Срочно
В Пакистане разбился самолет с 47 пассажирами на борту
7 декабря
266

Задержаны подозреваемые в похищении сына Касперского

Здесь и сейчас
26 апреля 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Громкая история киднеппинга закончилась хэппи-эндом: сын Евгения Касперского, Иван, освобождён без уплаты выкупа. Пятеро подозреваемых в совершении преступления задержаны.

В поисках 20-летнего Ивана участвовали спецслужбы, полиция и служба безопасности компании "Лаборатория Касперского". Операция по освобождению юноши закончилась без единого выстрела, угрозы его жизни на всём её протяжении не было.

Уже известны имена похитителей — трое из них оказались членами одной семьи — и мотивы. Преступники набрали банковских кредитов и, чтобы расплатиться с ними, не придумали ничего лучше, как похитить сына богатого бизнесмена. Евгений Касперский входит в число богатейших людей России, его состояние оценивают в $800 млн.

О киднеппинге в России говорим с адвокатом Екатериной Романовой.

Арно: Часто так бывает, что кинднеппингом занимаются непрофессионалы, а люди, собственно, попавшие в трудную ситуацию? Как в кино?

Романова: Да, это великое счастье, я думаю, для этого мальчика и для господина Касперского, что именно вот такая вот семья, такой местечковый кинднеппинг, что именно похитили мальчика непрофессионалы. Потому что я в своей практике сталкиваюсь с другими случаями, когда похищениями занимаются профессионалы. И не просто профессионалы, а высочайшего уровня профессионалы. И необязательно это сотрудники правоохранительных органов, но это люди, хорошо знакомые со скайпом, с интернетом, с аккумулированием денег на каких-то оффшорных счетах, их очень сложно поймать. Поэтому вот этих поймали просто и быстро только потому, что они ну никакие как похитители.

Казнин: Интересно, есть какая-то статистика у вас, например, сколько похищений подобных происходит раскрываемых? И сколько не раскрывается?

Романова: К сожалению, официальной статистики в этом вопросе нет и быть не может на сегодняшний день, потому что опять же, насколько я знаю, здесь высок уровень латентной преступности.

Казнин: Объясните, что это значит?

Романова: Латентная преступность – это скрытая преступность, в том случае, когда не заявляют потерпевшие о совершенном похищении. Потому что правоохранительные органы не найдут, как правило, люди это понимают, и многие это понимают. Возможно, господин Касперский когда подключал свою службу безопасности, не надеялся только на работу правоохранительных органов. Поэтому люди чаще заплатят выкуп, чем пойдут в правоохранительные органы.

Казнин: То есть вот такого много?

Романова: Очень много.

Казнин: Платят выкуп, им возвращают похищенного и дальше эти люди, банда, группа людей действуют по этой же схеме уже с другими, например, богатыми семьями.

Романова: Да, и такая группа одна есть, и я ее знаю. К сожалению, по долгу своей работы я связана с расследованием уголовного дела по этой группе. Это банда Шилина, которая совершала в месяц по нескольку похищений. Об этом писала «Новая газета», писали другие СМИ. К сожалению, никто не углублялся в это исследование. Потому что на сегодняшний день Шилина не ищут, и члены его банды, хотя и установлены, они не арестованы, некоторые живут прекрасно в Лондоне. И это как раз страшная банда, потому что они профессиональны настолько, настолько умелы и тонки, что вот в этом случае заложника не то что не удается освободить, а невозможно освободить в течение 3-4-5 месяцев. А в основной своей массе людей не освобождают, к сожалению.

Арно: И все-таки в данной конкретной ситуации с похищением Ивана Касперского этим людям, непрофессиональным кинднепперам, какой срок примерно может грозить и будут ли учитываться обстоятельства, что они непрофессионалы в этом деле?

Романова: Безусловно, это не будет учитываться. Не будет даже учитываться то, что они попали в тяжелую жизненную ситуацию, потому что, пожалуйста, набрал кредитов – иди, начинай убивать? Нет. Я думаю, что их ждут достаточно высокие сроки. Я думаю, что от 8 до 10 лет и выше, возможно.

Казнин: Было в СМИ, что до 20 лет. Или это максимально?

Романова: Это теоретические сроки. Существует практика. Их социальная опасность будет учитываться, будет учитываться то, что они в первый раз судимы и т.д. Я думаю, что большие очень сроки они не получат, но это серьезные сроки. Десятка где-то, да.

Казнин: Тем более, что там то ли глава этой группы, то ли просто глава семьи – рецидивист, судя по всему. По крайней мере, такая информация появилась, что он уж сидел и что он уголовник.

Романова: Знаете, какая информация появилась: я знаю, что господин Маркин из Следственного комитета очень долго делал тайну из этого, а журналисты поехали быстренько, все разузнали, и тут же всем стало это известно. Господин Маркин говорил, что такие прям чуть ли не вертолеты там запустили, все очень сложно, сложнейшая банда, мы ее устанавливали. Оказалось все достаточно просто – дилетанты попались на совершенно примитивных вещах.

Казнин: Тем не менее, операция была проведена ведь все-таки безупречно.

Романова: Я не знаю, как проводилась операция.

Казнин: Освобожден человек.

Романова: Человек освобожден, но как проводилась операция, это может судить только профессионал, который находился в этот момент в этой среде, потому что мы можем только со стороны сказать – да, слава богу, мальчик не пострадал.

Казнин: Есть, кстати, статистика, и об этом пишут открыто, что в большинстве своем в успешных бандах, которые занимаются похищением, собственно, кажется бизнесом, как правило, действуют или бывшие или действующие сотрудники правоохранительных органов различных силовых структур. Это так или нет?

Романова: Вы знаете, это мое опять же субъективное мнение. Я хочу сказать, что кинднеппинг – это не путь, на мой взгляд, к обогащению. В основном, в нашей стране, это используется для давления, а не для обогащения. Потому что ну что такое с Касперского счистить 3 млн.? Да, в общем-то, незначительная сумма для господина Касперского. А вот влиять на каких-то высокопоставленных, может быть, серьезных бизнесменов или владельцев каких-то банков очень легко. С помощью, во-первых, их законных детей, а во-вторых, с помощью похищения их незаконных детей. Что касается вашего вопроса по участию правоохранительных органов.

Казнин: Нет, сотрудников.

Романова: Сотрудников правоохранительных органов.

Казнин: Это немножечко разные вещи.

Романова: Оговорочку по Фрейду я допустила, простите. Так вот что касается участия сотрудников, да, я убеждена, что сотрудники участвуют. Более того, я сталкиваюсь сейчас с тем делом, которое я уголовное веду, по Алешину Андрею Сергеевичу. Это величайший был чудеснейший профессионал, который раскопал-таки эту банду Шилина, о которой я говорила, собрал материал, написал заявление в Генпрокуратуру, пошел в Генпрокуратуру с этим материалом, пошел в Следственный комитет и там был в лифте арестован сотрудниками УСБ ФСБ. Этот материал до сих пор весь не вошел ни в одно следственное дело. Этот материал покоиться в недрах Следственного комитета при Генпрокуратуре РФ, а Алешин благополучно сидит 3 года, имея полное алиби. Потому что Алешину инкриминируют действия по похищению людей на Ленинградке, а он в этот момент летит в самолете над Римом. И вот даже такой вопиющий факт, такое алиби суд не принял во внимание, поэтому, я думаю, что такое давление на суды может оказывать только серьезная такая организация, как ФСБ. Поэтому я думаю, и это опять же мое оценочное суждение, что в серьезных операциях по похищению - именно не таких дилетантских, а серьезных – обязательно не без участия сотрудников очень высокопоставленных.

Казнин: А какая возможность от этого защититься есть?

Романова: Во-первых, защититься одна возможность – смотрите, сколько у нас народу уехало за границу. Если у человека более менее какие-то деньги появились, они все сидят за границей, по крайней мере, их жены и дети. Все дети в Швейцарии, и из Швейцарии ты хоть там обпохищайся, это очень сложно. Поэтому все, кто смог, все вывез своих детей.

Казнин: Знаете, это несерьезное обвинение, то, что вы говорите.

Романова: Да. Вы же серьезный канал.

Казнин: Я к тому, что вы не боитесь, что могут последовать, например, иски какие-то, потому что вы обвиняете конкретную организацию.

Романова: Это мое оценочное суждение, у нас суд признает оценочное суждение. Об этом несколько раз писал господин Навальный - что мы имеем право иметь оценочное суждение. Я работаю адвокатом, я в определенном материале. Более того, я свою позицию готова перед любым судом отстаивать. У нас есть материал, которым не интересуются журналисты. Пожалуйста, приходите, будем давать интервью, даем материал, пишите. Все боятся. Единственные, кто пишет об этом – это «Новая газета». Все остальные обходят эту тему – не дай Бог, слишком серьезная организация, неприкасаемая организация.

Казнин: Еще один момент. Вы сказали, что в России похищают часто не ради выкупа, а ради давления. Это российское такое ноу-хау? Потому что, например, другие страны, где кинднеппинг очень развит – это Бразилия, например – там все-таки речь идет о выкупе, как правило.

Романова: Ой, я не знаю бразильский опыт, ради Бога, увольте меня от этого. Я думаю, что, может быть, в Буркина Фасо там ради еды похищают детей и еще какой-нибудь существует островной зарубежный опыт. Я думаю, что надо, если уж вы назвали себя демократическим и цивилизованным государством, давайте не будем сравниваться с какими-то странами, к которым мы не тянемся, не стремимся. Давайте стремиться к Германии, например, к Финляндии.

Казнин: Есть статистика?

Романова: Там нет. Там мало, очень мало, исключительно мало. Я не знакома со статистикой, потому что если я буду называть цифры, я должна четко их знать – я не знаю этих цифр.

Арно: Там, как правило, похищения в рамках брака, когда некие междоусобицы между родителями.

Романова: Да. К сожалению, у нас вот этот опыт по сравнению с европейскими странами гораздо больший.

Казнин: Есть конкретная структура, которая занимается подобными вещами?

Романова: Вы имеете в виду раскрытие?

Казнин: Конечно.

Романова: К сожалению, я вот адвокатом работаю достаточно давно, и я на своем веку наблюдала, когда у нас была прекрасная структура, которая занималась именно похищением. Чем она была прекрасна? Она была прекрасна тем, что вся информация по похищениям стекалась туда. Там были прекрасные базы, ребята имели определенный опыт, действительно работали. Сейчас же похищением и раскрытием похищений занимается огромное количество организаций, ни одна из которых, как я думаю, все-таки не в состоянии раскрывать сложные похищения. Да, такое простое – пожалуйста, а вот сложное – просто не способны. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.