Война болельщиков: национализм или классовая ненависть

Здесь и сейчас
11 августа 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть

Во время товарищеского матча Россия-Сербия трибуны освистали Юрия Жиркова. Накануне он перешел из лондонского "Челси" в махачкалинский "Анжи". Сегодня же стало известно, что его одноклубником станет футболист Барселоны Самюэль Это'о. Эта сделка станет самой дорогой в истории отечественного футбола, а по Это'О станет получать самую большую зарплату в мире.

Бананы на поле и свист на трибунах стали приметой сегодняшнего сезона. Еще в начале года стало известно, что часть футбольных болельщиков объявили бойкот кавказским командам. Сначала это были спартаковцы, а позже к ним присоединились и болельщики ЦСКА, Локомотива и других московских команд.

Что стоит за неприятием кавказских клубов: национализм или ненависть к неожиданному богатству футбольных клубов с небогатого Кавказа - обсуждаем с нашими обозревателями Ильей Васюниным и Никитой Белоголовцевым, Александром Шпрыгиным, президентом Всероссийского объединения болельщиков и президентом компании ProSports Management Германом Ткаченко.

Васюнин: Официальный бойкот - это начало нынешнего сезона. Объединение спартаковских болельщиков, насколько мне известно, было первым. Эта старая гвардия, так называемая, болельщики, которые с 80-х годов поддерживают команду, ездят на выезды. Потом стало известно о болельщиках ЦСКА, которые во время кубкового матча с Аланией призывали не ходить на этот матч, не поддерживать свою команду во время матча с Аланией. Ну, а потом и «Локомотив», и другие заговорили о том, что не стоит ходить, не стоит выезжать в кавказские республики на футбольные матчи. Но, чего же здесь больше, национализма или каких-то других причин? Конечно, националистов среди футбольных болельщиков очень большое количество, но существуют и объективные причины. Кавказские выезды - это всегда испытание, это всегда считалось экстремальной поездкой. Я лично тоже хожу на трибуны, но мне ни разу мне не удалось съездить на Кавказ. В этом году я хотел побывать на матче «Анжи» - «Спартак», но выяснилось, что туда не едет официальный фан-клуб, не организует выезд туда и не рекомендует ездить туда самостоятельно, потому что это очень опасно. Давайте, попробуем разобраться, почему это опасно. Начнем не с Махачкалы, а с Нальчика с 2007 года. Давайте посмотрим, что там происходило. Вот эти вот люди в строительных касках - это болельщики «Спартака», которые приехали поддержать свою команду. В касках они потому, что на их головы постоянно летят камни, это так называемый камнепад. Вот мы видим драку на трибунах, мы понимаем, что не зря одели каски. А вот, что происходит внутри, сектора. Мы видим бутылки, которые летят с секторов хозяев стадиона. Это продолжалось в течение какого-то времени. Милиция не предпринимает никаких шагов. Перемещаемся в Махачкалу. Это Нальчик. В Махачкале что происходит в 2010 году. Это вокзал, готовится к отправлению поезд «Махачкала-Москва», это болельщики «Анжи», которые ищут спартаковцев. Ну, сколько здесь человек? Не знаю, сложно так на взгляд оценить, но не меньше тысячи человек. Перед этим на трибунах происходила драка с ОМОНом. Это ОМОН, который зачищает сектор от спартаковских болельщиков и на вокзал их провожают, там уже никакого ОМОНа нет, там их провожают болельщики «Анжи», которые тоже готовы разобраться с ними по полной программе. 2011 год, «Зенит» приехал в Махачкалу. Давайте посмотрим. «Зенит» не присоединился к вот этому, так называемому бойкоту, сказали, что не оставят команду на сложном выезде. И вот что мы видим. Сначала идут какие-то провокации со стороны местных болельщиков. Они забегают на сектор. Как-то начинаются мелкие стычки, и затем ОМОН просто врывается на сектор и начинает его зачищать. Это все происходит на фоне того, что во всех остальных городах… Ну, в Москве проблема с ОМОНом решается с начала 2000 годов. Сначала ОМОН действительно, 90-е - это были темные года для фанатов, потому что ОМОН, где буквально людей перебрасывал из Чечни, где шла сначала первая кампания, потом вторая кампания, и вот людей, ОМОНовцев перебрасывали на следующий день на трибуну, и там они как могли, наводили порядок. Они стояли на секторе между трибунами, где при малейших со стороны выходках применяли дубинки и все остальное. Сейчас этого нет, сейчас на секторе стоят, в основном, стюарды, за исключением некоторых городов типа Нижнего Новгорода (в этом году, по-моему, произошла там стычка), Самары, (есть инциденты), но, в целом, ОМОНа на секторах нет. То, что происходит во время выезда в Нальчик, в Махачкалу… Кстати говоря, Грозный стоит отдельно, туда просто людей, конвоируют что ли: шаг влево, шаг вправо, никого не отпускают, но зато, полный прядок им обеспечен. Во всех стальных местах за жизнь болельщика вряд ли кто-то поручится. Можно вспомнить прошлогодний инцидент с болельщиками «Спартака», которые ехали на автобусе, которые они наняли, собрали деньги, поехали, их на выезде из Махачкалы блокировали три машины и расстреляли. Их спас только пост ГАИ, до которого они просто успели добраться и там после этого машины с местными номерами какие-то отстали. В общем, как тут не стать националистом?

