«Все телеканалы подняли одну тему: в Молдавии готовили кровавый майдан». Почему пророссийскую партию сняли с выборов

Здесь и сейчас
30 ноября 2014
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Павел Лобков
Теги:
Молдавия

Комментарии

Скрыть

Корреспондент «Коммерсанта» в Молдове Владимир Соловьев о том, почему партию Рената Усатого сняли с выборов, и о том, почему Молдова не откажется от курса на евроинтеграцию.

Лобков: Недавно был опубликован большой текст в «Коммерсантъ-Власть» с предвыборными раскладами, которые показались мне очень сложными. Мне показалось, что у России, несмотря на мощь – службу внешней разведки, целое подразделение администрации президента – нет настоящего верного союзника в Молдове, который бы помог создать какую-то партию, отражающую пророссийские интересы или пророссийскую направленность. Правильно ли я понимаю?

Соловьев: Что касается партнеров Москвы в Молдавии, действительно здесь Кремлю постоянно не везет с 2003 года. В 2003 году не подписали план Козака, который предполагал объединение Молдавии и Приднестровья. Потом в 2005-м Москва поддержала противников коммунистов, которые как раз и не подписали план Козака, президент Воронин тогдашний. Тоже не получилось, коммунисты не только удержались у власти, но и взяли большинство, ну и повели Молдавию в Европу. Они первыми заявили о курсе на европейскую интеграцию.

Далее, в 2010 году после очередных парламентских выборов, Москва пыталась здесь создать коалицию коммунистов и демократов, такую левоцентристскую пророссийскую коалицию. История провалилась. И последний такой провал был на территории Молдавии, но в Приднестровье непризнанном, где Москва поддержала кандидата в президенты спикера Каминского, а выиграл Шевчук. Ну и сейчас мы будем смотреть, получится ли что-то здесь.

Очевидно, пророссийских партий было две – это «Патрия» Ренато Усатого, в списке которой были люди, плотно сотрудничающие с Дмитрием Рогозиным, с вице-премьером, и Партия социалистов, которую Кремль поддержал напрямую, Владимир Путин встречался с Додоном. Эта встреча с Путиным для Додона оказалась чудотворной, хотя до Путина он встречался с Кириллом, но после Путина рейтинг пошел вверх, и партия вполне может пройти в парламент, если все будет честно и прозрачно, в чем появились сомнения после снятия Ренато Усатого.

Дело в том, что было очень много критики по поводу партии Усатого, говорилось, что это проект ФСБ и так далее, но факты не предъявлялись никакие. Да и сам Усатый говорит: «Да, у меня много друзей в ФСБ», он этого не скрывает.

Лобков: Ну он такой Жириновский молдавский, правильно ли я понимаю?

Соловьев: Он абсолютный популист, да. Он сорит деньгами, он обещает всех посадить, повысить всем зарплаты, если коротко, каждой бабе по мужику, каждому мужику по бутылке водки. И это работает. Партию снимают за несколько дней до выборов, снимают непрозрачно, снимают непонятно. Я долго изучал и продолжаю изучать документы, на основании которых она была снята, и у меня много вопросов. Много вопросов и у местных аналитиков, причем у аналитиков проевропейских.

Лобков: А используется ли то, что у нас называется идеология «пятой колонны» и иностранных агентов, одних обвиняют, что вы – румынские агенты, вам платят румыны, тем более, что недавно в Румынии тоже прошли выборы, и там победили как раз сторонники немедленной ассимиляции Молдавии, то есть правые, это усугубляет ситуацию, и наоборот, говорят в адрес Ренато Усатого: «А вы – агент КГБ, вы получаете деньги в конвертах из администрации президента»? Эта риторика иностранных агентов важна в политическом дискурсе в Молдавии?

Соловьев: Здесь я много могу рассказать, много интересного.

Лобков: Рассказывайте.

Соловьев: Дело в том, что снятие партии «Патрия» происходило в тот день, когда молдавские силовики отчитались об успешно проведенной спецоперации. По всем телеканалам показали страшные кадры, шокирующие кадры, как в ходе обысков изымаются гранатометы, автоматы Калашникова, десятки бутылок с «коктейлями Молотова», в магазинах сняты бутылки, как будто их на каком-то предприятии производят, они были одна в одну, новые бутылочки, все привязано, российские деньги, доллары, пистолеты, гранаты, взрывчатка. В общем, реально шок, потому что такие арсеналы когда находят, неприятные мысли приходят в голову по поводу их использования. Даже гранатомет «Муха» был показан.

И это все происходило в среду на этой неделе, когда ЦИК рассматривал, с утра начали отчитываться об обысках, а ближе к вечеру ЦИК заявил, что поступил запрос от МВД, что партия Усатого допустила финансовые нарушения, финансировалась из-за рубежа, и на этом основании ЦИК решил передать материалы в суд, чтобы ЦИК решил, снимать с выборов эту партию или нет.

К вопросу о «пятой колонне», все телеканалы и многие СМИ, несмотря на европейскость нынешних властей, есть проблема, потому что СМИ, как правило, партийные, все телеканалы подняли одну и ту же тему – в Молдове готовили кровавый Майдан.

Лобков: Ренато Усатый готовил?

