Эксперты о закрытии сайтов: кошки-мышки продолжатся два месяца

Здесь и сейчас
12 ноября 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Действия властей в интернет и действующие черные списки сайтов мы обсудили с нашими гостями в студии ­– Ириной Левовой, руководителем отдела стратегических разработок  Российской ассоциации электронных коммуникаций и Германом Клименко, основателем и владельцем компании Liveinternet.

Таратута: Хотелось бы с вами обсудить произошедшее. Уже всем бояться?

Клименко: Я пока не вижу никаких оснований.

Таратута: То есть за интернетом не пришли?

Клименко: За российским интернетом, российским бизнесом, за тем, кто здесь функционирует, платит налоги. Все, что мы просили, сделали. Мы просили нас не закрывать сразу, потому что проблема модерации существует. Нас предупреждают, дают три дня принять решение – подавать в суд либо спорить, но диалог начался. Все забывают, что три года назад просто закрывали. С моей точки зрения, все даже стало лучше. Для тех, кто живет и функционирует здесь, все не так плохо.

Таратута: Не очень ясно. Вы говорите о том, что с вами начался диалог, вам дали три дня, однако сегодня сайт блокировали без оповещения. Мы говорим о «Луркморе».

Клименко: А где он находится? Он разве функционирует по законам Российской Федерации, разве у него есть юрисдикция Российской Федерации, разве у него провайдер, который здесь находится? Его, наверно, предупредили. Они, возможно, предпочли не реагировать. Интересно же в догонялки поиграть. Если посмотреть статистику, у них посещаемость выросла в 4 раза, завтра, может, вырастет еще в 5. Приятная пиар-акция поиграть в догонялки с государством.

Таратута: Это слово против слова.

Клименко: Получали они уведомление или нет.

Левова: У нас нет единой базы хостинг-провайдеров для всех хостеров Роскомнадзора. Разумно иметь такую базу. Насколько я знаю, мы были на совещании в Роскомнадзоре, база даже российских провайдеров в Роскомнадзоре не полна, что связано с короткими сроками принятия закона и короткими сроками вступления в силу. Те технологии, которые должны были быть предусмотрены для операторов связи, пока отсутствуют. В связи с этим сегодня сайт «Луркмор» был заблокирован только Транстелекомом, больше никем.

Клименко: Безусловно, проблема есть, но процедура выглядит следующим образом: уведомляется хостер, хостер уведомляет меня, я должен принять решение, спорить с государством по этому поводу или нет. Я предпочту не спорить и потом спокойно пойти в суд, например.  Есть сайты, которые находятся за территорией Российской Федерации, но функционируют  у нас. Сайты живут там, но вещают здесь. Тут возникают нюансы юридического уведомления. Я думаю, это будет решено.

Левова: Я боюсь, такой возможности сделать это в настоящее время  нет.

Таратута: Проблема заключается в том, что мы имеем дело с целым клубком претензий, предъявлявшихся заинтересованными участниками рынка к Министерству и депутатам. Во-первых, закрыли ресурс по IP-адресу, во-вторых, закрыли его, не уведомив. Вас устраивает эта ситуация и действие закона, который вступил в силу с 1 ноября?

Левова: Мы как ассоциация электронных коммуникаций принимаем усилия, понимаем, что закон вступил в силу, мы законопослушные ресурсы, мы предоставили Роскомнадзору базу для уведомления, попросив их внести в список рассылки и владельцев ресурсов, чтобы мы получали уведомления одновременно с хостинг-провайдерами. К сожалению, с зарубежными ресурсами все не так однозначно. Я знаю, что Google и Youtube тоже предоставили такие адреса, для того чтобы их уведомляли в досудебном порядке вместе с хостерами. Но я думаю, что все ресурсы не смогут это сделать, или нужен более длительный промежуток.

Клименко: Сейчас стоит вопрос, кто под кого подстраивается. В обычной жизни население и бизнес подстраивается под любое государство, а интернет хочет, чтобы государство под него подстраивалось. Кто победит, пока не очень понятно. По поводу закона есть о чем говорить, но сказать, что это какая-то вселенская катастрофа, нельзя.

Казнин: Еще катастрофы нет, это только начало. Активисты уже пикетируют Минсвязи. Только что появилось сообщение, что Рутрекер внесен в черный список.

Клименко: Проблема в том, что они не говорят за что.

Левова: По пункту 19 предусмотрено, что при запросе физического или юридического лица обоснования блокировки должно сообщаться, на каком основании.

Таратута: «Газета.ру» сообщает, что там можно скачать некое пособие по подготовке к суициду.

Клименко: Я почти уверен, что все три ресурса хостятся на территории Российской Федерации. Было отправлено уведомление по действующему закону зарубежным хостерам, они ничего не передали, формально процедура не была соблюдена. Тут должны быть внесены какие-то изменения, сразу уведомлять владельца ресурса. Пока в основе каждого закона лежит чья-то кровь.

Таратута: К слову о крови. Люди, прочитавшие претензии ФСКН к ресурсу, закрытому сегодня, говорили о том, что там содержится ругательная статья о самой Федеральной службе. Может, это политические репрессии, а вы так защищаете.

Левова: Мы не защищаем. Я совершенно не вижу оснований для блокировки ресурсов, которые содержат контент, который генерируется пользователями.

Казнин: Чего многие боятся? ФСКН – структура, которая посадила в тюрьму ветеринара за то, что они использовали обезболивающие для животных. У них есть направления борьбы противоречивые. Что мешает реагировать на жалобы? Сейчас многие захотят пожаловаться на любой информационный ресурс. Найти статью, где что-то сказано о наркотиках, суициде, не сложно. И что же, будет все так постепенно закрываться?

Клименко: А мы будем постепенно корректировать, потому что, когда принимался закон, наша интернет-индустрия его очень халатно проигнорировала. В результате телевидение получило метку «16+», Большой театр на «Аленьком цветочке» «18+».

Левова: Надо говорить, что есть 436 Федеральный закон, и есть поправки к закону о связи и информации, которые предусматривают черные списки. Это совсем другое. Закон о защите более или менее работает. Единственное, что наши СМИ в неравном положении с зарубежным.

Таратута: Всем кажется, что сообщество проявило пассивность, и из-за этого терпит лишения.

Левова: Сообщество очень хотело принять участие, но с нами закон не обсуждался, ни разу не приглашали ни на какие совещания по поправкам.

Клименко: Меня регулярно приглашают, и я регулярно до всей этой истории отказывался.

Казнин: Ирина, Вы утверждаете, что с сообществом не обсуждался этот вопрос.

Левова: Насколько я знаю, приглашался только телеком, в связи с этим, возможно, появилась эта странная блокировка по IP. Разумно было бы отсрочить вступление закона в силу и предусмотреть более тонкую блокировку по URL с соответствующей закупкой более дорогостоящего оборудования.

Казнин: Вы ожидаете дальнейшее неожиданное закрытие ресурсов?

Клименко: Да. «Крови будет много», «кошки-мышки» будут продолжаться месяца полтора-два, потом спокойно все отрегулируется.

Левова: Мы надеемся, что российская интернет-отрасль не пострадает, потому что мы приняли массу превентивных мер, мы будем продолжать внести поправки, которые учитывали бы технологическую природу интернета.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.