Зыгарь: Илья, я тебя прервал в неожиданном моменте…

Макеева: Я даже боюсь как-то продолжать.

Зыгарь: Я просто думаю, что мы обсуждали эту тему, конечно же, и перед эфиром, и ты сейчас рассказывая, умолчал, случайно, видимо, о тех моментах, которые предшествовали тем сценам насилия, которые мы видели на экранах.

Васюнин: Оскорбительные кричалки ты имеешь в виду?

Зыгарь: Более чем оскорбительные кричалки, в которых употребляется слово «Аллах», но оно употребляется в крайне нецензурных аннотациях.

Васюнин: Абсолютно точно, это все, безусловно, есть. Никто не говорит о том, что болельщики московских команд... Нельзя их назвать ни терпимыми, ни толерантными.

Зыгарь: Но, тем не менее, мы начали обсуждать эту тему и Илья Васюнин рассказал нам о некой националистической подоплеке внутри болельщицкого противостояния, которое существует сейчас, и которое мы решили обсудить в связи со вчерашним событием. Сейчас Никита Белоголовцев расскажет нам о другом аспекте и о другой подоплеке этого противостояния.

Белоголовцев: Да, коллеги. Честно говоря, я не совсем соглашусь с Ильей, потому что, по-моему, отношение не только фанатское, не только болельщицкое к проекту «Анжи», оно лежит в ненационалистической плоскости. Потому что, если мы возьмем даже кавказский регион, выезды в Махачкалу - это далеко не самое тяжелое занятие. История, которая сейчас происходит с футбольным клубом «Анжи» - это история, которая происходит в каждой футбольной стране, когда туда приходит богатый владелец клуба. Похожая история происходит в Англии с клубом «Манчестер Сити», собственником которого является шейх Мансур и просто заваливает деньгами английский чемпионат. Переход Юрия Жиркова из «Челси» в «Анжи» - это история абсолютно об этом же. Юрий Жирков, по состоянию на данный момент, самый высокооплачиваемый футболист России. Его мечтали видеть ведущие московские команды и питерский «Зенит», делали ему очень серьезные предложения, но только деньги «Анжи» - 5,5 миллионов евро за сезон - вынудили Юрия Жиркова перейти в махачкалинский клуб. Поэтому, я не хотел бы говорить, что понятна реакция людей на трибунах. Но скажем так, ее можно было спрогнозировать. И когда Юрий Жирков приезжал в Россию, в общем-то, услышать то, что он услышал на трибунах, он должен был отдавать себе в этом отчет. Давайте, хотя это не приятно, послушаем, что происходило на стадионе в «Черкизово», чтобы просто детально и вещественно понимать, о чем идет речь. Не знаю, насколько хорошо вам слышно сейчас. Если можно, максимальный звук, но если…

Макеева: Не слышно.

Белоголовцев: Собственно говоря, трибуны…

Зыгарь: Нечто скандируют.

Белоголовцев: Обвиняли Юрия Жиркова в любви к животным, обвиняли Юрия Жиркова, скажем так…

Зыгарь: Я думаю, что не надо это пересказывать.

Белоголовцев: Собственно, казалось бы, это откровение, но если мы вернемся буквально на несколько лет назад, мы вспомним, что это далеко не первый акт агрессии со стороны болельщиков по отношению к игроку сборной России. Похожая, и едва ли не идентичная история случилась с Владимиром Быстровым, человеком, можно сказать, тяжелой судьбы: перешел сначала из питерского «Зенита» в московский «Спартак», его обвиняли и те болельщики и другие. Потом он перешел обратно из «Спартака» в «Зенит» и, собственно, стал на год, как минимум, антигероем зенитовских болельщиков. Они встречали его во время приезда сборной в Санкт-Петербург на Московском вокзале. Можем также посмотреть это видео (Благодарны за него коллегам с сайта «Советского спорта»). Самое мягкое из того, что скандировали болельщики - это «Быстров – свинья!». Бросили ему в лицо шарф московского «Спартака». Тогда за него просто пришлось, едва ли не физически заступаться партнерам по сборной. Тут такая история: «Не будь Иудой! Не предавай питерский "Зенит"!», неслось Быстрову с трибун практически на протяжении года. И здесь история, которая происходила с Владимиром Быстровым, которая сейчас происходит с Юрием Жирковым, это история, скорее, больших денег и, скажем так, социального неприятия больших денег. Потому что такое общественное возмущение некоторое футбольным клубам «Анжи» громкое, оно началось после дня рождения Роберто Карлоса. Можем увидеть некоторые фото-кадры с этого праздника. Я тогда напомню, Сулейман Керимов устроил торжественный прием по случаю дня рождения Роберто Карлоса, сам Роберто Карлос получил в подарок машину марки «Bugatti Veyron», ориентировочной стоимостью до двух…

Зыгарь: Это Сулейман Керимов?

Белоголовцев: Это Сулейман Керимов, который пригласил на этот праздник Анну Чапман. Она пришла туда, если уже совсем следовать точно светской хронике, в компании с неизвестным мужчиной. Самые скромные оценки…

Макеева: Этот неизвестный мужчина? Я решила, что это Фетисов.

Белогловцев: Самые скромные финансовые оценки этого торжества - это от 5 миллионов евро. Это деньги, которые были потрачены, пусть на день рождение лидера капитана команды, но тем не менее. И сейчас, когда махачкалинский «Анжи» в шаге от приобретения Самуэля Это'О, который станет самым высокооплачиваемым футболистом мира, будет получать до 20 миллионов евро, уже сейчас в пятерке самых высокооплачиваемых футболистов страны находятся два игрока «Анжи» - Роберто Карлос (4 миллиона евро в год) и Юрий Жирков (5,5 миллионов евро в год) - безусловно, это рождает просто финансовое непонимание. Некоторое отторжение на базовом уровне, когда идет попытка с очень серьезными деньгами приходить в состоявшуюся систему взаимоотношений. Но, эта история, она привычная не только для нашей страны. Аналогичные вещи происходили в Англии, сейчас подобная история происходит, например, в Китае, о котором говорили вчера.

Макеева: И тоже так относятся болельщики?

Белоголовцев: Конечно же, это неожиданно и неприятно, когда ты болеешь за одну команду, когда ты поддерживаешь ее и человек приходит из ниоткуда и начинает сорить деньгами, когда зарплата игрока твоих соперников в 7 раз больше, чем зарплата, которую ты можешь позволить платить своим игрокам.

Макеева: А вот если в одном городе, внутри, может быть, такие случаи бывали, я не знаю, то есть, не из Питера в Москву, а совсем прямо в одном городе, человек из одной команды переходит в другую из-за больших денег. Это такую же реакцию у болельщиков вызывает?

Белоголовцев: А это зависит от взаимоотношений между командами. Если бы Юрий Жирков перешел в московский «Спартак», Юрий Жирков - это изначально игрок московского ЦСКА, если бы сейчас он перешел в «Спартак» (в «Спартак» его очень долго и очень настойчиво звали), Юра услышал бы о себе невероятно много интересного во время дерби, во время игр «Спартака» и ЦСКА.

Макеева: То есть любой переход фактически вызывает…

Васюнин: Надо сказать, что из ЦСКА в «Спартак» он просто не мог бы перейти, потому что он не мог бы тогда перейти, потому что это было бы просто невозможно.

Белоголовцев: Ну да, этого не может быть, потому что этого не может быть никогда.

Васюнин: Потому что он не смог бы играть в России.

Белоголовцев: В чем история: переход в «Анжи» - это переход в команду, которая несколько лет назад играла в первом дивизионе, которой не было в элите российского футбола. Понимаете, это просто на морфологическом уровне - переезд из Лондона в Махачкалу. Это звучит гораздо более сильно и вызывающе, чем переезд из Лондона в Москву.

Зыгарь: Давайте мы подключим нашего гостя. И дополнительно хочется сказать, да, мы выделили две основные, может быть проблемы российского общества, как нам кажется, ставшими очевидным за последние полгода - это национализм и некое классовая неприятие. Тем более символично, что сегодня какой-то очередной памятный день. Сегодня 11 число, которое принято считать памятным днем 11 декабря прошлого года, когда мы впервые поняли, что футбольные болельщики - это серьезная сила не только в мире спорта, но и вообще в России. Поэтому, много сейчас было сказано о болельщиках, вопрос нашему гостю, Александру Шпрыгину. С чем вы согласны, с чем вы не согласны? Может быть, мы оклеветали болельщиков? Или действительно, все те конфликты внутренние, о которых было сказано, имеют место?

Шпрыгин: Вы знаете, я вам хочу сказать, что предыдущие два собеседника, которые выступали и говорили, настолько все подробно рассказали, что особого в общем-то и добавить нечего.

Макеева: То есть, это комплекс причин, которые вы во всей полноте разделяете? И то и другое вы испытываете?

Шпрыгин: Соглашусь, что помимо того, что в принципе существуют бойкоты ряда клубов по посещению кавказских выездов, посещению кавказских команд в Москве, есть, очень красивыми словами было сказано, что, сложно также повторить, «социальной напряженностью» это можно назвать, как угодно, и «неприязнь общества к большим деньгам», красивая фраза. Жирков игрок национального уровня и должен был понимать, к чему ведут такие вещи. Потому что переход, скажем так, красиво еще: «из Лондона в Махачкалу». Помимо этого, есть переход из «Челси» в «Анжи». Туда, скажем так, звезды не залетают, туда падают битые летчики. Карлосу, допустим, 38, он поехал поиграть, хотя в тех же клубах Катара или в Арабских Эмиратах денег еще в тысячу раз побольше, чем у Сулеймана Керимова.

Зыгарь: Ну, Это'О - не сбитый летчик.

Шпрыгин: Объясняю, правильно. И туда все они уезжают, а он приехал в разгар, когда на него все смотрели. Он игрок национального уровня, он уходит в «Анжи», это, конечно вызывает определенное раздражение. И то, что болельщики кричали, это не отдельные где-то группы, а это всеобщая настроенность. И это болельщики всех клубов, и даже по центру сидящие.

Белоголовцев: Александр, скажите, пожалуйста…

Шпрыгин: Так некорректно перебивать. Я же не договорил.

Белоголовцев: Простите. Простите.

Шпрыгин: Хлоп! Перекрестный допрос еще: ведущие спрашивают собеседника, например. Ну, ладно уж, говорите. Чего?

Белоголовцев: Я просто хотел у вас спросить, вы же председатель Всероссийского общества болельщиков. Просто ваш сам титул говорит о некотором влиянии. Есть ли какое-то влияние у вас на людей, которые не поддерживали сборную команду, а освистывали одного отдельно взятого ведущего игрока сборной?

Шпрыгин: Я хочу сказать, что поддержка на самом деле, вчера была. И, в принципе, нормальная. И матч прошел хорошо. А по поводу того, что они его освистывали...

Белоголовцев: Все футболисты после матча сказали, что «мы слышали, как освистывали и окрикивали нашего товарища».

Шпрыгин: И пусть они к этому готовятся, потому что они всегда под вниманием. Тот же игрок Широков, который заявил, что «это не болельщики». Пусть он вспомнит историю своего перехода, когда он сказал, что «ему ничего не важно, ему важны только деньги». Я хочу сказать, что когда у людей не остается никаких принципов, а есть общественное мнение, которое нельзя переубедить влиянием моим, или влиянием клубов, например, или Российского футбольного союза, в целом, которые в принципе нельзя изменить, оно существует, оно есть. Как это сделать? Единственно, я могу в данной ситуации высказать мнение, что, может быть, не очень правильно это делать на игре национальной сборной, когда он одел футболку с гербом твоей страны и отстаивает интерес страны в данном случае на поле. И хоть матч носил характер товарищеского, это так или иначе деморализует игрока и может сказаться на спортивном результате. Потому что 2 и 6 сентября у сборной будут уже официальные игры, там это будет не очень правильно.

Белоголовцев: Ну его же будут там освистывать. Вы же это знаете.

Шпрыгин: Ну, то, что его будут освистывать на всех чемпионатах, я вам могу сказать, что это очевидно, совершенно. В дальнейшем пускай думают игроки, смотрят.

Макеева: Никит, прости, пожалуйста. У нас просто есть еще один собеседник. Я все пытаюсь его представить, всякий раз открывая рот. На прямой связи с нами по телефону Герман Ткаченко, президент компании ProSports Management. Я рискую, конечно, ошибиться всякий раз, когда говорю о футболе, но эта компания, насколько я понимаю, просто управляет «Анжи»?

Белоголовцев: Он ведет переговоры с игроками «Анжи», занимается формированием состава этой команды.

Зыгарь: Герман, слышите ли вы нас?

Макеева: Герман, здравствуйте.

Ткаченко: Добрый вечер.

Макеева: Вы слышали весь этот бурный разговор, я так полагаю. Что вы можете сказать по поводу сложившееся ситуации? Ну, помимо неприятных эмоций.

Ткаченко: Послушайте, я сначала прокомментирую то, что произошло вчера на матче. Конечно, это уродливое безобразное явление, которое, точно не красит наш футбол, но, по большому счету, отражает те тенденции, которые происходят в обществе. И конечно, здесь не нужно уходить от вопросов ксенофобии. А все остальное - это непонимание того, что происходит сегодня с «Анжи». Даже вот Никита, мой товарищ, цитирует цифры, которые просто берутся так сказать из газет, хотя мне казалось, что вопрос профессиональной экспертизы тоже важен. Ни одна из цифр, которые здесь упомянулись - это неправда. Ну, это неважно, это тенденцию не меняет. Ну, появился еще один клуб, который пытается нарушить тот баланс разделения, который раньше сложился. Поверьте, во всех клубах, которые считаются топовыми сегодня в России, те же зарплаты и намного больше, чем привыкли мы думать. И точно Юрий Жирков не является самым высокооплачиваемым футболистом в российской премьер-лиге, поверьте мне, моему экспертному мнению. На самом деле, проблема, она, конечно же в обществе. А в футболе получилось так, что сегодня среди болельщиков у нас такая хулиганствующая тенденция. Нормальных болельщиков, их не слышно, они перекрыты теми людьми, которые по большому счету, идеологию которых представляет господин Шпрыгин, к моему большому сожалению.

Зыгарь: Герман прошу прощения, у нас все-таки в студии собралась не самая, я так надеюсь, хулиганская компания, но…

Ткаченко: В данном случае мне очень сложно, я слышу дискуссию, вы меня извините, поэтому, если у вас есть вопросы, я готов на них ответить.

Зыгарь: Вот у меня вопрос как раз. У нас сложился странный консенсус: все участники дискуссии признали, что так или иначе, клуб «Анжи» в нынешнем виде почему-то раздражает болельщиков. И раздражает очень многих. Вы собираетесь бороться с этим как-то?

Ткаченко: Он не может не раздражать. Это же футбол, это же конкурентная борьба. Одни болеют за одних, другие за других. Кто-то эти процессы делает быстро, а кто-то долго. Например, моя оценка, я вам скажу, приблизительные цифры, которые могут возникнуть по Самуэля Это'О, этот трансфер не будет превышать трансфер, например, Александра Бухарова, которого очень люблю. Поэтому, как на это взглянуть. То, что это появилась какая-то новая тенденции в футболе, понятно, что ниоткуда, понятно, что она, так сказать, еще укрепляется таким неприятным отношением нашего национального края. А вот это уже плохо, потому что я считал, что, так сказать дружба народов, отношения международные, хорошие добродетели. И они должны быть. Но, к сожалению, в обществе не так. Может быть, если даже посмотреть на Норвегию, то, что там произошло, это такая тенденция плохая, которая вообще происходит в обществе, в обществе и в мире.

Васюнин: Скажите, пожалуйста, а когда можно будет сказать, что в Махачкалу на футбол ехать безопасно?

Ткаченко: Поверьте, то, что произошло в последний матч, где я могу быть там свидетелем тех процессов, которые происходят, и матчем с «Зенитом», это безобразно, но это было в плоскости отношений милиции и фанаты. Вот сразу вам скажу, на секторе «Зенита» была не сборная Ватикана, но об этом никто не говорит. И, конечно же, милиция не имела право так реагировать. Вот эти 4 минуты, которые произошли на матче и какие-то небольшие стычки, которые были после матча, они просто перечеркнули ту прекрасную хорошую атмосферу, которая была на матче. Там все это отмечают, так болеют, что происходит. Вот я вам говорю, через неделю будет матч с «Динамо». Мы уверены, что сделаем все возможное, чтобы этого не произошло. «Спартак» приезжал в этом году, насколько я знаю, ни одного инцидента не было.

Васюнин: Болельщики «Спартака» просто не поехали.

Ткаченко: 10 человек было за «Спартак». Это немного для «Спартака», но, тем не менее, были. Также было и с болельщиками «Зенита». Их хорошо приняли, потому что понимали, что этого не должно происходить, это не помогает не только футболу в Дагестане, но и вообще нашему футболу. Тем не менее, на правокацию милиция, полиция отреагировала непропорционально.

Макеева: Герман, Спасибо. К сожалению, ни 5, ни 10, ни 15, ни 20 минут не хватит для того, чтобы это полностью обсудить. Германа Ткаченко мы благодарим, это президент компании ProSports Management, он был на прямой связи со студией «Дождя». К Александру Шпрыгину еще есть вопросы.

Зыгарь: По вашим высказываниям в начале нашего разговора, сложилось у меня лично ощущение, что вам ближе аргументы той части болельщиков, которые вчера освистывали Жиркова. В этом плане, что касается болельщиков, например, которые поддерживают кавказские клубы, я так думаю, что они ведь во Всероссийское объединение болельщиков тоже входят. Вот как?

Шпрыгин: «Анжи» (Махачкала), кстати, недавно вышла, например, на турнире общефанатском в Самаре. Проиграли, расстроились и покинули. Герман очень сожалеет о том, что только я интересы данной части аудитории представляю, но пусть он не сожалеет, если буду представлять еще больше, я думаю, у него жить будет более радостной, например. С одной стороны, хочу сказать простой пример: был такой же клуб-выскочка «Жемчужина» (Сочи), которого сейчас уже нет, но он же не шел таким путем, у него был свой путь развития. Тоже взять другой соседний кавказский клуб «Алания» (Владикавказ). Там, соответственно, Газаев, он же не берет, например, за те деньги игроков, у него 80% воспитанников осетинского футбола там играет, и они свою задачу по выходу в премьер-лигу выполнят. То же самое в Махачкале. За те деньги, что они сейчас будут платить вот этому футболисту, лидеру «Интера», самому большому игроку, крупному, можно 30 или 40 детских спортивных школ содержать. Они хотят, чтобы это не вызывало раздражение в обществе?

Белоголовцев: Александр, вы немного лукавите. «Динамо», за которое вы болели до того, как стали руководителем Всероссийского общества…

Шпрыгин: Болельщики выбирают, я вам хочу сказать, команду один раз на всю жизнь. Я за кого болел, за того и болею.

Белоголовцев: Курани, самый дорогой игрок, самый высокооплачиваемый игрок Чемпионата России до недавнего времени играл в вашей любимой команде, поэтому, мне кажется, немного странный упрек.

Макеева: Простите, можно такой эмоциональный вопрос, уже завершая дискуссию, чисто по-женски задам. Александр, вы что порекомендуете своим товарищам по ассоциации Всероссийских болельщиков? Вы им что-то порекомендуете по итогам этой истории? Например, ну, наверное, не надо такие оскорбительные вещи кричать в адрес, допустим, Жиркова или любого другого игрока. Или вы никаких разговоров не планируете, вы считаете, что это закономерные вещи, и никак не будете влиять на них? Просто, какие у вас планы?

Шпрыгин: Знаете, чтобы здесь взрыва в эфире не делать, тем более телеканала вашего, я хочу сказать, есть много вещей, которые, извините, уже не для эфира, поэтому соответственно, когда вопросы какие-то есть, они решатся. Но здесь, я еще раз повторюсь в заключение, что можно сколько угодно там голову пеплом посыпать или там осуждать те вещи, которые вчера были, но когда это, всеобщее возмущение, ну, против него уже невозможно идти, какие-то другие аргументы приводить, только то, что это сборная и не надо. Но когда все четыре почти трибуны кричат, наверное, стоит задуматься, правда?

Зыгарь: То есть, как говорится, если не можешь бороться с каким-то явлением, надо его возглавить.

Макеева: Не можешь победить беспорядки, надо их возглавить.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия