Вы что с ума сошли? Путин разозлился на правительство из-за тарифов и запретил им расти

Министерству регионального развития сегодня досталось от Владимира Путина, второй раз за полугодие. «С ума что ли сошли», ­– сказал Путин в ответ на отчет  министра Слюняева о росте тарифов ЖКХ.

На сегодняшнем совещании у президента выяснилось, что в Петербурге рост тарифов составил 40 процентов, а в Мурманской области и на Алтае – 225%. И это при том, что два года назад сам Путин заявлял: рост тарифов ЖКХ не должен превышать годовой показатель инфляции: в 2013 году это больше 6%. Почему вновь заговорили о ЖКХ – выяснил Антон Желнов.

Желнов: Минрегионразвития Путин пеняет уже не первый раз. Осенью досталось бывшему руководителю ведомства Олегу Говорону за невыполнение президентских указов: развитие Сибири и Дальнего Востока, а также специальные условия ипотечного кредитования. Говорун тогда обиделся – главным образом из‑за того, что за него не вступился премьер Медведев, и подал в отставку. Сегодня удар пришелся на нынешнего главу ведомства Игоря Слюняева. Путин коснулся самой народной и болезненной для страны темы – ЖКХ.

Владимир Путин, президент России: Что вы мне рассказываете? Граждан это совершенно не интересует. О чем вы сейчас говорите? Если не существует, значит должно существовать. Ведь люди, когда приходят платить, им приходит платежка. Вот такая. В Петербурге в некоторых районах на 40% повысилась. Вот они, платежки. Идите и объясните людям, почему они в январе или в декабре-ноябре должны были платить такие деньги, а в феврале – такой скачок. Это в Петербурге, в некоторых районах. А в Мурманске, вы говорите, в отдельных муниципалитетах на 200 с лишним процентов! С ума сошли, что ли?

Еще в декабре 2011 года, до президентских выборов, Путин во время прямой линии с народом заявлял, что тарифы на ЖКХ газ не должны расти быстрее инфляции. И тогда, и сейчас инфляция официально оценивается в 6‑6,5 %. Но то заявление, тогда еще премьера, было сделано до выборов. Спустя несколько месяцев после них, в июле, тарифы взлетели; причем, не только на услуги ЖКХ, но и на акцизы на алкоголь и бензин. Вторая волна пришлась на сентябрь; по официальному заявлению Росстата, за ЖКХ стали платить в среднем на 10% больше. Однако летне‑осеннее повышение не стало последним. Так, начиная с января этого года, в Ямало‑Ненецком округе плата возросла на 47,5%, в Приморском крае – на 34%, в некоторых районах Петербурга – на 40%, а на Алтае и в Мурманской области на рекордные 225%.

Валерий Семёнов, представитель правления Межрегиональной гильдии ЖКХ: Сегодня у нас монополист, у нас образовался монополист-ресурсник, нельзя такого допустить. Он диктует цены, вот и вся картина. В России основная компания - «КЭС-Холдинг», которая имеет порядка 10-12 различных структур по всей РФ. Они монополисты 100% по теплоэнергии, потому что они её вырабатывают, и они одни её поставляют собственникам. Они диктуют условия, больше того, они сейчас приватизировали водоканалы все. Это тоже входит, это холодная вода, горячая и тепловая энергия, она поставляется в том же направлении. Вот это всё диктует и вызывает определённый слух.

Если судить по сегодняшним кадрам встречи Путина со Слюняевым, казалось, что президент узнает о расценках в регионах впервые, и тут же дает обещание, которое, правда, уже звучало из его уст: рост в пределах 6%. Эта новость тут же стала главной на центральных каналах, хотя ранее тот же Росстат оценивал рост тарифов цифрой 12%.В январе этого года Путин подписал указ, по которому тарифы на услуги ЖКХ устанавливаются не на ближайшие 12 месяцев, а на 3 года вперед.

А мы обсудили эту тему с нашим гостем в студии – партнером компании ФБК Игорем  Николаевым.

Казнин: Объясните, как так получается? Почему так растут тарифы? Возможно ли по указу президента держать их на уровне 6% в год?

