Владимир Рыжков объясняет владельцу Le Futur, зачем ему надо идти на митинг

Здесь и сейчас
9 декабря 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Самая обсуждаемая тема – предстоящий митинг. Нужно ли идти? И чего могут добиться выступающие?

Батанова: Я уже вышла из зала заседаний, там господин Чуров говорит последнее слово. Подвели итоги: «Единая Россия» получила на этих выборах 49,2%. Долго разговаривали, долго обсуждали, долго пытались убедить, что все прошло без нарушений. Господин Чуров даже озвучил, очень странную цифру назвал, что в Москве за весь день выборов было удалено с участков всего 10 наблюдателей, по данным Центризбиркома. Поэтому никаких нарушений нет и выборы легитимны, выборы прошли правильно и честно, итоговый протокол подписан.

Макеева: С участков было удалено 10 наблюдателей, ты говоришь?

Батанова: Да, за весь день в Москве с участков было удалено 10 наблюдателей. Это данные Центризбиркома.

Макеева: Включая тебя? Ты тоже работала наблюдателем.

Батанова: Я думаю, они очень сильно расходятся с теми данными. Даже если вспомнить, сколько нас работало и сколько у нас было удалено наблюдателей, то мы насчитали гораздо больше, но тем не менее. По официальным данным Центризбиркома в Москве за весь день 4 декабря с участков было удалено 10 наблюдателей. Это, конечно, вызвало жесткий отпор у представителей «Справедливой России», которые заявили, что они не будут признавать выборы, по крайней мере, в Астраханской области и Санкт-Петербурге, где было очень много нарушений, о которых они, собственно, заявили, о которых подали в суд. И партия «Яблоко», сейчас ЦИК тоже отказался рассматривать их жалобы, сказал, что им нужно передавать их в суд и уже пусть суд решает, насколько они правы или неправы. Факт в том, что протокол подписан и завтра «Российская газета» опубликует уже итоговые цифры выборов, которые признаны легитимными.

Макеева: Никаких удивительных вещей не произошло, никаких корректировок.

Рыжков: Удивительная вещь, что он фальсифицирует не только итоги выборов, но он даже фальсифицирует число наблюдателей, удаленных с участка. То есть, он настолько зафальсифицировался, волшебник Чуров, что он даже это фальсифицирует.

Макеева: Скажем так, у нас было двое удалено, по-моему, наблюдателей, то есть, еще 8 и все.

Рыжков: Вы можете поверить, что в 12-миллионом городе, где были зафиксированы сотни нарушений, десятки роликов, весь Twitter, весь Интернет был забит 4-го числа нарушениями – 10 человек всего были удалены?

Музыкантский: Чуров фиксирует не ролики и Twitter, Чуров фиксирует официальные документы. То, что он назвал «10», значит, в Центральную избирательную комиссию поступило 10 заявлений от наблюдателей, удаленных с избирательных участков в городе Москве. Все.

Рыжков: А чтобы не беспокоиться, он отклоняет жалобы «Яблока», чтобы не портить статистику.

Валецкий: Я ни секунды не собираюсь спорить с Владимиром. Выборы были нечестные. Это абсолютно мне понятно и понятно любому человеку, который следил за их ходом. Вопрос дальше – что делать? Дело в том, что если просто протестовать, ходить на площадь, выдвигать требования к правительству, которые оно никогда, естественно, не исполнит, - это бессмысленно. Революции в России не будет и не надо ее ни в коем случае. Я еще изучал Ленина. И в России на сегодня из трех признаков революционной ситуации присутствует только один и то процентов на 20.

Музыкантский: Ну, это вы по Ленину. Революции по-другому происходят.

Валецкий: Ну, в России нет того, что было на площади Тахрир. В арабских странах есть молодое население с 50-процентной безработицей. У нас молодое население, слава богу, работает, наоборот, у нас на заводе 185 вакансий заполнить не можем с хорошими зарплатами. Революции не будет и не надо ее, не дай бог. В политике, на мой взгляд, можно с кем-то соглашаться, можно не соглашаться, я ничуть не либерал – я правый реакционер и капиталист, но я считаю, что любые выборы должны быть честными. Если есть в политике хоть одна абсолютная ценность – это честность выборов. Но бороться с этим нужно, может быть, и митингами тоже, но если на митинге произойдет разрядка, значит, этот митинг прошел зазря. Если на митинге произошла зарядка, значит, от этого митинга была польза.

Рыжков: Зарядку обеспечим.

Казнин: Максим, я все-таки хочу завершить обсуждение тех, кто выходит на митинг, к которому вы так относитесь. Вы как считаете, выходит репрезентативный срез граждан, или выходит определенная социальная группа?

Валецкий: Слой потрясающе репрезентативный. Вы не представляете, то есть, последние два дня я практически не работаю, а обсуждаю с людьми, которые вообще я считал, последние выйдут на митинги: «где мы встречаемся?», «кто куда идет?», «что одевать?», «что с собой брать?» и так далее. И параллельно, ожидая передачу, отговаривал своего отца идти на митинг – ему 79 лет и он вечно простужается. Вот такой как бы разброс.

Казнин: Лидеры, которые будут выступать на митинге, они ваши лидеры – Лимонов, Немцов, Рыжков, Удальцов?

Рыжков: Завтра будет совсем другая история. Завтра будут выступать Гудков Геннадий и Гудков Дмитрий, и Илья Пономарев из «Справедливой России», Леонид Парфенов… Коммунисты вчера – это вообще впервые, я такого не помню за 20 лет, - КПРФ приняло решение двух выступающих направить на митинг вместе с Немцовым и Рыжковым. У нас будут выступать писатели, у нас будут выступать музыканты, у нас будут выступать общественные деятели, правозащитники. Я хочу объяснить. Мы – не лидеры этого митинга. Я вам скажу дальше больше – мы идем за народом. Не мы его ведем – мы идем за ним. Наша задача завтра просто дать людям возможность высказаться, дать людям возможность сформулировать требования. Мы ничего не будем навязывать.

Макеева: Возможно будет какую-то общую повестку дня сформировать?

Рыжков: Четыре пункта, о которых я сказал и которые полностью совпадают с тем, что говорит Максим, - это согласованные лозунги митинга. Я убежден, что 99,9% участников поддержит отмену фальсифицированных итогов, проведение свободных выборов, разгон Центризбиркома и отставку господина Чурова. И последнее, о чем Максим говорит, - по всем десяткам случаев нарушений проверка, наказание, чтобы этого больше не повторилось. Ради этого люди идут на площадь.

Казнин: А вы как считаете, должны были бы на этом митинге выступать представители «Единой России»?

Рыжков: Я думаю, что им не дали бы выступить.

Казнин: Тем не менее.

Музыкантский: Нет, это их дело. Они свои митинги проводят, на которых выражается поддержка, удовлетворение результатов…

Макеева: Выйти к какой-то значительной части избирателей, почему нет?

Музыкантский: Я думаю, этот митинг организовывали те, кто недоволен результатами выборов. «Единая Россия», устами своих лидеров, устами своих представителей сказала, что они результатами выборов удовлетворены. И результатами, и качеством.

Рыжков: Да не результатами, а тем, что фальсификации были. Если бы был честный подсчет голосов и Лимонов бы при честном подсчете голосов получил 3%, я вас уверяю, НБПшники не рубились бы с ОМОНом, потому что они бы точно знали: вот, это наш рейтинг. А когда 10 партий не были зарегистрированы, допущены до выборов, а те семь, которые были допущены, у них тоже украли миллионы голосов, речь идет не о недовольстве результатами, речь идет о недовольстве процедурой, о том, что нет выборов свободных.

Музыкантский: Меня спросили про «Единую Россию», должна ли она участвовать. Я говорю, что устами своих лидеров она заявила, что она результатами выборов удовлетворена – «Единая Россия» получила столько голосов, сколько она заслуживает. Все.

Рыжков: На Чистых прудах, где народ выступал, народ скандировал: «ЕдРо в ведро!». Вот я думаю, что если бы хоть кто-то из них сунулся на трибуну, не дай бог, то я думаю, что огромная масса людей…

Макеева: Напрасно вы так, Владимир. Я думала, наивно полагала, что вообще это площадка для некоего диалога, в том числе, Болотная площадь тоже. Так много было разумных заявлений, не просто какой-то крик…

Казнин: Столько не было за пять лет последних разумных заявлений.

Рыжков: Не нас упрекать в отсутствии диалога. Мы сто раз предлагали, что надо делать.

Макеева: Понимаете, вы сразу говорите: «Путь они не приходят». Что это?

Рыжков: А эти люди говорили: «Дума – не место для дискуссий». Это они говорили.

Музыкантский: Митинг – плохая площадка для диалога в любом случае. Для диалогов человечество придумало другие площадки, в том числе пресса, парламент, политические партии, круглые столы – масса есть площадок, мероприятий, в которых можно произвести цивилизованный диалог. Другое дело, что в России цивилизованный диалог не приживается в принципе.

Валецкий: Очень серьезный вопрос не про политику. Вот вы задали правильный вопрос про репрезентативность тех, кто идет. Идут совершенно широкие слои населения – бизнесмены, сотрудники, рабочие, молодежь, - люди организованные… Вот на сегодня, я отвечаю на миллион СМСок, с кем-то перезваниваюсь просто, где-то на Интернете, скажите пожалуйста, можно ли от имени Думы вывесить?.. Вот, скажем, мы советуем доехать до станции «Боровицкой», потом идти пешком – это 30 тысяч, но это, в основном, дисциплинированных людей.

Рыжков: Люди сами организовывают всю логистику и так далее.

Валецкий: Ну, вот кто организовывает? На какой сайт можно зайти и посмотреть маршрут и движение?

Рыжков: Есть группа в «ВКонтакте».

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.