За королевской свадьбой наблюдали более 2 млрд человек

Здесь и сейчас
30 апреля 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть

Принц Уильям и Кэйт Миддлтон стали герцогом и герцогиней Кембриджскими. Несмотря на финансовые трудности, Букингемский дворец решил не скупиться и потратил на церемонию 60 млн фунтов — в полтора раза больше, чем на бракосочетание Дианы и Чарльза. Поцелуй Уильяма и Кейт по всему миру в прямом эфире смотрели 2 млрд человек.

О самых интересных деталях церемонии рассказывает Евгения Воскобойникова.

Воскобойникова: Несомненно, самой большой интригой сегодняшнего дня было подвенечное платье Кейт. Это оказался наряд, который был создан дизайнером модного дома Александра Маккуин Сарой Бертон. В Twitter-е платье это стало едва ли не самой обсуждаемой темой. Многие сравнивали его с подвенечным платьем экс-принцессы Монако Грейс Келли. С нарядом принца Уильяма все было ясно заранее, он венчался в форме полковника ирландской гвардии – это красный китель с малиново-золотой лентой. Жених и невеста заранее сообщили, что не хотят, чтобы им на свадьбу что-то дарили, специально для этого был создан благотворительный фонд, куда любой желающий мог просто пожертвовать деньги, и все средства эти пойдут на помощь детям, вдовам военных и молодежи. Церемония действительно была очень красивой, трогательной и даже казалась похожей на сказку. Общее число гостей составило почти 2 тысячи человек, еще десятки тысяч приветствовали молодоженов на улицах Лондона, и по этому случаю в стране объявили даже выходной. Во время церемонии многие отметили, что Уильям произносил брачную клятву с серьезным лицом, а вот Кейт наоборот улыбалась. Небольшой казус вышел с обручальным кольцом, которое оказалось немного мало невесте, и принц был вынужден в буквальном смысле с силой проталкивать его на безымянный палец. Сам Уильям кольцо носить не будет, и представители королевского дворца объяснили, что каждый мужчина на подобном общественном уровне делает сам выбор на этот счет. Так как традиции англиканской церкви запрещает поцелуй перед священником, супругам для этого дела пришлось проехать в Букингемский дворец и только там на балконе под объективами тысяч камер им все-таки удалось в первый раз поцеловаться уже в качестве супругов. С этого момента Кейт будет именоваться только своим полным именем Кэтрин. Королева Елизавета Вторая нарекла Кэтрин Миддлтон титулом Ее королевское Высочество герцогиня Кембриджская. Но принцессой она именоваться, к сожалению, не будет.

Своими впечатлениями от свадьбы делится Дмитрий Полтавский, продюсер BBC. Он был с нами на прямой линии из Лондона.

Изюмская: Все случилось, все произошло. Напряжение как-то спало? Какая сейчас атмосфера?

Полтавский: Можно перевести дух. Толпы начинают расходиться из центра Лондона. Общественный транспорт ходит более менее в британской столице нормально за исключением автобусов и такси в центре. Город сейчас приводят в порядок. Вдоль маршрута свадебной процессии - вы видели, сколько было лошадей – вот сейчас почти не осталось продуктов жизнедеятельности лошадей. Очень быстро и расторопно убрали. Публичная часть королевской свадьбы закончилась, но само веселье только начинается. Приемы, правда, в Букингемском дворце будут закрытыми, а тех, кого туда не пригласили, им доступны бары, пабы. Там сейчас идет большое веселье, даже люди прыгают, говорят, в фонтаны. Понимаете, что королевская свадьба – это просто манна небесная для британского туристического бизнеса, это ж какой наплыв клиентуры. Дополнительно сегодня, например, собираются продать в пабах в Лондоне 100 млн. кружек пива. Теперь выясняются, кстати, кое-какие скрытые подробности свадьбы. Профессиональная читательница по губам сообщила журналистам, что принц Уильям во время церемонии пошутил в разговоре с тестем у алтаря: «А мы-то собирались устроить маленькое семейное торжество».

Изюмская: Скажите, пожалуйста, насчет того, кого не пригласили. Не пригласили Тони Блэра. Вот в английском обществе это как было воспринято? Вроде как по протоколу не должны были его приглашать, но тем не менее…

Полтавский: Я думаю, что Блэр достаточно опытный общественный деятель, политик. Я не думаю, что лично он воспринимает это как какую-то персональную обиду. Что касается его статуса в британском обществе, то я думаю, он никак не пошатнулся. Кстати говоря, Блэра не пригласили, а вот мэр Лондона Борис Джонсон оказался в числе гостей, и как он заявил, он собирается подарить молодоженам двухместный велосипед. Дело в том, что мэр Лондона знаменит тем, что именно он проставил по всему центру британской столицы пункты проката велосипедов.

Казнин: Скажите, а вот сравнивают вообще, как проходили до этого подобные церемонии и нынешнюю. Нарушены ли, может быть, какие-то традиции или наоборот, железно держат все, как 100-200-300 лет назад?

Полтавский: Насчет 200-300 лет назад я ручаться не могу. Что касается традиций, то старались, насколько я знаю, соблюдать их максимально точно, и для этого даже устраивали многочисленные репетиции. За несколько дней до свадьбы все в центре города было перекрыто, парады, всевозможные смотры, проходы кавалерии, проходы кареты вместе с сопровождающим кортежем. Более того, приходилось ведь жениху и невесте репетировать свадьбу. Они приезжали для этого в Вестминстерское аббатство специально. Все было настолько предписано с точки зрения этикета и протокола, что я думаю, там времени и места для импровизации не оставалось. Действительно сравнивают свадьбы. Я думаю, это мое личное впечатление, нынешняя свадьба затмила все предыдущие, те, что я видел по архивным лентам. Ну и не так давно в Швеции выходила замуж крон-принцесса шведская Виктория, я также внимательно следил за телеэфиром. Свадьба принцессы Виктории и свадьба принца Уильяма с Кейт Миддлтон – это немножко на разном уровне, как мне показалось. Нынешняя свадьба – это действительно шикарная.

Изюмская: И кстати, что касается протокола, то предполагалось, что должна быть прическа, волосы должны быть убраны у невесты. Но вот Кейт Миддлтон настояла на том, чтобы все-таки волосы были распущены.

Казнин: Какая вольность. Еще одна интересная деталь. Сегодня в газете The Times появилась целая полоса с поздравлением принцу Уильяму со свадьбой со слоганом: «Одному известному пилоту от известного производителя вертолетов». Разместил рекламу в престижной газете холдинг «Вертолеты России». Компания решила привлечь к себе внимание в преддверии своего IPO в Лондоне. 

А о том, почему свадьба наследника британского престола получила популярность в России, говорим с Константином Фон Эггертом, членом Британского королевского института международных отношений.

Изюмская: Понятно, почему так британцы сходят с ума, тут, наверное, объяснений не требуется. В каком-то смысле понятно, почему мир так сходит с ума, но отчего так Россия вдруг заинтересовалась этой темой? Сколько людей сегодня в нашей стране смотрело – это уму непостижимо.

Фон Эггерт: Во-первых, это эффект массовой культуры, это событие глобальное. Россия в этом плане совершенно включена в глобальные процессы. Во-вторых, все же Россия была монархией меньше 100 лет назад. Что-то осталось. Ну и, наконец, монархия вообще, а британская монархия прежде всего – это, конечно, очень красиво, очень зрелищно. Это, конечно, невероятное сочетание традиций и, как мы увидели сегодня, в определенной степени современности. Ведь Кейт Миддлтон ныне Екатерина, герцогиня Кембриджширская – так ее надо называть, строго говоря, в соответствии с императорским российским протоколом. Это первая не аристократка, которая, скорее всего, взойдет на трон Англии.

Казнин: Соображения о том же, наверное, высказаны, что здесь реализовалась история Золушки – то, что заставляет трепетать сердца огромного количества женщин во всем мире. И если провести соцопрос, то большая часть телезрителей – это женщины, наверное.

Фон Эггерт: 2 млрд. женщин? Возможно, это очень хорошо.

Изюмская: Могу сказать, что нашу трансляцию точно смотрело очень много мужчин. Комментировали они ничуть ни с меньшим интересом.

Фон Эггерт: У меня смешанные чувства по поводу этого бракосочетания именно потому что эти истории Золушки - я старше вас, я помню эту свадьбу принцессы Дианы 30 лет назад с принцем Чарльзом, в Советском союзе показывали только отрывочки, потом можно было посмотреть все, уже когда появился интернет – и там тоже разыгрывался этот сюжет Золушки, но на самом деле Диана была частью того круга, где и вырастал принц Чарльз. Семейство Миддлтонов, конечно, таким не назовешь. И здесь есть, на мой взгляд, две стороны. С одной стороны, как говорят сторонники этого брака, монархия должна себя обновлять, приближать к народу, быть иногда в чем-то почти такой же, как народ. Но здесь есть и обратная сторона. У нас передача власти по наследству в условиях либеральной демократии - многие скажут, что это уже нечто устаревшее. И такого рода политическую систему стоит содержать только тогда, когда ее носители – это действительно выразители национальной традиции, некие хранители пламени национального духа. Можно найти массу пафосных выражений по этому поводу, но на самом деле, это символ преемственности и истории страны. Для этого, конечно, на мой взгляд, конституционная монархия должна быть несколько дистанцированной от фобий и желаний масс. Только тогда, на мой взгляд, граждане стран, где существует конституционная монархия, простите, за нее могут платить, потому что монархию содержат, по крайней мере, частично, из налогов граждан.

Изюмская: Но это же далеко не первый случай, когда монархия, что называется, идет в народ и женится на простолюдинке.

Фон Эггерт: Конечно, и я могу сказать, что это в какой-то степени размывает монархическую идею, потому что если посмотреть в перспективу, рано или поздно может прийти момент, когда люди скажут: «Простите, а зачем мы должны платить свои налоги за людей, которые абсолютно ничем не отличаются от нас?». И в этом смысле тогда придут республиканцы - а эти настроения в Великобритании растут, медленно, и наверное, сейчас они притушатся немножко из-за этой пышной свадьбы, но они растут – и скажут: «Секундочку, давайте уж лучше президент или премьер будет главой государств. Они меняются, они плоть от плоти народной, что называется. Их не надо так сильно уж кормить, как монархов». Я лично считаю, что во многих случаях монархия сыграла, как, кстати, в Великобритании, фантастически важную роль. Напомню, что британская монархия вообще старейшая на континенте – с 9 века она существует. 

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия