфессий. Но этическая норма не может лечь в норму закона.

Государство таким образом демонстрирует свое присутствие, обозначает, кто тут главный, кто регулирует правила.

Анатолий Кучерена: Есть функции общества – семья, общественная организация, школа, институты, – есть функция у государства. Я понимаю, что государство не может выдержать провокации, но в то же время государство ратует за то, чтобы был порядок. Правильно было сказано: совершаются какие-то действия – ужесточается закон. Давайте все-таки подумаем, зачем сейчас принимать отдельный закон по болельщикам? У нас отменил кто-то Уголовный кодекс? Отменили нанесение телесных повреждений, мелкое хулиганство? Это все есть.

Но принятие очередного закона в последнее время – это такой способ привлечения внимания к проблеме.

Анатолий Кучерена: Но мы же зайдем в тупик. Мы же не хотим, чтобы наше общество деградировало. Если мы говорим, что мы живем в свободной стране, нельзя все зарегулировать. Мы к чему придем в будущем? Мы придем к деградации. Если речь идет о воспитании, давайте больше акцентировть будем на общество.

На ком ответственность лежит за массовые беспорядки болельщиков?

Анатолий Кучерена: На полиции. Полиция должна обеспечить общественный правопорядок. Если человек хулиганит, бьет, ломает имущество, кого-то избивает, он, конечно, может быть привлечен к Уголовной ответственности согласно закону о полиции.

А ответственность за воспитание болельщиков?

Андрей Малосолов: Ответственность за воспитание болельщиков болельщик демонстрирует на футболе: выйдя за ворота трибуны, он гражданин Российской Федерации.

Анатолий Кучерена: Мы все болельщики, но мы при этом должны вести себя культурно, корректно по отношению к другим людям.

Мы же понимаем, о чем идет речь. У каждого клуба есть боевые бригады фанатов, которые этим профессионально занимаются.

Андрей Малосолов: Я хочу уточнить: профессионально – это как? Деньги получают?

Они тренируются, на постоянной основе занимаются тем, что готовятся к стычкам, столкновениям, договариваются, устраивают эти беспорядки.

Андрей Малосолов: Это чисто любительство, они не получают за это деньги.

Из-за того, что они не получают за это деньги, они не менее опасны.

Анатолий Кучерена: Если мы сейчас скажем, что полиция должна более четко контролировать эти процессии, что нам скажут? Что полиция вторгается не туда, куда нужно. Хотя полиция должна работать на упреждение. Если такие группы есть, соответственно, она должна заранее это сделать. Я поставлю этот вопрос на контроль в своей комиссии, мы, безусловно, посмотрим, как это все происходит.

В сети проект этого закона есть, с ним знакомятся.

Андрей Малосолов: Мы все обсуждали вчера поведение торпедовских болельщиков: оно по большому счету вандальное. Но с другой стороны, по сравнению с матчем предыдущего дня «Балтика-Зенит», на «Торпеде» не было ничего хуже: те же самые дымы, те же самые питарды, но там матч не остановили. Видимо, у «Зенита» есть более серьезные покровители, чем у маленького бедного «Торпеды», у которого серьезный конфликт к тому же с президентом.

А надо формировать списки лиц, которых нельзя допускать в будущем?

Андрей Малосолов: Они уже есть. Я работал 5 лет в Российском футбольном союзе, и мы это очень хорошо изучили.

А на каком основании списки официально применяются?

Андрей Малосолов: Существует специальный департамент в структуре российской полиции, который отслеживает и экстремистские проявления, в том числе у них на контроле все фанатские группировки. Они всем давно знакомы. Те, кто находятся в этих картотеках, подобные вещи не устраивают.

Вы сейчас говорите, что проблемы нет, все под контролем

Анатолий Кучерена: То, что списки появляются, - это уже плохо. Вопрос правильный, просто это должно быть в рамках закона, потому что мало кто показал на меня или на кого-то.

Андрей Малосолов: Почему мы постоянно во всем обвиняем болельщиков? Знаете предысторию этого конфликта? Два года длится конфликт «Торпедо» с президентом, – не буду давать ему оценку, чтобы не сорваться на какие-то более грубые высказывания, - но любой гнойный нарыв взрывается в самом неположенном месте в самое неположенное время. Так же и здесь, этот конфликт привел в итоге к этому дикому обострению, всего-то на всего из-за того, что болельщикам «Торпедо» запретили проносить флаги и все элементы перформанса. Несправедливость вылилась в итоге в это все.

Вы за кого болеете?

Анатолий Кучерена: Я болею за сборную России.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.