Выбор состоялся. Зачем теперь митинги?

Здесь и сейчас
7 марта 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Владимир Путин не даст расслабиться. На вопрос о «закручивании гаек» после его возвращении на пост президента он, смеясь, ответил: «Обязательно. Куда без этого». Это и другие высказывания премьера, а также предстоящий митинг в знак несогласия с тем, как прошли эти самые выборы, обсудили с продюсером, членом «Лиги избирателей» Георгием Васильевым, одним из организаторов митинга Ильей Пономаревым и Андреем Ильницким, замруководителя Центрального исполнительного комитета «Единой России».
Казнин: Георгий, на ваше заявление о том, что вы не признаете эти выборы честными и справедливыми Владимир Путин сказал следующее: «Здесь нет ничего нового. Они («Лига избирателей») заявляли об этом еще и до выборов. Ничего здесь такого. Они сначала признали, что больше 50% ваш покорный слуга набрал, а теперь подумали, в носу поковырялись и решили, что нет, для них (штаба Путина) это многовато».

Писпанен: Что вы там наковыряли?

Казнин: Кроме того, пресс-секретарь премьера Дмитрий Песков сказал, что вопрос с выборами закрыт. Тем не менее, вы выходите со своим заявлением. А что дальше? Оно ведь просто "повиснет в воздухе".

Васильев: Владимир Владимирович как всегда неточен. "Лига" не заявляла что он набрал меньше или больше 50%. Мы вообще не обсуждали этот вопрос. Мы обсуждали были ли эти выборы честными, справедливыми и равными. Как можно признать эти выборы равными, если у разных политических сил был неравный доступ к бюллетеню? Многие известные политические деятели и те деятели, которые могли бы возглавить оппозицию - не были допущены к выборам. Их просто не зарегистрировали в качестве кандидатов. Как и их партии. Эти выборы не были равными.

Они не были справедливыми. Хотя бы по общеизвестному факту: премьер не ушел в отпуск и продолжал себя "пиарить" в телеэфире изо дня в день, при том что он не участвовал в теледебатах. Он фактически использовал эфирное время федеральных телеканалов для пропаганды себя как кандидата в президенты, не сознаваясь в этом.

Выборы не были честными. "Лига" имеет неопровержимые доказательства того, что были массовые фальсификации, систематические фальсификации на этих выборах. За короткое время своего существования, "Лига избирателей" создала очень эффективную систему, которая называется "Сводный протокол". Это информационная система, в которую наблюдатели "сливают" свои анкеты, то есть через Интернет они передают отчеты о том, что они сделали, в том числе - копии протоколов голосования.

Казнин: И появляется такой "альтернативный ЦИК".

Васильев: Я бы так не сказал. ЦИК обрабатывает информацию по 95 000 участков - в этом мы не можем конкурировать с ЦИКом.

Казнин: А сколько у вас?

Васильев: Наша система - это краудсорсинг. Она открыта для всех, кто хочет загрузить туда протоколы. На данный момент в этой системе больше 5000 отчетов наблюдателей. Но она продолжает заполняться. У нас есть договоренность с наблюдателями от КПРФ, которые передадут туда свои отчеты. Мы так же работаем вместе со "Справедливой Россией", с Прохоровым. Кстати, от прохоровских наблюдателей больше 50% отчетов приходит пока что.

Естественно, что та информация, которая приходит, должна проверяться. Существует целая система контролеров, которые проверяют эту информацию. Это очень эффективное средство противодействия фальсификациям.

Писпанен: Какова дальнейшая судьба этих протоколов?

Васильев: Приведу конкретный пример. Вчера господин Ивлев "набросился" с какими-то страшными обвинениями в адрес "Лиги избирателей": якобы мы выпускаем непроверенные данные. Он стал критиковать некоторые отчеты наблюдателей. Мы, конечно, согласны: в них были какие-то арифметические ошибки. Ну а кто не ошибается при вводе информации в машину? Хотя наши контролеры "вычесывают" эти ошибки. Но в своем полемическом запале господин Ивлев, как говорится, "попал пальцем в небо" - он "попал" в явную фальсификацию. Он сказал: "А вот 109-й участок в Санкт-Петербурге, что там? У меня на руках реальные протоколы, не соответствующие информации от вашего наблюдателя".

Писпанен: Это тот участок, который не существовал?

Васильев: Нет, это был реальный участок. Вчера ночью мы связались с этим наблюдателем. Он предоставил копию этого протокола, с синей печатью, в котором у Владимира Путина, если не ошибаюсь, 566 голосов. Более того, другой наблюдатель - с этого же участка - предоставил свою копию с такими же цифрами. У него еще есть видео, где на увеличенной копии протокола те же 566 голосов. А по данным ЦИКа, по-моему, 966 голосов. То есть Путину прибавили около 400 голосов. И таких участков, по данным системы "Сводный протокол", уже более 40.

Казнин: Мы это видели, ведь вся информация находится в открытом доступе. Но и премьер - будущий президент, и ЦИК, уже сказали, что вопрос о легитимности выборов закрыт.

Васильев: Ну, если премьер сказал, что вопрос закрыт - значит, вопрос закрыт.

Писпанен: Зачем тогда была "Лига избирателей"? Просто для того, чтобы это все как-то аккумулировать? Дальше-то что?

Васильев: Нет, у "Лиги избирателей" совершенно другие цели. Основная цель - пробудить гражданское самосознание.

Писпанен: Оно уже пробудилось - у нас была огромная армия наблюдателей по всей стране.

Васильев: Не только наблюдатели. Мы не собираемся спорить с властью в юридических аргументах. Лично я не собираюсь ни с кем судиться. Я понимаю, что на этом поле нас переиграют всегда. Всегда скажут что печать смазана или цифра не заполнена.

Писпанен: Но ведь если нет суда - нет и дела.

Васильев: Не правда. Сейчас происходит очень важный процесс - моральное возрождение общества, пробуждение личности. Это очень важно, ведь те люди, которые стали наблюдателями, совершили очень важный шаг в своей жизни.

Писпанен: Илья, как вы думаете, после жесткого разгона на Пушкинской площади, где были пострадавшие, в том числе журналисты, которые были на работе, а не просто на митинге, пойдут ли люди на митинг 10 марта? Ведь удручающее состояние появилось у многих, кто до этого ходил на Болотную, Сахарова и так далее. Все это было весело, с остроумными лозунгами, веселыми костюмами и прочим. Это были своего рода прототипы советских первомайских демонстраций. Было весело. На Пушкинской было совсем не весело.

Пономарев: На Пушкинской власти решили напомнить о том, что они власти. Они совершенно необоснованно применили силу. Тогда этого совершенно не надо было делать.

Писпанен: Вы все-таки говорите о том, что произошло уже после того, как разошлась основная масса людей. Я говорю об общем подавленном настроении. Достаточно мало людей было на Пушкинской, по сравнению с той же самой Болотной.

Пономарев: Был будний день. Это был день после выборов. К сожалению, многие наши соратники говорили, что, вот, Путин победил, а значит это уже навсегда, это диктатура, нужно уезжать из страны и так далее. Конечно, в этом смысле, настроение у многих было достаточно пессимистичным. А еще ведь были споры относительно честности самих выборов. Мы только сейчас смогли собрать достаточное количество данных для того, чтобы утверждать, например, что в Москве объем вбросов - от полу миллиона до миллиона голосов.

Писпанен: Может, не стоило тогда именно 5 числа проводить митинг?

Пономарев: Люди хотели выйти сразу. Правительственный митинг был собран 4 числа, когда еще не было результатов. Получается, что противоположная сторона знала все наперед, а мы все-таки хотели сначала посчитать и убедиться в том, какие будут результаты. Только после этого люди выходили. Хотя этот процесс все-таки не был завершен до конца. По тем данным, которыми мы располагаем, я считаю, что реально Путин набрал где-то 45-46% голосов. Если вычесть все "карусели".

Казнин: Вы будете вести какую-то работу дальше?

Пономарев: Здесь есть важная вещь: Путин набрал много. Он набрал больше, чем мы ожидали. А выборы и подсчет голосов были честнее, чем мы ожидали. Поскольку на этих выборах применялась другая технология, которая подразумевала фальсификацию в течение всего дня, а не в момент подсчета голосов. Я говорю о фальшивых голосующих, "каруселях" и так далее.

Васильев: Вот этих людей, которые проголосовали в "особых условиях" - грубо говоря, "карусельщиков" - было на 3 миллиона больше, чем на думских выборах.

Казнин: Андрей, вчера у нас в студии ваш коллега - господин Воробьев - и на вопрос про "закручивание гаек" ответил: "Вы же слышали, Владимир Путин уже отвечал на этот вопрос и сказал, что продолжит линию, начатую Медведевым - на либерализацию". И вдруг сегодня Путин, хоть и шутя, сказал, что без "закручивания гаек" не обойтись.

Писпанен: Нам страшно. Развейте наши страхи.

Ильницкий: Во-первых, гайки действительно должны быть затянуты, а не болтаться, ведь так? Красивая, конечно, фраза. Но она не означает срыв резьбы и прекращение того процесса, который вы назвали "либерализацией". Я внимательно слушал высказывания уважаемых мною коллег и у меня возник вопрос. В начале было сказано о 40 зафиксированных случаев фальсификаций, потом я слышал о 90, Илья уже говорит о полу миллионе. Коллеги, ну так работайте. Если вы собрали данные - обрабатывайте их. Зачем нужен митинг 10 числа? Для чего он нужен, если данные вы получили, обработкой вы занимаетесь, перспективы судебные, как вы утверждаете, у нескольких дел очевидно есть?

Пономарев: А вам зачем нужен митинг? Вы обезьянничаете на каждое наше действие.

Писпанен: Илья, давайте без оскорблений. Ответьте сначала на вопрос - зачем вам нужен митинг?

Пономарев: Ровно для того же, для чего он нужен "Единой России": чтобы почувствовать "чувство локтя", почувствовать сколько нас, чтобы заметить настроение, чтобы посоветоваться. 5 числа люди собрались чтобы потом поговорить с депутатом Госдумы и для того, чтобы решить что нам дальше делать.

Ильницкий: И кроме как в 10 часов вечера на Пушкинской площади больше негде было провести свой прием?

Пономарев: В таком количестве - конечно нет. Где же еще можно собрать 3 000 человек, чтобы было бесплатно и поговорить можно было?

Казнин: Предоставит ли "Единая Россия" Пономареву помещение для встреч?

Пономарев: Да, предоставьте нам Колонный зал Дома союзов: мы будем там собираться и работать.

Ильницкий: Вы сначала определитесь, кто из вас должен проводить такие массовые приемы.

Пономарев: Мы вообще хотим в Думе собираться, на самом деле. Но туда никого не пускают, только Удальцова под конвоем туда возят.

Казнин: Андрей, глава ГУВД Москвы Колокольцев сегодня фактически признал, что 5 числа было превышение полномочий: сотрудники действовали жестче, чем того требовала ситуация.

Пономарев: Колокольцев пообещал Гудкову, что если никто не будет ставить палаток, идти в прорыв на Кремль - людей трогать не будут и мы сможем спокойно поговорить, тем более что наше собрание было законно. Полиция - без предупреждения - напала и начала избивать.

Писпанен: Илья, мы вчера обсуждали с аналитиком почему же полиция начала разгонять акцию. Может, у них просто сдали нервы? Это ведь не обязательно всегда чей-то сигнал.

Пономарев: Все было очень просто: нам все время представители "Единой России" говорили, что, мол, вы пойдете штурмовать Кремль, от вас будут противоправные действия.

Писпанен: А вы не пошли.

Пономарев: А мы взяли и не пошли. А у них уже задача была, все оплачено.

Ильницкий: Коллеги, даже за этим столом разговор уходит от сути дела.

Писпанен: Почему?

Ильницкий: Мы все-таки должны закрыть вопрос о честности этих выборов. Я убежден, и готов это доказать, что выборы были честными. У "Лиги избирателей" есть своя точка зрения, у Ильи свои пол миллиона аргументов. Коллеги, давайте вот этим заниматься.

Казнин: А получится ли закрыть этот вопрос?

Пономарев: На сей раз - большое спасибо Владимиру Владимировичу. Я сейчас говорю без иронии. Были веб-камеры и так далее. У нас есть доказательная база. Я связывался с Лебедевым - она будет приниматься в судах. Будем сажать. Обязательно будем сажать.

Казнин: Андрей, а будут ли политические реформы после всего, что происходило?

Ильницкий: Я сначала отвечу про заявление Колокольцева. Я не тешу себя иллюзиями, что у нас ангелы-хранители в бронежилетах ОМОНа. Это люди эмоциональные, которые так же могут немного сильнее отвести руку. Я не оправдываю зафиксированные избиения. Давайте ими заниматься. По-моему, Колокольцев готов к этому. Давайте выработаем правила.

Казнин: Последний вопрос всем гостям: возможны ли в будущем политические реформы? Ведь это важный момент: к этому тоже стремятся те, кто выходит на площади. 

Пономарев: Я думаю, что реформы будут обязательно. Это наша ответственность, потому что мы сейчас раскачали протест. Мы показали всей стране что есть альтернатива и сейчас должны ее предъявить. Людям оказалось не все равно кто придет к власти. Они не готовы поменять Путина на "абы кого": им нужно увидеть достойного кандидата. И это то, над чем мы будем работать сейчас.

Казнин: Георгий, вы видите эту альтернативу и появится ли она в обозримом будущем?

Васильев: Я считаю, что сейчас для России политические реформы - не самое главное. Самое главное происходит в душах людей. Огромное количество человек обрели сейчас чувство собственного достоинства и ощутили, что их оскорбляет государственная машина. И число таких людей будет расти. Именно это преобразует страну. 

Писпанен: Андрей, вы видите изменения в обществе? Вы видите что проснулось гражданское сообщество? И как вы собираетесь на это реагировать?

Ильницкий: Это очень позитивная тенденция. Я соглашусь с Ильей - процесс обязательно будет продолжен. Опять же, надо согласиться со всеми в том, что пока у оппозиции кроме митингов не образовалось ни лидеров, ни партий. Но это должно произойти, благо тому есть все возможности.

Казнин: Всем спасибо. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.