Соловьев: Связывалось с Усатым и с Додоном. Те, кто был задержан в ходе спецоперации, ни слова не было сказано, найдено у них было оружие или нет, до сих пор не сказано, но люди, которые были задержаны в ходе спецоперации, это 6 человек – среди них одна девушка, один онкобольной, молодые люди – их связывают с некой неформальной организацией, которая называется «Antifa Rezist». Эта организация создавалась одним из людей в списке Ренато Усатого еще весной, когда этот человек находился в списках Партии коммунистов. Он и был исключен из Партии коммунистов за создание этой неформальной организации «Antifa». Так вот из этой организации сделали такой молдавский «Правый сектор», точнее левый сектор. То, что в России говорят «Правый сектор», хунта и так далее, все то же самое, только по отношению к «Antifa», только пророссийски.

Лобков: Их спонсорами является Россия, правильно я понимаю?

Соловьев: Спонсорами кого?

Лобков: Вот этой «Antifa», по правительственной версии.

Соловьев: Естественно, да. Это агенты Москвы, по версии СМИ. Организация, кстати, не объявлена экстремистской и не запрещена. Она вообще не существует, по большому счету. У нее несколько активистов, они когда-то провели несколько акций еще весной, и больше мы о ней ничего не слышали, хотя сайт в интернете есть. Есть формальные признаки ее существования, но о ее деятельности мало что известно. Вопросы появляются, потому что нет фактов, ничего не говорят. В пятницу трое из шести задержанных были отпущены под домашний арест. Но особо опасные преступники, которые готовили насильственный захват власти, разве с ними так поступают? Поэтому создался такой очень нервный фон этих выборов, и на этом фоне была снята партия Усатого. Даже прозападные аналитики говорят: «У нас вопросы теперь по поводу того, как действовала власть».

Лобков: Да, я видел заявление американского посольства, которое недоумевает по поводу этого снятия.

Соловьев: Американское посольство, представительство Евросоюза. Кстати, МИД России выступил, такое ощущение, что выжидал, потому что сначала была реакция американцев, потом МИДа. И вчера, в субботу отреагировал Евросоюз.  

Лобков: Вообще все эти предвыборные страсти обозначают остроту борьбы за Молдавию, сейчас, после того, как Украина фактически потеряна Россией, за исключением этих охваченных войной областей «ДНР» и «ЛНР» и Крыма, который был присоединен. Есть сейчас угроза потерять Молдавию, правильно ли я понимаю, причем потерять ее так, что она не только евроинтегрируется, но еще и румыноинтегрируется? Это напряжение чувствуется, есть эмиссары какие-то из России, переговорщики из администрации президента, из ФСБ, из Службы внешней разведки, из так называемых обществ дружбы?

Соловьев: Я не знаю, что такое «потерять Молдавию». Дело в том, что Молдавия выбрала европейский курс не вчера, это произошло на выборах еще в 2009 году, после которых создалась прозападная коалиция.

Лобков: Вы имеете в виду Филат и Лянкэ?

Соловьев: Да, Филат, Лупу, Либерально-демократическая, Демократическая и Либеральная партии. Что значит потерять Молдавию? Молдавия подписала соглашение об ассоциации с Евросоюзом и его ратифицировала, Молдавия получила безвизовый режим, Молдавия заявила о своей интеграции в ту сторону. Даже если Додон проходит в парламент, он проходит в количестве, которое вряд ли будет существенно влиять на расклад сил. Я не хотел бы каких-то прогнозов строить, потому что все равно еще ничего не закончено. Тут еще пришли новости о том, что рушится крупнейший молдавский банк, аналог Сбербанка российского, трудно что-то уверенно прогнозировать. Конечно, хочется, чтобы все прошло спокойно.

Лобков: А возможен ли реванш, возможно ли отыграть назад, пересмотреть соглашение об евроинтеграции и вопроса о молдавском или румынском языке с помощью нового состава парламента? Или в новом составе парламента все равно конституционного большинства у пророссийских сил не будет совершенно точно?

Соловьев: По моему мнению, его не будет, то есть не будет в результате голосования. Дальше трудно сказать, потому что в Молдавии депутаты переходят из фракции в фракцию, и здесь я ничего не могу прогнозировать. Но по результатам выборов его быть не должно, по крайней мере, об этом говорят опросы, и это значит, что курс будет продолжен. Но даже если бы было, я сильно сомневаюсь, что партия Додона расторгла бы соглашение об ассоциации с Евросоюзом. Вот тогда мы бы здесь наблюдали проевропейский Майдан, скорее всего, потому что люди, которые уже получили возможность ездить без виз, активная молодежь они готовы отстаивать эту позицию. 

Кроме того, Молдавия получает очень большое финансирование со стороны ЕС и США. Если проехать по стране, по дорогам, они отличные, которые в последнее время строились, стоят огромные плакаты, на которых написано «От американского народа Республике Молдова». Я не видел таких плакатов – «От российского народа Республике Молдова». Эти финансовые потоки, если расторгнуть соглашение, они просто прервутся.

Лобков: То есть даже воронинские сторонники, коммунисты, социалисты Додона не решатся с такими лозунгами разрыва евроинтеграционных соглашений выступать публично, они могут где-то по мелочам чуть-чуть, что называется, портить?

Соловьев: Воронин вообще отказался от этой риторики антиевропейской. Он говорит: «Если мы и будем что-то делать, то пересмотрим, отредактируем это соглашение об ассоциации, но никак не расторгнем». 

Фото: prisonplanet.com

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.