Закон для детективов: 7 лет за нарушение

Здесь и сейчас
29 июня 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Все самое романтическое в профессии частного сыщика теперь будет строго контролироваться государством. Сегодня вступило в силу постановление правительства о сыскной деятельности, лишающие сыщиков последних привилегий. В России таких насчитывается около 200 тысяч.

Каждый сыщик теперь должен получить лицензию, детективы будут обязаны сдать отпечатки пальцев, лишатся возможности следить за людьми и прослушивать телефонные разговоры. Нельзя использовать оружие и даже драться. За превышения полномочий можно угодить в тюрьму на срок до 7 лет.

Как новый закон о сыскной деятельности будет повлияет на работу частных детективов, рассказывает Александр Алистратов, председатель правления Объединения частных детективов России.

Казнин: Скажите, действительно ужесточили правила или примерно то же самое было и раньше?

Алистратов: Вы правы. Закон о частной детективно-охранной деятельности регулирует эти отношения с 1992 года, то есть на будущий год уже будет 20 лет. Нынешнее постановление лишь определяет порядок, некие новые аспекты в области лицензирования в связи с принятием в 2008 году федерального закона 272, и ничего более.

Казнин: Готовясь к эфиру, я поговорил с частным сыщиком, это его мнение, что теперь все-таки именно с 2008 началось ужесточение правил. Например, сейчас частный сыщик не может заниматься сыском, если не закончил профильного учебного заведения.

 Алистратов: Да, этим законом введено обязательное обучение в специализированных учебных центрах. Но всего одна школа в Москве действует – та, которая обучает частных детективов.

Писпанен: А большой спрос сейчас на сыщиков?

Алистратов: Спрос на протяжении 20 лет держится примерно одинаково. Основная проблема в том, что есть частные детективы, которые совсем частные, которые действуют вне рамок каких-либо законов.

Казнин: На свой страх и риск.

Алистратов: Да, те, которые обсуждают вопросы относительно применения специальных технических средств по негласному получению информации.

Казнин: Жучки, прослушка телефонов.

Писпанен: Это незаконно. И было незаконно, и сейчас незаконно.

Алистратов: Да. Были незаконны, сейчас незаконно и будут незаконны.

Писпанен: Тем не менее, их используют детективы.

Алистратов: Я думаю, что как раз те частные детективы - есть определение в законе: «Частный детектив – есть индивидуальный предприниматель, получивший в установленном законом порядке лицензию на осуществление частной детективной деятельности» - те, которые эту лицензию не получили, а занимаются этим, это не детективы. Надо четко делить. Есть детективы, а есть те, которые называют себя детективами.

Казнин: Главный, знаете, какой стереотип? Что, в основном, занимаются слежением за мужьями?

Писпанен: Ты думаешь, это стереотип? Это правда или нет? Действительно, какой процент тех расследований - когда за мужьями или когда за женщинами?

Алистратов: Народ этим интересует.

Писпанен: А кто больше – жены или мужья?

Алистратов: Я думаю, что примерно одинаково. Видимо, ревнивых мужей не меньше, чем жен.

Писпанен: По бизнесу бывают какие-то такие расследования.

Алистратов: Я прошу отметить, что этим интересуются.

Писпанен: Но не заказывают?

Алистратов: Этим никто не занимается. Частные детективы этим не занимаются.

Писпанен: А чем занимаются тогда частные детективы?

Алистратов: Во-первых, это запрещено законом – скрытое наблюдение, это вторжение в личную жизнь. Частный детектив собирает сведения. В законе четко сказано – сбор сведений по уголовным делам.

Писпанен: Например, если я недовольна тем, как идет расследование какого-то преступления, то я могу нанять частного детектива.

Алистратов: В общем-то, да. Любой из участников уголовного процесса, чаще всего потерпевший, привлекает частного детектива для того, чтобы частный детектив собрал дополнительные какие-то сведения, которые позволили бы нормально расследовать и раскрыть преступление. Очень много обращений к частным детективам по розыску без вести пропавших. Это огромнейшая проблема в стране. Без вести пропавшими значатся много сотен тысяч граждан. Пропавшими они могут быть по разным причинам – кто-то несовершеннолетний ушел погулять. Ушли, погуляли, вернулись. Сбегают из дома, те, которые склонны к бродяжничеству. Сейчас достаточно распространено так называемое сексуальное рабство, когда молодых девочек похищают.

Казнин: А вы находите таких людей?

Алистратов: Во всяком случае, частные детективы в этой области работают. Находят – не находят. Здесь как раз, может быть, полномочий частного детектива недостаточно в области раскрытия преступлений или розыске без вести пропавших.

Писпанен: Сбор сведений и поиски пропавших – это постоянные запросы в какие-то официальные учреждения. Частным  детективам дают такие ответы?

Алистратов: Частный детектив теоретически имеет право запросить, но нигде в законе не сказано о том, что ему обязаны ответить.

Казнин: Это все, в основном, бывшие сотрудники, у них есть связи свои?

Алистратов: Подавляющее большинство тех, которые занимаются частным сыском – это, безусловно, бывшие сотрудники уголовного розыска. Те, которые специально обучены для сбора информации, сведений и умеют это делать.

Писпанен: То есть этот новый закон фактически ничего не меняет в вашей работе?

Алистратов: Ничего не меняет. Может быть, пытаются об этом сказать те, которые с прежним законом не были знакомы. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.