Выборы в Приднестровье - почему не прошел Смирнов

Здесь и сейчас
26 декабря 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Новым главой Приднестровья станет Евгений Шевчук. Сегодня Центризбирком непризнанной республики подвел итоги второго тура выборов.

Шевчук ‑ набрал больше 70% голосов. Его соперник Анатолий Каминский, считавшийся фаворитом Кремля, - чуть меньше 20%.

В штабе Каминского, который ранее занимал пост председателя верховного совета республики, уже официально признали поражение. Второй тур был назначен после голосования 11 декабря, в результате которого ни один из шести кандидатов не смог набрать необходимое число голосов. Но неожиданно для всех не прошел во второй тур бессменный лидер Приднестровья Игорь Смирнов.

Исход выборов в непризнанной республике обсудили с сопредседателем Координационного совета «Молодой Гвардии Единой России» Аленой Аршиновой. 

Казнин: Мы поясним, что в прошлом вы лидер приднестровской молодежной организации «Прорыв!», поэтому и будем обсуждать с вами эту тему. Скажите, вы за кого болели на этих выборах?

Аршинова: Я болела за справедливость.

Писпанен: Это кто?

Аршинова: Кто я?

Казнин: Кто из них, из кандидатов?

Казнин: Во-первых, мне хотелось увидеть реальный процент, реальный результат. В первую очередь, мое мнение было достаточно предвзято. Я сейчас понимаю, что это было предвзятое мнение, но я считала, что всеми правдами и неправдами, подкупами и всякими фальсификациями Игорь Смирнов будет вырывать свою победу у всех своих конкурентов, чего он не сделал, за что его, наверное, можно уважать. Видимо, давление на Центризбирком не осуществлялось, видимо, фальсификаций также не было и так далее, и это реальная оценка народного доверия президенту.

Казнин: Но ведь «Прорыв» поддерживал президента достаточно долгое время.

Аршинова: Я не могу сказать…

Казнин: До 2010 года.

Аршинова: Это вы не правы, сразу вам скажу.

Казнин: Есть такая информация в Интернете. Вы поясните.

Аршинова: Информации в Интернете достаточно много, мы будем ее фильтровать с вами. Я вам скажу, что когда была экономическая блокада, она была организована в 2006 году, и мне бы хотелось сказать, что на тот момент, действительно, нужна была консолидация всего приднестровского общества, и нельзя было раскачивать лодку. Тогда были предприняты различные информационные блокады, экономические блокады и на тот момент я не могла сказать, что были достойные конкуренты. Сами посудите, тогда, я помню, что выдвигался Смирнов, выдвигался Андрей Сафонов. Андрей Сафонов – достаточно интересный человек, авторитетный в Приднестровье, но, конечно, он на тот момент не располагал такой массовой поддержкой, как Игорь Смирнов. Время Игоря Смирнова прошло. Эпоха Игоря Смирнова ушла в прошлое, и я считаю, что и не вернуть.

Казнин: Жестоко вы сейчас.

Аршинова: Я абсолютно серьезно. Могу говорить жестче, но я себя держу в руках. На тот момент это было хладнокровное решение и, естественно, я…

Казнин: То есть, он вам не нравился как человек, но вы его поддерживали?..

Аршинова: Во-первых, на тот момент в Приднестровье уже была создана мной и моими единомышленниками политическая партия, которая сейчас носит название Народная демократическая партия «Прорыв!». Ей никогда со стороны власти не оказывалась никакая поддержка. Как я, по вашему, могу относиться к власти, которая не то, что поддерживает, а еще и мешает?

Казнин: Какую власть вы имеете в виду?

Писпанен: Смирнова?

Аршинова: Конечно. Который, кроме того, вот сейчас вам приведу пример, уже успел подать иск против этой партии во время предвыборной гонки, подать иск о ликвидации этой партии, потому что лидер этой партии Дмитрий Соин слишком мешал. У него Министерство госбезопасности…

Писпанен: Подождите, что-то я совсем запуталась. Вы сначала поддерживали его, при этом уже не любили?

Аршинова: После этого начали развиваться события несколько иначе, поскольку партия начала набираться рейтинг. Естественно, мы же были в одном информационном поле, и я была одним из самых узнаваемых лиц, скажем, в политике Приднестровья и, естественно, рейтингом Смирнову пришлось делиться со мной, с моей организацией, с моей политической партией, что ему не нравилось. Поэтому он закрыл затем, уже после выборов, закрыл радиопрограмму, которая носила одноименно название «Прорыв!», пытались закрыть газету, которая назвалась «Русский Прорыв» и так далее. Я могу это долго перечислять.

Писпанен: То есть, пытались, но ничего, в принципе, не сделали?

Аршинова: Потому что мы противостояли. Я знаю, что такое быть оппозицией.

Писпанен: Вы сказали очень странную фразу, что Смирнов совершенно вас не поддерживал. А почему он должен был вас поддерживать?

Аршинова: Я сразу вам перевела с этой фразы, что он не поддерживал то, что мы предлагали многие молодежные инициативы. Хотелось бы, чтобы нас поддерживали, тем более, что мы были самой массовой молодежной организацией на тот момент. Гражданское общество всегда хочет, чтобы его слышали и чтобы его поддерживали.

Писпанен: Если вы говорите, что вы одна из самых популярных фигур в Приднестровье, почему вы не баллотировались в президенты?

Аршинова: Во-первых, мне-то зачем это нужно? И более того, есть более популярные…

Писпанен: Если вы политик, наверное, должны хотеть этого.

Аршинова: Вы знаете, в Приднестровье тоже есть Конституция, в рамках которой с 35 лет можно баллотироваться. Мне, видимо, я сегодня неважно выгляжу, 35 лет еще пока нет.

Казнин: Скажите, вас ведь не поддерживала власть Приднестровья, но вас ведь поддерживали российские власти всегда?

Аршинова: Кого «вас»?

Казнин: «Прорыв!».

Аршинова: Ну, не скажите. Во-первых, приднестровская партия никогда не поддерживалась. Есть партнерские отношения у «Обновления», лидером которой сейчас является Каминский, а был экс-лидер Шевчук. И у них были партнерские отношения.

Казнин: Но вы всегда ведь выступали за то, чтобы Приднестровье было…

Аршинова: В союзе с Россией, российский вектор развития, экономика. Да.

Казнин: Поэтому, все-таки, вас не могли не поддерживать определенные, по крайней мере, структуры?

Аршинова: Назовите, мне интересно.

Писпанен: Мы хотим, чтобы вы назвали.

Казнин: То есть, вы говорите, что не поддерживали. Хорошо.

Аршинова: На тот момент поддерживала «Молодая гвардия Единой России», например, в которой я сейчас являюсь одним из лидеров.

Казнин: Это официальная организация.

Аршинова: Это официальная организация, да. Вот как раз с «Молодой гвардией Единой России» определенные партнерские отношения при мне были подписаны, что мы друг друга будем поддерживать, потому что нас не поддержать было нельзя. Потому что у нас определенные намерения, определенные цели и задачи мы ставили перед собой и эти цели совпадали, например, с этой организацией.

Писпанен: То есть, вы хотели убрать Смирнова и «Единая Россия» хотела убрать Смирнова?

Аршинова: Когда? Сейчас, на выборах? Во-первых, «Единая Россия» никого не хотела убирать. И я вам скажу, что сейчас, например…

Писпанен: Хорошо, Кремль мифический.

Аршинова: Ну, Кремль – это так абстрактно…

Писпанен: Ну, так назовите имена.

Аршинова: Я же не знаю. Вот у вас есть информация, что кто-то хотел убрать Смирнова…

Писпанен: Когда заводятся дела на его сына и он объявляется в розыск, наверное, о чем-то это говорит.

Аршинова: Это говорит о том, что есть основания, значит. Когда деньги, которые перечисляются на пенсионеров, пенсионная добавка так называемая, если она не достигает цели, если нет целевого расходования, вы будете возмущаться и возбуждать уголовные дела?

Писпанен: Не возмущались этим 20 лет.

Аршинова: Почему 20 лет? Во-первых, это было недавно только.

Писпанен: То есть, до этого не разворовывались деньги?

Аршинова: По умолчанию, действительно, Приднестровье сейчас является достаточно большим и крупным должником перед Россией за газ, но по умолчанию, эти деньги расходовались все-таки на нужды Приднестровской республики. Например, Евгений Шевчук сейчас победил, но у него очень незавидная судьба.

Писпанен: А зато биография какая интересная.

Аршинова: И биография интересная.

Казнин: Ваш прогноз. Вы же знакомы с ситуацией, вот что вы скажите о Шевчуке?

Аршинова: Шевчук очень интересный. Лидерские качества, не буду брать на себя такую ответственность обсуждать, но он достаточно напористый. Он будет идти медленно, но отступать он не будет.

Казнин: Куда идти?

Аршинова: Вперед, к своей цели.

Казнин: А какая у него цель?

Аршинова: Он хотел стать президентом – он стал президентом. Он участвовал во многих международных площадках и позиционировал себя как один из лидеров Приднестровья, но все-таки, он таковым и являлся. Он был спикером Верховного совета, был лидером крупнейшей политической силы «Обновление»…

Писпанен: И крупнейшей экономической силы «Шериф».

Аршинова: Он не являлся. Нельзя быть лидером экономической силы «Шериф». А во-вторых, у данной экономической структуры есть директора. Ну, если вы назвали, наверное, вы их знаете. Не знаю, насколько он был с ними аффилирован, тоже в Интернете читала, но не могу вам дать никакого подтверждения.

Писпанен: Люди изнутри, люди из Приднестровья говорят, что практически безграничным влиянием пользуется компания «Шериф» в Приднестровье.

Аршинова: Ну, это монополия, это внутренняя монополия, действительно, у которых есть супермаркеты, бензозаправки…

Писпанен: Там все есть, можно долго перечислять.

Аршинова: …и крупный стадион, второй в Европе по величине, оснащенности и так далее, футбольная команда, я могу перечислять долго.

Казнин: А почему незавидная судьба у Шевчука, вы говорите?

Аршинова: Потому что только по официальным данным дефицитный бюджет Приднестровья 60%. На самом деле, он около 80%. Более того, он очень много пообещал и большие, слишком большие даже ожидания сейчас у людей, которые отдали реально свои голоса молодому человеку. Я напомню еще и буду вести линию дальше, ему 43 года сейчас – это противовес Каминскому (ему 63). Он очень много обещал. Он обещал реформы в экономике, он обещал реформы в таможенном секторе, пограничном секторе, в гражданском обществе и так далее. Ему придется бороться с тоталитарными рудиментами, оставшимися после правления, я так назову, Игоря Смирнова, потому что Игорь Смирнов кроил под себя буквально республику. Поэтому ему слишком много придется делать и, в том числе, разбираться с теми делами, которые и уголовные, в том числе…

Писпанен: А будут заведены дела на Смирнова, как вы считаете?

Аршинова: Вы имеете в виду в Приднестровье?

Писпанен: Да.

Аршинова: Евгений Шевчук достаточно прагматичный политик и он себя позиционирует как политика, приверженного не только… Он же декларирует российский вектор развития…

Писпанен: Ну, учитывая, что у всех российские паспорта, наверное…

Аршинова: Да. Это верно.

Писпанен: Какой еще может быть вектор?

Аршинова: Не у всех, но у половины - да. Второе, что я хотела бы сказать, что здесь он говорит о том, что он поддерживает европейские ценности еще, поэтому, естественно, ему нужно вести себя цивилизованно…

Писпанен: Так дела-то будут против Смирнова или нет?

Аршинова: Я сомневаюсь, что он будет прессовать, скажем так, своих политических оппонентов. С другой стороны, я думаю, ему нужно было не только вот сейчас добиться победы, но ему придется ее защищать.

Казнин: А «Молодая гвардия Единой России» поддерживает Шевчука?

Аршинова: Конечно. Если он официально победил, если его население поддержало, почему нет? У него нет своей политической силы, у него есть свое общественно-политическое движение, он назвал его «Возрождение», и если у него будет молодежное крыло, я думаю, что мы обязательно будем общаться. А то, что вы говорите, что Кремль хорошо вникает в политику на постсоветском пространстве – это правильно, я считаю. Во-первых, потому что Приднестровье себя провозглашает «осколком Советского Союза» и привержена российскому вектору развития. А второе, я хотела бы сказать, что проигрыш Каминского – это всего лишь проигрыш политической фигуры. Москва будет работать с любым, кто выиграет.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.