За воровство на госзакупках нужно наказывать министра

Здесь и сейчас
1 сентября 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Минэкономразвития предлагает ввести уголовную ответственность в отношении чиновников, которые нарушают законодательство о госзакупках. По подсчетам экспертов, ежегодно на госзакупках воруется около 1 трлн рублей. 

Минэкономразвития попросило президентскую администрацию отложить реформу госзакупок. О том, что России необходим новый закон о госзакупках, еще в конце прошлого года заявил президент Дмитрий Медведев. А уже после обеда выступила глава Минэкономразвития Эльвира Набиуллина. Заявила, что на введение в России федеральной контрактной системы в полном объеме потребуется не менее трех лет. 

Изюмская: С утра пришла новость о том, что Минэкономразвития попросит президентскую администрацию отложить реформу госзакупок. О том, что России необходим новый закон, еще в конце прошлого года заявил президент Дмитрий Медведев. Однако уже после обеда выступила глава Минэкономразвития Эльвира Набиуллина, сказала, что законопроект находится на рассмотрении в ведомственной комиссии, что внедрение полное федеральной контрактной системы в России потребует не менее трех лет. В общем, есть что обсудить. В гости мы пригласили Ивана Бегтина, он автор проекта «Государство и его информация». Иван, здравствуйте.

Бегтин: Здравствуйте.

Изюмская: Вот уже скоро год будет, как чиновники бьют свои многомудрые лбы об эту проблему. Почему она так туго решается у них? И хотя сейчас по заверениям госпожи Набиуллиной законопроект уже сдвинулся с мертвой точки, но нет ощущения, что до президентских выборов этот документ будет рассмотрен, принят и вступит в силу.

Бегтин: Я, честно говоря, считаю, что и после президентских выборов, и еще года два он все равно будет в неком подвешенном состоянии. Причина очень проста, в том, что госзакупки - это тема, на которой пересекаются интересы сразу нескольких государственных структур, довольно-таки крупных. Это Министерство экономического развития, Антимонопольная служба, Министерство финансов со всеми подчиненными структурами, и масса других федеральных ведомств. У всех свои интересы, многим не нравится ФКС, многим не нравится то, что предлагают против ФКС Антимонопольная служба. И из вот этого конфликта интересов и принципиального нежелания их идти на компромиссы, договариваться, собственно все то, что мы видим, оно и есть.

Изюмская: Это вообще решаемая проблема? Потому что вы описали это, лет десять, чтобы этот Гордиев узел разрубить понадобится, и как минимум, смена определенных глав ведомств.

Бегтин: Я думаю, что этим все и закончится, потому что у нас уже, по-моему, говорили, что после думских выборов могут быть перестановки в правительстве. И все практически уверены в том, что будут изменения после президентских выборов. И, возможно, что вот эта вся ситуация конфликтная между ведомствами, это такое следствие того, что кто-то из этих ведомств понимает, что через некоторое время он уже им не будет.

Изюмская: А как вам кажется, если поменяется некий состав слагаемых, дело пойдет на лад? Вообще, есть ли какое-то в нашей стране, в наших условиях решение этого вопроса? Вон, Гособоронзаказ тоже ни шатко ни валко все время проваливает сроки, неизвестно как и что закупает.

Бегтин: Я вообще, честно говоря, вот если совсем положить руку на сердце, я считаю, что все то, что мы обсуждаем по ФКС, это настолько далеко от реальных проблем от того, что творится в госзкупках…

Изюмская: Как далеки мы от народа сейчас с вами.

Бегтин: Это настолько далеко, что можно там еще сто лет обсуждать электронные аукционы «за», электронные аукционы «против», планирование госзакупок. Проблема-то в другом, проблема в том, что с самого начала всех реформ по госзакупкам, никто не ставил перед собой задачу того, чтобы была объективная картина того, что происходит. И у наших лиц, принимающих решение, все без исключения, понимание, сколько денег расходуется по каким темам, есть по каким-то базовым уровням, вот детальной аналитики, детальной статистики того, что происходит по факту, того, куда идут деньги, того, что в итоге закупается из каких стран и за какие деньги, мониторинг ценообразования - этого всего нет.

Изюмская: Подождите, есть же прекрасный сайт - Госзакупки.ру, - который даже вдохновил наш телеканал на создание соответствующей рубрики. Мы рассказываем каждый день о том, что и где закупается и там довольно подробно: «нам нужен стол буковый с золотым теснением за столько-то р., производства такого-то» и, в общем, тут не надо быть семи пядей во лбу для того, чтобы составить аналитику.

Бегтин: Там сайт называется на самом деле zakupki.gov.ru, а если говорить по факту, то, то, что написано на этом сайте, откуда вы знаете вообще, что это все правда там? Откуда у вас такая уверенность? Там по некоторым случаям, когда это опубликованы по тендерам, там участвует коммерческая компания, это можно проверить. Но когда публикуется информация по факту того, что закуплено по контрактам, как вы можете проверить то, что там написано и соответствует действительности? Примерно месяц назад я проводил исследование, собственно, информации, которая там размещается, на предмет ее реалистичности. Есть такой проект – РосГосЗатраты. Мы его делали для Института современного развития, по их заказу (у них была именно цель создать такой антикоррупционный проект в России) и в рамках него мы сделали отчет по качеству информации. И качество информации крайне низкое. То есть, информация, которая скрывается по госконтрактам, там просто может быть не написано, что по факту было закуплено.

Изюмская: Заказали стол буковый, купили Лексус последней модели?

Бегтин: Вы не знаете, что там купили. Предположим, закупается автомобиль, в конкурсной документации могут быть написаны некоторые требования, но ведь то, что там написано - это пожелания, а факт описан в описании контракта. В контракте может быть написан не автомобиль Лексус, а «автомобиль легковой» и сумма и поди догадайся, какой он комплектации.

Изюмская: По сумме, наверное, можно немножко пофантазировать и догадаться, что это может быть за автомобиль?

Бегтин: Пространство у этой фантазии будет огромное, а по некоторым типам товаров просто очень сильно все зависит от комплектации, те же томографы, те же автомобили, и это лишь верхушка айсберга. Потому что если посмотреть поглубже, очень часто информация недостоверная, информация о поставщиках вносится с некорректными их реквизитами, очень часто информация в принципе, расходится с тем что есть, указаны неправильные единицы измерения…

Изюмская: Что предлагает Эльвира Набиуллина - то, что всегда у нас эффективно действует уголовная ответственность. Вот вы на это возлагаете какую-то надежду вместе с главой Минэкономразвития?

Бегтин: Честно говоря, нет. То есть, я, конечно, думаю, что до определенной степени это поможет, и вообще, на мой взгляд, активность генпрокуратуры в этой области - это гораздо важнее, чем все действия ФАС. Потому что одно уголовное дело для чиновников пострашнее десятка административных. Однако мое мнение, что изначально система штрафов, которая была введена, она была введена неправильно. Потому что штрафуют тех людей, кто размещает информацию о заказе, фактически. А кто подписывает конкурсную документацию, аукционную документацию? Это должен быть человек, в ранге, как минимум, замминистра. Давайте штрафовать того, кто взял на себя эту ответственность, вот замминистра и штрафуем на определенный процент от стоимости закупок. Вот, собственно, если Минэкономразвития что-то неправильно разместит, то и штрафовать министра. Я думаю, что у них сразу появится мотивация отстроить все свои процессы так, чтобы все происходило нормально.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.