Николаев: Нет ничего невозможного. Наверное, какое-то время можно и подержать. Хотя это будет из области невероятного. Потому что тарифы на тепло у нас предопределяются, в том числе, тарифами на газ. Многие теплоэлектростанции работают именно на газе. Когда у вас запланировано, что тарифы на газ повышаются на 15%, допустим, то мне трудно представить, как тарифы на теплую воду будут повышаться на 6%, как просит президент. Такое невозможно. Если издержки растут в разы больше того, что вы хотите иметь суммарно, то это фантастическое требование.

Казнин: Такое перед выборами происходит?

Николаев: Да, но выборы закончились, и мы видимо по 200%. Есть и другие причины. Фундаментальная причина, почему у нас так быстро растут тарифы, – в излишней централизации в установлении тарифов. Президент сегодня не говорил, но в конце 2005 года федеральные власти сказали, что не регионы регулируют тарифы, а они берут на свой уровень. Почему? Потому что регионы задирают тарифы. Два года такое сдержанное регулирование было. Потом снова начали расти тарифы. Хочется спросить: почему? Ведь сами же взяли к себе. Причем они устанавливают предельные уровни индексации тарифов в регионе. Неужели из центра виднее, чем из какой-то области? Нет, конечно.

Казнин: А Слюняев при чем? Он виноват в этом?

Николаев: Интересно, Слюняев тоже как бывший министр Говорун обидится? Сначала Говоруна долго не могли нигде найти, интересно, Слюняева мы завтра на рабочем месте найдем? А если серьезно, от Слюняева мало что зависит. Надо менять подход, порядок регулирования тарифов. Ведь у нас директивное регулирование. Это значит по принципу «просят больше, зная, что все равно дадут меньше». Нужно, допустим, теплоснабжающей организации, чтобы на 5% выросли тарифы, он просит 25%. Регулятор не даст ему 25%, он же должен исполнить свою роль. Он дает 15%, и все довольны. Все – в смысле, и регулирующий орган, и та же теплоснабжающая организация. Недовольны только потребители, потому что получается ускоренный рост тарифов. Как надо было бы? С применением норм антимонопольного регулирования: вы устанавливаете тарифы, но если злоупотребите доминирующим положением, такие штрафы будут, что вы в следующий раз десять раз подумаете. Это принципиально другой порядок регулирования. Мы к нему не переходим. Не развиваем конкуренцию в этой сфере и, в конце концов, имеем то, что имеем: тарифы растут гораздо быстрее, чем могли бы.

Арно: К чему это может привести, если тарифы будут искусственно сдержаны? Что мы будем иметь через три года?

Николаев: Чудес не бывает. Все равно придется платить. Это какой-то период можно искусственно сдерживать. А потом окажется, что у нас будут оставаться без тепла, электричества, без всего. Деньги нужны. Если тарифы на газ растут на 15%, то какое-то время тарифы на воду могут расти на 6%, но непродолжительный период. Не надо никаких иллюзий.

Казнин: Хочется понять, для чего была показана эта сцена. Например, сцена с Билаловым подготовлена в борьбе каких-то группировок, чтобы убрать неугодного человека. Здесь что?  Слюняев ведь заранее знал, что будет нагоняй.

Николаев: Правительство и президент знают, что например, происходит сейчас в Болгарии, где правительство фактически вынуждено было уйти в отставку из-за того, что тарифы так регулировались и так подскочили. Это очень социально взрывоопасная тема. Естественно, накал социальной напряженности пока в нашей стране можно сбивать публичной поркой нерадивым министрам. Не менять основы этого регулирования, систему, а сказать: не 15%, а 6%. И все довольны: «Ты видел, как Слюняеву? Да, видел…».

Арно: Летом вы говорили, что люди в связи с повышением тарифов выйдут на улицы. Они не вышли.

Николаев: Я не говорил, что выйдут. Но в Болгарии вышли. Я допускал, что к этому все может привести. И пример Болгарии это показал. Не вышли у нас и, слава Богу. Никто этого не хочет. Но тема эта чрезвычайно социально чувствительна. Не стоит злоупотреблять  терпением людей.        

Купить подписку
Комментарии (0)

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Другие выпуски

Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера