Волонтер – помощь, допинг – наркотик. Сурдоперевод на ТВ

Здесь и сейчас
9 августа 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
На российское телевидение вернется сурдоперевод. Глава Минтруда и социального развития Максим Топилин пообещал, что в следующем году доля программ с субтитрами на основных российских каналах будет занимать как минимум 40% эфирного времени.

Пока речь идет о пяти каналах. В частности, это Россия 1, НТВ и детский канал «Карусель». Причем, региональные телеканалы также будут обязаны вводить сурдоперевод. Этим дело не ограничится. Русский жестовый язык хотят сделать официальным языком общения, это значит, что в любом государственном учреждении появятся сурдопереводчики.

Все это делается ради того, чтобы привести действующий закон «О соцзащите инвалидов» в соответствие с Конвенцией о правах инвалидов, которую Россия ратифицировала месяц назад и теперь обязана подогнать все законы под мировые нормы.

Обсудили эту тему с нашим гостем – заведующей лабораторией жестового языка РГСУ, сурдопереводчиком Валентиной Камневой.

Казнин: Насколько возможно в ближайшее время ввести сурдоперевод в 40% эфирного времени на телеканалах? Есть ли штат переводчиков?

Камнева: Могу сказать, что обеспечить 40% эфирного времени сурдопереводом вполне реально и можно сделать очень быстро.

Монгайт: А как насчет госучреждений?          

Камнева: Нам нужно готовить специалистов. Подготовка начата. Работники соцслужб изучают жестовый язык, Российский госуниверситет выпускает специалистов со знанием основ жестового языка, не сурдопереводчиков. Другой вопрос, что таких специалистов потребуется много.

Казнин: Где обучают этому помимо Москвы?

Монгайт: Какими навыками должен обладать телевизионный сурдопереводчик?

Камнева: Нужно соответствовать дресс-коду, обратите внимание, что я в трауре,в  черном – это дресс-код. Чтобы зритель не напрягался, не утомлялся оттого, что пытается разглядеть, что показывает переводчик, должен быть определенный фон, в данном случае черный. Должна быть хорошая артикуляция, внятный грамотный жест.

Монгайт: Что такое «внятный жест»?

Камнева: Есть такое понятие «дефект речи». В жестовом языке он тоже есть. У сурдопереводчика не должно быть этого дефекта. Должна быть общая интеллектуальная подготовка. Образование не ниже высшего. Обязательно большой словарный запас – как жестовый, так и русский. Есть особенности в любом языке, не только в жестовом. Отсутствие каких-то понятий переводчик должен уметь перевести смысл. Мы ведь не слова переводим, а смысл.

Монгайт: Телевизионные дикторы должны учитывать наличие  сурдопереводчика в кадре: говорить медленнее, например?

Камнева: Когда открывали телевидение с сурдопереводом в начале 1980-х годов, программа «Время», которая шла до 21.30, стала идти на 10 минут дольше. Дикторы перестали обгонять по скорости друг друга. Мы переведем с любой скоростью, вопрос в том, кто прочитает это?

Монгайт: Какое число людей в стране нуждается в сурдопереводчиках?

Камнева: Достаточно много. Это беда, что сняли сурдоперевод с телевидения. Сразу «упал» язык: в жестовом языке тоже есть литературный, разговорный, сленг и так далее. Люди, лишенные правильных образцов языка, начинают говорить, мягко сказать, неграмотно.  Сурдоперевод на ТВ – это словарный запас. Ни один язык не есть нечто застывшее, появляются новые слова, понятия. Сурдопереводчик на ТВ первый, кто внятно озвучивает новые слова. Если англичанину написать русские слова транслитом, вряд ли они станут для него более понятны, не так ли? Мы не просто прописываем термин или слово, мы подбираем его жестовое обозначение, передающее смысл.

Монгайт: А что происходит с иностранными словами? Русский язык ведь очень меняется.

Камнева: И жестовый язык также меняется, в нем появляются диалекты, сленги – все, что угодно.

Монгайт: Можете показать нам какой-нибудь плохой пример?

Камнева: Есть глагол «стоять». Можно перевести «солнце встало» как «солнце на ногах»? Нет. Или грамотный перевод фразы «Сколько стОит?» будет отличаться от фразы «Сколько стоИт?».

Монгайт: А слова из английского языка используете?

Камнева: Есть такие жесты. Например, «волонтер» - жест «помощь».

Казнин: А «допинг»?

Камнева: «Наркотик».

Монгайт: А кто изобретает новые слова, жесты? Народ?

Камнева: Не только. Переводчики переводят в разных сферах. Чтобы человек адекватно понял, что мы им переводим, нужно подобрать адекватный эквивалент новому слову, знакомый человеку. Один из способов - договориться о конкретных значениях. Новые слова придумывают как переводчики, так и потребители – им ведь тоже надо общаться.

Казнин: Сколько нужно учиться сурдопереводу?

Камнева: За сколько можно выучить обычный английский, например?

Казнин: Люди бесконечно его учат.

Камнева: Жестовый точно так же.

Казнин: А минимальная подготовка?

Камнева: Соответственно, столько же, сколько минимальная подготовка по английскому. Это такой же язык.

Казнин: Охотно идут учиться на эту профессию?

Камнева: Многие из тех, кто начинают учиться, заболевают им. Есть жестовая декламация, например, – это великолепно. Или жестовое пение. Это настолько эмоционально! Есть театр мимики и жестов. За каждого героя свой актер озвучивает, и когда идет жестовая песня, часто она приобретает другой смысл, когда ее поют жестами.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.