Временный руководитель Департамента торговли и услуг Москвы Алексей Немерюк о борьбе с нелегалами: из 50 рынков проверили меньше половины, рейды продолжаются

Здесь и сейчас
20 августа 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Около двух с половиной сотен нелегальных мигрантов остаются в палаточном лагере в столичном районе Гольяново. Как рассказали в пресс‑службе Главного управления МВД России по Москве, продолжается работа по их переводу в Центр временного содержания иностранных граждан и депортации из страны.

Напомню, накануне заместитель начальника управления ФМС по Москве Николай Азаров сообщал «Интерфаксу», что ведомство планирует закрыть лагерь до конца августа.

Лагерь в Гольяново появился после одного из рейдов столичной полиции. Эти рейды проводятся после инцидента на Матвеевском рынке Москвы, где был избит сотрудник московской полиции. Власти, напомню, объявили кампанию по декриминализации рынков. Насколько она оказалась успешной – спросили у нашего гостя, исполняющего обязанности руководителя Департамента торговли и услуг Москвы Алексея Немерюка.

Дзядко: Если попытаться подвести какие-то итоги этой кампании, которая пусть и не была так провозглашена, но так все ее воспринимают, что удалось, что нет? Насколько она успешна?

Немерюк: Коллеги, итоги, наверное, подводить рановато, потому что из 51 рынка на сегодняшний день проверено пока лишь меньше половины. Результаты, которые сейчас есть, обрабатываются. Я не могу сказать, что что-то сверхъестественное было обнаружено или серьезные нарушения, по которым деятельность ряда рынков придется приостановить, в любом случае это будет решение суда. Если суд сочтет необходимым, были ли эти основания весомыми. Я думаю, что какие-то предварительные итоги мы сможем увидеть к 1 сентября.

Кремер: А каким образом драка на Матвеевском рынке связана с кампанией по декриминализации рынков или это просто случайное совпадение?

Немерюк: Лика, всегда есть последняя капля. Может быть, этот факт и послужил тому, что, наверное, изначальная политика не кошмарить бизнес и проверки проводить не чаще, чем один раз в три года, привела к тому, что не всегда те контролирующие службы, которые могли бы наводить порядок, могли зайти на эти территории. Этот прецедент послужил неким толчком к тому, чтобы еще раз обратить внимание к объектам в сфере торговли. Это не только касается рынков, это касается оптовых баз крупных в Москве, их порядка 28. Проверяется практически все…

Дзядко: На что в первую очередь нужно обращать внимание - на нелегальную миграцию, на антисанитарию? На что?

Немерюк: В любом случае, конечно же, шла кампания. Она началась задолго до того, как произошел инцидент на Матвеевском рынке. ФМС проводило эти акции практически в течение всего лета. Может быть, это действительно была такая капля, которая перевесила в пользу того, что нужно комплексно проверить, что же происходит на этих аудиториях. В первую очередь, конечно же, соблюдение миграционного законодательства.

Кремер: Комплексно - это закрыть, а до этого просто проверяли?

Немерюк: Нет. Комплексно - это то, что заходит не только миграционная служба, заходят и налоговые инспекции…

Кремер: То есть вы координируете свои усилия с разными другими контролирующими службами?

Немерюк: Не мы контролируем, координирует прокуратура. В свое время было решение, две или три недели назад, генерального прокурора обратить внимание, комплексно проверить. Это касается не только Москвы, но и других субъектов. Напомню, что с 1 июля прошлого года новые требования федерального закона ограничили деятельность части рынков, части объектов. Мы за два года закрыли около 30 рынков. На сегодняшний день их в Москве осталось 50, но это не говорит о том, что они в принципе закроются, и их не будет, такой политики нет.

Кремер: Вы в одном из недавних интервью сказали, что санкции для мигрантов слабоваты. Какие санкции вам кажутся адекватными?

Немерюк: Тут нужно разграничить нелегалов и несанкционированную торговлю. Если мы говорим о несанкционированной торговле, то, конечно, санкции слабоваты. Необходимо все-таки стремиться к тому, чтобы было невыгодно торговать.

Кремер: Как это надо стремиться к тому, что было невыгодно торговать?

Немерюк: Невыгодно торговать нелегально.

Кремер: А не получится так, что вообще будет невыгодно торговать и вы, таким образом, придушите какой-то малый бизнес?

Немерюк: Нет, конечно. Если объективные законы, и большинство рынков работает по этим законам, но есть места, где они являются точкой сосредоточения нелегальных торговцев. Какие-то штрафные санкции в размере двух тысяч – это фактически ничто. Один человек может заработать, занимаясь торговлей в достаточно неплохом месте, но нелегально занимаясь, 30-40 тысяч в день. Отдать две  половиной тысячи  - это никаких трудов не составляет.

Дзядко: Легальная торговля - это что? Это торговля в специально отведенном месте с выплачиванием каких-то сумм за лицензию на торговлю?

Немерюк: Если мы берем стационарные предприятия:  рынки, базы различные, есть оптовые, есть розничные, но когда речь идет о несанкционированной торговле, это в пересадочных узлах, в метрополитенах, в международных станциях, на каких-то улицах, таких мест больше двухсот в Москве. Эти люди выходят поторговать абы чем, в большинстве своем это мигранты, потому что на легальные объекты их не пускают. Запрещено использование мигрантов именно в сфере торговли, в том числе и на рынках в качестве торговцев. Конечно, куда им деваться, если их не взяли ни на стройку или стройка закрылась, и их выгнали, они идут торговать к метро неизвестно чем.

Дзядко: Вы говорите, что, в том числе, им запрещено торговать на рынках, но если мы придем на любой московский рынок, большинство там как раз явно будут мигрантами, а не гражданами РФ.

Немерюк: Не факт.

Дзядко: Не факт?

Немерюк: Конечно. Вспомните советские годы.

Дзядко: Советские годы я вспомню с трудом.

Немерюк: Хорошо, но гвоздики и мандарины всегда продавали наши выходцы из союзных республик.

Дзядко: Да, но сейчас они проходят по графе «мигранты».

Немерюк: Нет, те, которые были раньше, они уже все давно с московской пропиской, они работают в Москве. Я вас уверяю, что даже те, кого задержали на Матвеевском рынке…

Кремер: Это были граждане России.

Немерюк: Озвучены цифры глобальные, что тысячу людей задержали, но из тысячи человек 30 человек – это реальные иностранцы. Все остальные – это разные национальности нашей многонациональной страны, которые давно уже приехали сюда, получили гражданство.

Кремер: Насколько это закручивание гаек на рынках может отразиться на фермерах, на каких-то бабушках, которые приезжают с чем-то со своего огорода?

Немерюк: На них это сильно не отразится.

Кремер: Это один и тот же закон, вы же не будете применять его как когда.

Немерюк: Я еще раз говорю: рынки никто не закрывает. То, что проводятся комплексные проверки, это не говорит о том, что завтра все рынки будут закрыты. Такая задача не стоит и не ставилась. Начались такие разговоры, что власти Москвы ведут борьбу с рынками, не было такого никогда. Есть борьба за наведение порядка.

Кремер: Но часть рынка закрыта, подождите.

Дзядко: В том числе и Матвеевский, если я правильно понимаю.

Немерюк: Почему? Он не закрыт, он работает. Выхино закрыт, его деятельность была приостановлена на 90 суток, там были выявлены значительные нарушения санитарного законодательства. Про мигрантов там никто не говорил, может быть, были выявлены какие-то граждане, которые, возможно, находились на территории страны легально, но при этом пытались торговать нелегально. Возможно.

Кремер: А сколько за последний год вообще рынков закрыто?

Немерюк: Дело в том, что в этом году мы практически не закрывали, у нас дислокация из 50 рынков фактически функционирует с середины прошлого года.

Кремер: То есть все, что закрывали, закрыли к началу лета 2012 года?

Немерюк: Закрыли к 1 июня 2012 года в соответствии с федеральным 271 законом.

Дзядко: Насколько ваши действия ограничиваются санкционными действиями? Потому что, если я правильно понимаю, повышены штрафы за несанкционированную торговлю. Есть ли какие-то меры не в форме санкций, а в форме проявления стимула?

Кремер: Поддержки фермерского хозяйства, поддержки индивидуальных предпринимателей, малого бизнеса?

Немерюк: В мерах поддержки за последние два года поддержек появилось достаточное количество. Начнем с летних кафе, убрали все эти барьеры, убрали все коррупционные хождения, при которых предпринимателю приходилось каждый год ходить и доказывать, что его ресторан или кафе имеет право на летнюю веранду. Мы получили рост за полтора  года на 60%. Если их было чуть больше тысячи, сейчас их почти две тысячи. Они понятные, они легальные, они стоят и работают. Если касательно фермеров, они так же могут приходить на рынки, они могут приходить на ярмарки выходного дня. Мы в этом году постарались максимально убрать все коммерческие структуры, которые были причастны к организации…

Кремер: Вы против коммерческих структур, которые за …

Немерюк: За монополизацию рынка, за каких-то коммерсантов, которые берутся или брались до этого за организацию выходных ярмарок. Ярмарки бесплатны для всех, другое дело, что были факты, и в том году более десяти уголовных дел было возбуждено по факту взимания денежных средств фермеров, которые приезжают, либо сельхозпроизводителей, на такие эти ярмарки, такие факты были. Такие были, у которых задача была не просто организовать за бюджетные деньги ярмарку, но еще организовать доход с колхозников или с тех фермерских хозяйств, которые приезжают в Москву.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.