Япония: после катастрофы

Здесь и сейчас
14 марта 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть

Япония продолжает приходить в себя после самого разрушительного в современной истории страны природной катастрофы.

В данный момент правительство Японии подтверждает гибель тысячи двухсот человек, более десяти тысяч считаются пропавшими без вести. Экономике страны нанесен гигантский ущерб. Уже сейчас называют сумму в районе тридцати миллиардов долларов. Как считают некоторые эксперты, в итоге она может приблизиться к двумстам миллиардам.

В портовом городе Минами-Санрику пропала без вести почти половина из более чем 17 тысяч жителей, сам город практически уничтожен. При этом японские учёные ещё в 2008 году предупреждали, что в окрестностях города возможно мощное землетрясение и цунами. Запись об этом осталась на городском сайте.

Масштабы трагедии, которая произошла в Японии, помогла оценить фотосъёмка со спутников. Газета "Нью-Йорк-Таймс" разместила на своём сайте подборку изображений, на которых приведён облик пострадавших городов до цунами и после него.

На северо-востоке Японии полным ходом идут спасательные работы. В основном, речь идёт об обнаружении тел погибших, но случаются и небольшие чудеса: японские спасатели нашли живого мужчину в 15 километрах от берега, его туда утащила волна цунами. За пределами пострадавшей области, в частности, в Токио, жизнь, насколько это возможно, постепенно налаживается. О том, что происходило сегодня в японской столице рассказывает Михаил Мозжечков, глава "Русского клуба в Токио".

"Сегодня с утра практически в магазинах полки очистили, то есть народ не паникует. Когда люди едут на велосипедах по улицам и везет свои небольшие котомки - вроде кажется, что ничего страшного нет, но, между тем, зайдя в магазин, мы не обнаружили там практически никаких продуктов, так сказать, длительного хранения. Остались только салатик и, извиняюсь, мороженое в одной из морозилок. То есть определенная такая внутренняя паника есть, но при этом это никак не выражается на том, как люди себя ведут, то есть нормально стоят в очереди, постепенно закупаются. Раскупили очень многие бензогенераторы. При мне, когда мы ехали домой, мужик вез домой на тележке бензогенератор, который вырабатывает электроэнергию. Но, между тем, рестораны открыты: люди сидят, пьют кофе, кушают и вроде как все течет своим чередом. Хотя при этом в ресторанах, что меня сегодня поразило, меню очень ограничено. Нам приносили меню и если раньше это был огромный список, то сегодня говорят: "к сожалению, у нас сегодня можно выбрать только это и это, а другого ничего нет, потому что не завезли".

На улицах города тишина: с утра было много машин, но к вечеру совершенно все опустело. Проблема в том еще, что бензин сейчас отпускают, из моего опыта, по 10 в одни руки, то есть машины стоят минут по 20 в очереди на бензоколонку, после этого им продают буквально 10 литров бензина. Вчера еще продавали 15. Многие бензоколонки отпускают бензин только служебным автомашинам. В целом, паники нет, люди готовятся к худшему, но при этом не суетятся, не паникуют и внешне работа города выглядит почти так же, как обычно. Общественный транспорт ходит, мобильные телефоны работают, к сожалению, с небольшими перебоями, это мы на себе ощущаем.

Я бы сказал, если смотреть только на Токио, в целом ситуация нормализовалась, хотя, естественно, мы постоянно следим за тем, что происходит с ядерным реактором в Фукусиме. Сегодня была опять плохая новость, как вы знаете, то есть раньше взорвался только первый блок, сейчас взорвался третий, на втором блоке остановилось охлаждение, то есть мы ожидаем не самого лучшего в ближайшие часы. Я бы даже сказал, самого худшего."

А ситуацию вокруг японских АЭС обсуждаем с доктором наук Владимиром Шикаловым, начальником лаборатории Института ядерных реакторов Национального исследовательского центра «Курчатовский институт».

Ведущие: Вчера или сегодня, кажется, Ваши коллеги вылетели в Токио помогать?

Шикалов: Да, действительно вылетел Владимир Асмолов с коллегой. Я не знаю откуда до вас дошла эта информация, я ее сегодня узнал только в 16 часов вечера от товарищей по работе, но я представляю здесь и прислан на вашу передачу союзом "Чернобыль" РФ. Я являюсь специалистом по Чернобыльской аварии, точнее по ликвидации ее последствий в 1986 и последующие годы. Есть у меня ряд мнений и мыслей по этому поводу.

Ведущие: давайте Вы сейчас или опровергнете такой бытующий стереотип, на который постоянно срываются СМИ и норовят назвать то, что происходит сейчас в Японии вторым Чернобылем.

Шикалов: Это полный бред. По этому вопросу в СМи уже прошло несколько убедительных высказываний, в том числе руководителей нашего государства, что немаловажно. Это информация проверенная, видимо, достоверная. По крайней мере, я слушал информацию моего близкого товарища, заместителя директора Института проблем безопасности Академии наук Рафаэля Арутюняна, он владеет информацией и высказал тезисы о вероятности распространения уже выброшенных радиоактивных продуктах и их влияния на окружающую среду, и в том числе на возможности достижения границ РФ. Все заключения для нашей страны утешительные и на них, видимо, следует ориентироваться. Что касается целого ряда выступлений разных зарубежных авторитетов, ученых, я не знаю как их правильно назвать, то в условиях отсутствия достоверной фактографии, это попытка что-то пропиарить или нарастить собственный имидж.

Ведущие: Но ведь японцы регулярно дают пресс-конференции и сообщают о ситуации на двух АЭС. Или, может быть, в данной ситуации, в чрезвычайной, есть возможность замалчивания фактов?

Шикалов: Ситуация в Японии такая, что им сейчас не до замалчивания. Катастрофа действительно вобрала в себя совокупность таких факторов, когда одновременно вам и цунами, одновременно и землетрясение, все разрушено, инфраструктура разрушена, источников резервного энергоснабжения нет… По моим представлениям и по опыту работы в Чернобыле, не до СМИ, важно только не выпустить ложной информации и в этом смысле я бы предостерег. Сам не хочу рассуждать и высказывать мнение на эту тему, здесь нужны ясные проверенные знания.

Ведущие: Вот эта опасность топливных элементов, о чем говорят… Сегодня контролируется весь день уровень воды: она то поднимается, то опускается. Вы, как эксперт в этом деле, как это можете прокомментировать, это действительно так опасно?

Шикалов: Да, это действительно опасно перегревом топлива и выходом радиоактивных продуктов в теплоноситель первого контура и дальше возможность образования водорода. Это очень тонкие и наукоемкие процессы. Аварии, как вы понимаете, случаются не так часто, а крупномасштабные вообще – раз в поколение, а то и реже. И сегодня строить каике-то иллюзии, что сейчас кто-то придет и все объяснит – невозможно. По крупицам надо собрать информация, и на это время уйдет очень много. Всех интересует прогноз. Прогноз неутешительный – это катастрофическое последствие для Японии в целом, для энергетики Японии прежде всего, это фантастический экономический ущерб, и главная проблема в этом, по моему представлению и опыту, состоит в том, что в очень короткое время затихнет вот этот информационный бум и трескотня вокруг этого вопроса, а японцам все это надо разгребать и устранять. Этих атомных станций уже, видимо, не восстановить, не ввести в эксплуатацию - это утраченные мощности. Начнутся огромные работы по ликвидации этих последствий… Надо найти решение, сегодня нет стандартных проектных решений как работать с разрушенным топливом. Есть примеры, есть опыт американский… Кстати, вы задали вопрос по Чернобылю – это авария совсем другого типа, авария не разгона реактора, а авария, связанная вот именно с оголением топлива, с недостаточным охлаждением, образованием водорода, выходом водорода в смежные помещения и взрыв соответственно. Сегодня вот такая информация считается достоверной, но и она требует проверки и ее последующего оформления для моделирования ситуации и построения программ утилизации этих блоков.

Ведущие: Скажите, а после этой катастрофы наверняка будет поставлен вопрос о том, нужно ли вообще в таких сложных сейсмических условиях продолжать использовать атомную энергетику или, может быть, это слишком опасно.

Шикалов: Вопрос очень дискуссионный, и для специалистов. Все атомные станции стоятся по проектам, на которые установлены нормы по сейсмостойкости на все абсолютно элементы и проектные решения. В этом смысле это право на свободу решения каждой страны – строить атомную эту станцию или не строить. Вопрос только в том, как ее строить. В России есть такой опят. В Советском Союзе есть армянская атомная станция, которая построена в условно сейсмическом районе, построена с использованием принципов сейсмозащищенности, и она благополучно пережила землетрясение и в настоящее время, как известно, станция работает.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия