Владимир Мединский: не надо говорить о ксенофобии

Здесь и сейчас
9 сентября 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
В России зафиксирован рекордно низкий уровень антисемитизма: всего 2,5% населения заявило о своем враждебном отношении к евреям. Характерно ли это для нашей страны, обсудили с депутатом Госдумы Владимиром Мединским.

Белоголовцев: Что также важно в свете нашего грядущего разговора об антисемитизме, ксенофобии, Владимир также является автором, пожалуй, самой популярной серии исторических книжек, в том числе, о заблуждениях о России. Информационный повод у нас какой: еврейская община в недоумении. Вчера был опубликован доклад, который представила экспертная группа еврейской общины России, и говорят, что рекордно низкий теперь уровень антисемитизма в стране – всего 2,5% россиян, по данным экспертов, заявила о своем антисемитизме, заявила о том, что евреи во всем виноваты. Это же очень нехарактерная ситуация для нашей страны. Правильно?

Мединский: Эксперты расстроились?

Белоголовцев: Эксперты в недоумении. Они этого не скрывают.

Мединский: Это характерная ситуация для нашей страны, потому что этот так называемый великорусский антисемитизм, о котором много говорят, но мало, кто его видел в последний раз – вещь сильно надуманная. Сильно надуманная история с притеснением евреев, даже в царской России. Об этом много любят говорить – о черносотенцах, о погромах, но это все были вещи штучные, не массовые. Черносотенцы не занимались еврейскими погромами.

Белоголовцев: Как раз они пишут, что такого черносотенного махрового антисемитизма, который был при царской власти и продолжался до 90-х годов, больше не существует в России.

Мединский: Это все басни. Если говорить о «Черной сотне», то ее членами были, например, химик Менделеев, художник Васнецов. Вы их представляете с дубинками в еврейских кварталах?

Белоголовцев: Антисемитизм – это же необязательно погромы и дубинки. Это могут быть антие6врейские настроения, разговоры на кухне о том, что евреи продали Россию и т.д.

Мединский: Даже в царской России никогда не было официальной антиеврейской политики. Были некоторые ограничения, это я как историческую справку даю, чтобы мы не думали, что антисемитизм был, но исчез. Он-то и был такой, специфический. Были некоторые ограничения в отношении иудеев, то есть евреев, исповедующих иудаизм. Масса факторов была этому – экономических, это началось еще при Екатерине Второй по просьбе московского купечества была введена черта оседлости. Купцы боялись конкурентов, их просто выживали с рынков. И вот таким образом они православный протекционизм устроили. Это касалось иудеев. Еврей не иудейского вероисповедания не имел никаких ограничений вообще. И даже еврей-иудей, если он получал высшее образование, дослуживался до определенной купеческой гильдии, точно так же мог легко преодолеть эту черту оседлости. Не надо это дело демонизировать. Это было сильно демонизировано в первые послереволюционные годы по понятным причинам, потому что большевикам надо было везде найти врагов, с одной стороны, и найти союзников, с другой. И чтобы привлечь еврейский рабочий класс, который был массовым, на самом деле. Какие-то проценты занимались торговлей. А в основном, кто такой еврей в царской России? Это человек труда. Это башмачники, портные, мастеровые. «Тяжелый песок» почитаете, никто лучше, чем еврей Рыбаков про это не написал, уж он-то знал это изнутри.

Белоголовцев: Сейчас опять, об этом говорят эксперты, антисемитизм так или иначе размывается в ксенофобии, и в связи с этим не могу не спросить вас о национальном вопросе, который так или иначе будет подниматься в преддверии выборов. Насколько карта национализма и ксенофобии будет важной и решающей на грядущих выборах?

Мединский: К счастью, по крайней мере, среди тех официальных партий, которые будут участвовать в предвыборной гонке, я так понимаю, есть негласное понимание того, что карту национализма нельзя разыгрывать вообще. Это табу.

Белоголовцев: Я радикально не соглашусь с вашим тезисом.

Мединский: А кто ее разыгрывает?

Белоголовцев: Во-первых, мы помним, что всегда разыгрывает карту национализма ЛДПР с лозунгом: «Мы за бедных, мы за русских», с Поткиным, которому дают трибуну, так или иначе, представители ЛДПР. Рогозин вошел в Объединенный народный фронт. Дмитрий Рогозин – это человек, который так или иначе ассоциируется с национальным вопросом

Мединский: Крайне мягкой националистической риторики. Если даже сравнить Рогозина времен расцвета «Родины» с европейскими националистами официальными типа Ле Пена, австрийскими националистами, германскими, то Рогозин там просто мальчик. Он человек очень мягких националистических декламаций. Жириновский за русских, но он не против всех остальных, это тоже другая история. Поткин, Белов, ДПНИ – это как раз так называемая несистемная оппозиция, которым чем хуже, тем лучше. Манежка – это их счастье привалило. Люди, реальные политики, понимаю, что сейчас национальный вопрос в России – это слабое звено. Теория слабого звена гениально была Лениным разработана. Нельзя развалить империю, если ее толкать, она слишком устойчива, значит, надо найти слабину и выдернуть ее из-под основы, и тогда здание посыпется. Сейчас в Российской Федерации таким слабым звеном, которое можно выдернуть, является национальный конфликт и национальные противоречия.

Белоголовцев: Поэтому его никто не обсуждает в своих предвыборных программах?

Мединский: Поэтому об этом говорить не комильфо, поэтому об этом говорить – это разрушать страну.

Белоголовцев: А вам не кажется, что если мы об этом не говорим, проблема застаивается, загнивает и увеличивается в размерах из-за этого?

Мединский: Не кажется. Одно дело – говорить, а другое дело – решать. Этим вопросом надо заниматься, это проблема. Ей надо заниматься сильнее, чем сейчас. Этот вопрос надо править, слабое звено надо цементировать. Это не значит, что надо его игнорировать, но нельзя в эту точку бить. Понимаете, это как слабое место в организме. Это как больной зуб – если ты будешь в него бить долотом, останешься без челюсти, а потом и без головы.

Белоголовцев: У «Единой России» есть рецепт решения национальной проблемы в России? Вы же наверняка на тех же праймериз в Липецкой области слышали об этих вопросах. Мне кажется, их нельзя не задавать.

Мединский: К счастью, это достаточно мононациональная область, в ней не так остро стоит национальный вопрос, как в крупных городах, как в республиках Южного федерального округа, где это действительно большая проблема, мы понимаем это. Поэтому эта тема там не стояла. Мы должны с вами понимать, что решить национальный вопрос в 5 секунд, щелчком, это много, кто пытался. От Константина Победоносца до Иосифа Виссарионовича Сталина, у всех были свои рецепты. Но не решилось, это сложная проблема. Но эта проблема не менее сложна в Европе, чем у нас, на самом деле. Заниматься надо.

Белоголовцев: Есть какие-то стартовые позиции у «Единой России» для начала хотя бы если не решения вопроса, то разговора о решении этого вопроса?

Мединский: Вот видите, по крайней мере, антисемитских настроений, как показал этот опрос, и это, кстати, объективная картина – их нет в обществе, они единичны. Всегда есть в обществе 5-10% тех, кто во всем винят мировой масонский заговор либо жидо-масонский заговор. Уверен, там процентов от 5 до 10-ти.

Белоголовцев: Винят США – это на втором месте. На первом месте – НАТО.

Мединский: Масоны есть, посмотрите? Непременно должны быть масоны.

Белоголовцев: 5% - международные банкиры.

Мединский: Ну вот видите, значит, есть масоны. Хотя, как показывает практика, в каждой нашей внутренней проблеме виноваты мы сами. Никто сейчас не может нанести столько вреда самим себе, сколько мы. Вот мы сейчас с вами пьем крепкий кофе с химическими сливками, это, между прочим, не полезно для организма. Поверьте мне, организм потом борется полчаса с этим кофе, который вы сейчас выпили. Что, масоны мировые влили в вас это? Или Merrill Lynch заставил вас это выпить вместе с Freddie Mac и всемирным сионистским союзом? Сами. Так и мы всегда, поверьте.

Белоголовцев: Вам не кажется, что когда мы слышим в эфире федеральных каналов ежедневно 800-й раз повторенное магическое словосочетание Федеральная резервная система США, и когда ваши коллеги по партии хмурят брови и говорят, что «ФРС США, которая всем управляет, в этом виновата» - именно это и рождает такие настроения в обществе.

Мединский: Наши коллеги повторяют то, что пишут в газетах, что говорите вы, в том числе.

Белоголовцев: Ваши коллеги не способны сформулировать собственную повестку дня и должны перечитывать газеты?

Мединский: Мы должны понимать, что никто так не вредит себе, как мы сами. И нечего сваливать собственную лень, пьянство, жадность, суетливость на мифических сионистских масонов – этого нет. К счастью, народ наш намного мудрее, данные соцопроса показывают это. И те эксперты мифические, которые страдают по поводу страшного антисемитизма в годы Советского союза, я не знаю – они в годы Советского союза жили?

Белоголовцев: Насколько я понимаю, ваша книжка, в том числе, затрагивает национальные вопросы во время войны?

Мединский: Есть много мифов насчет того, что чеченцы воевали не за нас, а за немцев, сейчас наплодилось такого рода литературы. Чеченцы, ингуши, Кабарда, евреи не воевали, а отсиживались в тылу. Я внимательно занялся этой темой. Про евреев хочу сказать. Евреи показали в годы Великой отечественной войны – мы их привыкли считать нацией торговцев, сапожников, портных, а сейчас банкиров…

Белоголовцев: Если я не ошибаюсь, четвертый показатель по числу Героев Советского союза.

Мединский: Не четвертый, там довольно пропорционально к населению это идет. Просто не могло быть четвертым – у нас не было четверти евреев. Они показали массовый героизм, как ветхозаветные времена евреи показали себя нацией воинов. Один пример, чтобы не засорять вас статистикой. Был такой танкист, Давид Абрамович Драгунский. Он дважды Герой Советского союза. Я специально привел его историю, потому что на фронте вместе с ним – он из белорусского еврейского местечка – воевало 8 его братьев. Из них четверо погибло в годы войны. Они воевали на разных должностях – от рядовых до генерала Драгунского, многие из них награждены орденами, медалями. Немцы, узнав о том, что вся семья – 9 сыновей Драгунских на фронте, вывели его мать, собрали все село и попросили, чтобы она публично отреклась от сыновей. Она их публично прокляла и была сожжена немцами в центре села вместе со всеми Драгунскими, которых там нашли. Вот он настоящий еврейский спецназ, который вместе с русскими, украинцами, узбеками, татарами спасал нашу страну. Откуда быть антисемитизму?

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.