Война двух башен или легитимация выборов? Зачем отпустили Навального

Ведущие ДОЖДЯ Павел Лобков и Никита Белоголовцев обсудили освобождение из-под стражи Алексея Навального и Петра Офицерова. 
Лобков: Честно говоря, ни на моей, ни на твоей памяти, ни на памяти многоопытного Генри Резника не было ни одного случая, когда бы прокуратура так диаметрально противоположно меняла свое решение. У меня по этому поводу даже возникло некое сравнение с еще одной вчерашней новостью. Вчера стали известны результаты расследования, почему все-таки «Протон-М» не полетел. Оказывается, что тот самый датчик углового ускорения монтировали с использованием грубой силы. Мне кажется, что этот процесс монтировали те же люди, которые монтировали датчик углового ускорения правосудия, все было с использованием какой-то грубой силы, в последний момент кто-то вбивал, видимо, киянкой какую-то деталь в этот процесс.

Белоголовцев: Я правильно понимаю, ты веришь в теорию так называемых двух башен, что есть какое-то противодействие, нет единого мнения по поводу процесса Алексея Навального.

Локбов: Мы смотрели все фильм «Семнадцать мгновений весны», где подобная ситуация разыгрывалась в коридорах Рейхканцелярии, но это художественная вещь. Я помню ночь 17-18 июня 1996 года, когда важно было, кто первый зайдет к Ельцину – Чубайс с Татьяной Дьяченко или Коржаков с Сосковцом. И вот поскольку зашли Чубайс с Татьяной Дьяченко, не было арестов в этой цепочке Лисовский и Евстафьев, люди были освобождены моментально, состоялся второй тур выборов. А он бы не состоялся в другом случае. Я не думаю, что механизмы каким-то образом с тех времен изменились.

Белоголовцев:  Я, честно говоря, не очень представляю и не очень понимаю эту теорию о двух башнях, двух лагерях. Мне кажется, второй башни просто нет. Я не очень представляю, кто эта условная вторая башня – Медведев с Дворковичем и Шуваловым?

Лобков: Скажем, Володин – это одна башня, совершенно четко. А вторую башню может олицетворять, как ни странно, сам президент, который не хочет, чтобы накануне визита G20…

Белоголовцев: Ты веришь, что Володин и Путин могут быть хоть сколько-нибудь…

Лобков: Я не исключаю, что была некая дискуссия, потому что, грубо говоря, партия Володина-Бастрыкина проиграна. На этом моменте пока что.

Белоголовцев: Неужели тебе кажется, что если даже и была какая-то дискуссия между, условно говоря, Володиным и Путиным, она могла так выхлестнуться в открытое пространство?

Лобков: Если Навальный под арестом, кто становится главным героем G20?

Белоголовцев: А вот так? Мне-то кажется, что ситуация чуть-чуть другая. Мне кажется, здесь есть абсолютно очевидно один лагерь, просто потому что второго нет. И, по-моему, единственное логичное объяснение происходящих событий – это ставка на низкий результат Навального на выборах. Как действует сейчас власть? Она демонстрирует: ребята, видите, мы все делаем, чтобы ваш Навальный в выборах участвовал. Потом власть всячески пытается результат Навального на выборах принижать любыми доступными способами, Навальный получает на выборах условные 5%, и после этого условный Собянин или условный Володин выходит и говорит: видите, мы все для вашего парня сделали, а он все равно 5% набрал. 

Купить подписку
Комментарии (0)

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Другие выпуски
Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера