«Вы снимете с нее кавычки, но она все равно останется Потупчик». «Стоп-хам» о грантах правительства

Здесь и сейчас
10 марта 2013
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Павел Лобков

Комментарии

Скрыть

Правительство будет платить некоммерческим организациям за патриотизм. Накануне вечером в Думу был внесен соответствующий законопроект. А уже сегодня утром Ирина Бергсет рассказывала ДОЖДЮ, куда может потратить бюджетные средства ее движение «Русские матери», которое поддержала государственный запрет на иностранное усыновление.

На несколько патриотических НКО уже совсем скоро разделятся и «Наши». Самыми перспективными пресс-секретарь движения Анастасия Федоренчик называла проекты «Хрюши» и «Стоп хам». Обсудим перспективы бюджетного финансирования с нашим гостем, лидером «Стоп хама» Дмитрием Чугуновым.

Лобков: Вам уже приходили обнадеживающие сообщения, что вас взяли на баланс администрации президента, или кто там «Наших» финансирует?

Чугунов: Я не знаю, кто финансирует «Наших», я проект-менеджер и занимаюсь своим делом. Соответственно, как будет происходить сейчас, не знаю, а по поводу новостей, я чаще слышу их из СМИ, мне пока никто не звонил и не приглашал в Администрацию с предложением дать мне денег на развитие проекта.

Лобков: Мы знаем, что есть в Кремле специальное управление в Администрации президента по патриотическому воспитанию, и они готовы к тому, чтобы им подавали заявки. Будете ли вы эту заявку подавать?

Чугунов: Вероятно. Я последние полтора года руковожу «Стоп-хамом», и это время, когда проект абсолютно автономен. Мы предполагали еще года полтора-два назад, что тренд будет меняться, мы вывели проект из движения «Наши», потому что движение оставалось политическим, но сам я остался комиссаром движения, и этого ни от кого не скрывал. Сейчас приходит время, когда о движения «Наши» кавычки можно убрать проекты уже реализуются. «Хрюши» себя сделали сами, проект «Стоп-хам», выйдя из движения, отказался от медиаресурсов, связанных с движением.

Лобков: А теперь через сайт, фейсбук и твиттер?

Чугунов: Безусловно. Канал на ютьюбе за полгода собрал 600 тысяч подписчиков. Это немного больше, чем у вашего канала. Это второй канал в мире в категории «авторанспорт».

Лобков: Почему вас причислили к патриотическим движениям?

Чугунов: Во-первых, я педагог. Во-вторых, проект, на мой взгляд, патриотическую направленность имеет. Каждый ролик имеет стабильную мысль. Если ты хам, ты будешь высмеян. То есть нужно уважать окружающих и жить, не мешая никому. Начни с себя, и много других умных мыслей.

Лобков: Вы участвовали в политических движениях «Наших», например, когда год назад перед выборами президента был так называемый «Путинг» в Лужниках? И после выборов на Манежной площади?

Чугунов: Год назад нет, хочу вас расстроить. Я на некоторых из мероприятий был, просто лично как комиссар движения я приходил поддержать.

Лобков: Сколько людей вы примерно приводили?

Чугунов: Я не приводил людей на мероприятие. В «Стоп-хаме» ребята, которые не знают, что я комиссар движения «Наши». Они не знают ничего о политике, или если знают, их идеологические воззрения могут отличаться от моих. Я им не навязываю своих,  у нас есть свой фронт работы, есть борьба с хамством во всех проявлениях. На эти мероприятия я не вывел ни одного человека. Не потому что я не хотел этого. Просто я не смешиваю теплое с мягким. Есть я как комиссар движения и лидер движения «Стоп-хам».

Лобков: Как вы считаете, может быть, кремлевская администрация своим движением пытаетя очистить образ «Наших» от политической компоненты?

Чугунов: Та команда, которая сформировалась за последние 12 лет в молодежной политике, это люди, которых я знаю, с которыми я вместе в одной команде. Это и Кристина Потупчик, которая сама по себе уже бренд.  Было сделано три очень мощных проекта, которых в России ничего подобного не делали, - «Идущие вместе», «Наши», «Наши 2.0». Сейчас я могу понять, что если было сделано три настолько мощных проекта, то следующий проект будет отдельным проектом, который будут помогать финансировать, или это будет другое движение…

Лобков: Вы не исключаете возможность, что если будут протесты и митинги, что вас опять соберут вместе?

Чугунов: Я не исключаю своего личного участия, даже уверен, что если будут проходить мероприятия  и они будут мне интересны, я на них приду. Но я исключаю, что я кого-то насильно буду туда загонять. «Стоп-хам» сейчас – это больше 30 городов по всей стране. Люди самостоятельно выходят на улицы, сами печатают наклейки, снимают видео, а мы помогаем им обрабатывать. Они не знают ничего о политике, они согласны с моей точкой зрения, что хамство – это неправильно, что человек, который говорит «мне живется лучше, чем всем остальным, и мне на вас на всех наплевать», просто нехороший человек.

Лобков: У вас сейчас финансирование откуда идет? Вы же оснащаете своих коллег видеорегистраторами, средствами коммуникации?

Чугунов: Я никого ничем не оснащаю. У нас очень разношерстная публика. Есть ребята, которые реально малыши, мы стараемся их не привлекать, потому что ни еще маленькие. Основная масса – это хоть и студенчество, но те, которым за 18. Есть люди, у которых свой бизнес, которые давно состоялись, есть сотрудники органов, которые в нерабочее время приходят помогать нам. Есть интеллигенция, ученые. Нельзя всех под одну гребенку. Есть человек, который бизнесом занимается, у него времени нет, но он помогает финансово, и вы опять же упустили момент – у нас второй канал в мире. У нас рабочие партнерские отношения с ютьюбом, который приносит нас дивиденды, на которые я закупаю наклейки, которые стоят недешево.

Лобков: Зачем тогда вам деньги от Кремля, если вы самодостаточны?

Чугунов: Я как молодой, адекватный, перспективный человек стараюсь развиваться. Я хочу в дальнейшем сделать больше, чем сейчас, и проект является очередной ступенью. Я хочу расширить проект, и если для этого мне предлагают помощь, я от нее не отказываюсь, если это не накладывает на меня дополнительных обязательств.

Лобков: Вы уверены, что не накладывает?

Чугунов: Если накладывает, я отказываюсь от этих отношений.

Лобков: Или как частный человек, выйдете поддержать президента. Когда начинались все эти молодежные движения, было белоленточное движение, которое собрало много-много молодежи. На каждое движение «Честные выборы» создавалось Кремлем движение «Чистые выборы». Такие своего рода спойлеры. Есть движение «Синие ведерки», которые ловят вполне понятных правонарушителей, а именно у кого синее ведро на машине.

Чугунов: Петюшку Матова я знаю отлично. Мы с ним частенько пересекаемся.

Лобков: Вы не считаете, что вы спойлер синих ведерок, который отвлекает внимание от высокопоставленных правонарушителей?

Чугунов: Какое количество людей знает о проекте «Синие ведерки» и какое количество знает о проекте «Стоп-хам»? Какое количество людей вовлечено в деятельность «ведерок» и «стоп-хама»? У меня очень честные видео, с бандитами, с сотрудниками администрации. Есть честный проект, где ребята говорят, что на дороге все равны. Когда ребята из «Синих ведерок» говорят, что вся опасность исходит от власть имущих, это неправда. Я сталкиваюсь ежедневно с бытовым хамством гораздо больше от всех остальных. От чиновников спрос, конечно, втройне, и они постоянно на виду.

Лобков: Если вы кого-то снимете из  важных персон, которые будут вести себя по-хамски на дороге, и вас попросят это видео не публиковать, потому что вы получили грант от администрации президента?

Чугунов: После того, как мы выложили видео с достаточно крупным чиновником из республики Чечня, оно вышло и было по всем телеканалам. Насколько я знаю, сейчас у республики нет проблем с деньгами. А они могли предложить мне какую-то сумму или надавить на меня. Если видео есть, если я стою здесь с вами, значит, не произошло ничего. В принципе, вопрос риторический. Я отвечу отказом, видео появится в сети, потому что иначе моя деятельность не имеет никакого смысла.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.