Владимир Канторович, Ассоциация туроператоров России: статистика Собянина про «въездных туристов» противоречива. В Москву не могут въезжать больше, чем в страну

Здесь и сейчас
31 июля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Москву полюбили, наконец, иностранные туристы. По крайней мере, по подсчётам временно исполняющего обязанности мэра столицы, Сергея Собянина. Сегодня он на заседании городского правительства торжественно объявил, что Москва достигла исторического максимума по количеству въездных туристов.

За прошлый год город посетили свыше пяти миллионов человек. А в этом году будет ещё на полмиллиона больше. Не считая Сноудена.

Сергей Собянин опирался на данные Росстата. И.о. главы столичного комитета по туризму, Сергей Шпилько вёл подсчёты по числу постояльцев московских отелей и вовсе насчитал шесть миллионов иностранных гостей. По словам Шпилько, бизнес живо отреагировал на это отрадное явление и стал активнее инвестировать в создание мини-отелей и хостелов. До сих пор годами говорилось о том, что в Москве строят в основном шикарные пятизвёздочные гостиницы, что вовсе не способствует развитию туризма, поскольку далеко не все туристы хотят в таких гостиницах жить – ведь пребывание в них обходится очень дорого.

Попытаемся выяснить, что же произошло с иностранными гостями в столице нашей с вами родины в компании первого вице-президента Ассоциации туроператоров России, Владимира Канторовича.

Макеева: Добрый вечер!

Канторович: У меня нет ощущения, что у нас с вами что-нибудь получится.

Макеева: Хорошее начало – половина дела.

Канторович: Исполняющий обязанности мэра говорил непонятным термином, по-моему, он впервые появился – «въездные туристы». Вы, Маша, это интерпретировали, как иностранные туристы. Может быть, такая задача и ставилась, что въездных туристов….

Макеева: Если иногородних, то больше в несколько раз получится.

Канторович: У меня есть точная статистика нашей страны. За 2012 год в страну въехало 2 млн. 335 тыс. 997 иностранных туристов.

Казнин: В страну?

Канторович: Вру. Это за 2011-й, а за 2012-ый – 2 млн. 570 тыс. 469 иностранных туристов. Понятно, что в Москву  в два раза больше иностранных туристов въехать, чем в страну в целом, не могут. Поэтому о чем говорил исполняющий обязанности мэра, остается неким вопросом.

Макеева: А у вас какие данные?

Канторович: Это данные Росстата. Въезд иностранных граждан в страну. По всем странам есть. Абсолютно точные цифры, на мой взгляд, завышенные.

Макеева: У вас какие-то разные данные. Сергей Семенович какие-то более приятные данные представил.

Канторович: Видите, он говорит о въездных туристах. Я не знаю, что это такое. Потому что у нас в стране есть три вида туризма: выездной, въездной  и внутренний. Но, кажется, и вам тоже так показалось, что въездные – это те, которые иностранные. Но иностранных не может быть 5 млн. в Москве. Не может  быть, потому что в стране въезжает 2,5 млн. Значит, в Москву не может быть в два раза  больше, чем в страну в целом. Поэтому тут есть некая путаница. Может быть она связана с выборами и еще чем-то. На самом деле ситуация далеко не так прекрасна, как кажется из этих выступлений.

Казнин: Важна и тенденция. Увеличивается число туристов? Какие-то усилия, которые предпринимаются, пусть и хилые, вялые, какие-то результаты за собой влекут?

Канторович: Тут опять есть проблема в статистике. Потому что статистика – это те люди, которые пересекли нашу границу с туристической визой. Например, у нас с Китаем существует соглашение о безвизовом обмене только для туристов. Поэтому все китайские граждане, которые на три дня приезжают в Хабаровск или Владивосток, мимикрируют под туристов, потому что так можно проезжать без визы. Цифры от этого только возрастают. Туристическую визу для европейских граждан получить гораздо проще, чем деловую.

Казнин: То же самое в Петербурге. Они на пароме на два дня заходят без визы.

Канторович: На пароме вообще без визы. Зачем бы не приехал. Поэтому на самом деле туристов еще меньше, чем 2,5 млн. Это завышенная цифра. И с точки зрения Росстата, число туристов все время немножко растет, на 5-10% в год. С точки зрения нас, туроператоров, число реальных людей с фотоаппаратами все время немножко сокращается.

Макеева:  Куда же еще сокращаться? И пять, и шесть миллионов – в сравнении с  крупными мировыми столицами – не очень много.

Канторович: Я себе не представляю иностранного туриста, - есть, конечно, умалишенные, какой-то процент – который бы приехал в Москву и не пошел бы в Кремль. Зачем еще ехать в Москву, если не посетить Кремль? Кремль – объект ФСО. Там иностранцы фиксируются очень четко. Речь идет о 500, максимум о 700 тыс. туристах, которые посещают Кремль. Все остальное…

Макеева: Просто лишний ноль получается даже затесался.

Канторович: Где-то так.

Казнин: По Кремлю тоже, наверное, нельзя считать. Если туристы, ребята, которые в первую очередь идут к Дому Мельникова. Их интересует архитектура.

Канторович: У нас почти нет туристов-ребят.  В Париже есть туристы-ребята. В Лондоне есть туристы-ребята. А у нас туристы-бабушки и туристы-дедушки. Посмотрите на улицах Москвы. Молодых почти нет. Это в основном организованные группы туристов, и это особая проблема, как к нам в страну привлечь молодых людей. В основном это люди третьего поколения, в основном последняя туристическая поездка. Люди везде побывали, была-не была, поеду теперь в Россию.

Макеева: А как срабатывает эффект, «куда бы поехать»? В Россию можно раз в жизни съездить. Слышит человек про  Pussy Riot, про Сноудена, допустим. Это создает маркетинговый эффект? Не Олимпиада, конечно, но тоже часто упоминается. «Москва, Шереметьево, пойдет ли Сноуден на Красную площадь».

Канторович: Вообще, конечно, работает положительный эффект, положительная реклама. Это необязательно должна быть прямая реклама, может быть фильм, например «Полночь в Париже» - после этого все поднимаются и едут в Париж. А если бы такой же положительный фильм снять по Москве, Вуди Аллен если бы вдруг захотел…

Казнин: «Крепкий орешек» последний. Правда, снимали в Белграде и Будапеште, но там Москва.

Канторович: Или инопланетяне нападают. Про Москву все время чернуха какая-то, что людей не привлекает. А госреклама у нас, конечно, на порядки меньше, чем надо было. Одна Турция только на Россию тратит гораздо больше, чем Россия тратит на весь зарубеж вместе взятый.  И в основном мы живем теми туристами, которых привлекал еще Госкоминтурист во времена СССР. Эти пожилые люди, которые это еще помнят, сюда едут.

Макеева: Вы ожидаете всплеска туризма после Олимпийских игр?

Канторович: Вряд ли как-то Олимпийские игры в Сочи повлияют на туризм в Москву и Санкт-Петербург. Я бы не обольщался. Надо какие-то прилагать большие усилия для того,  чтобы люди сюда поехали. Есть зачем сюда ехать, что смотреть. Особенно в Питере, в Москве меньше – разрушаются, к сожалению, оставшиеся памятники, но все-таки еще есть, что смотреть. Есть Третьяковская галерея, хотя иностранцы очень мало знают о русских художниках. Но об этом можно рассказывать, это можно пропагандировать, тогда поедут. Тот же Кремль, подмосковные усадьбы – есть, что посмотреть, только этим надо заниматься.

Макеева: А что происходит сейчас с визовым режимом? Какие-то послабления есть? Потому что оформить визу для иностранца было довольно сложно, мягко говоря. Не Сноудену оформлять документы, но примерно так же по времени ожидания.

Канторович: Прошлым летом без объявления войны, коварно, наша страна ввела визовый центр по всей Европе. И если европейские страны тоже вводят в нашей стране визовые центры, это, видимо, был симметричный ответ. Но они предупреждают об этом заранее, есть какой-то тестовый режим, и когда появляются эти визовые центры, то становится дороже, но комфортнее и быстрее. А когда они появились  у нас, то это стало дольше, дороже и хуже. Люди непонятно за что стали платить значительно большие деньги, паспорта стали теряться. Посмотрим, какой результат будет этого лета. Но в прошлом году ситуация с российскими визами стала еще сложнее, чем была до этого.

Казнин: Туристам, наверное, помимо доступных гостиниц, нужно то же, что и горожанину? Если будет меняться ситуация в городе, то и туристы…

Канторович: Конечно, если нам некомфортно жить в нашем городе, то и им некомфортно.

Казнин: Невозможно туристов отдельно, а жителей отдельно.

Канторович: Да.

Макеева: Ты к чему сейчас ведешь?

Казнин: К тому, что может ли что-то в ближайшие годы изменится, если будут серьезные усилия к этому приложены. Эти самые пробки, дороги, строительство метро.

Канторович: Да, конечно, все основные туристические гостиницы расположены за пределом третьего кольца. И туристам добираться в центр фактически невозможно по этим пробкам. Указателей мало, они просто не успевают в свой Большой театр, в свой Кремль. Поэтому, конечно, проблема пробок – такая же проблема туристов, как и наша.

Макеева: Как на въездном туризме сказалась ситуация с общим трендом, что молодые люди предпочитают не снимать номера в гостиницах, а снимать квартиры – группой и так далее. Это повсеместное явление, может быть, и тут Москве не надо строить  дешевые гостиницы, потому что люди предпочитают снимать квартиры?

Канторович: Такой  турист просто визу не получит и все.

Макеева:  Да?

Канторович: Ну, а кто его возьмет? Кто ему будет присылать приглашение? Это значительно более сложная процедура, если  вы, например, как владелица квартиры начнете посылать свое приглашение. Это очень сложный механизм. Как наши гостиницы несчастные мучаются, чтобы регистрировать своих иностранных туристов, по одному засылая документы в миграционную службу, я вам в своей квартире такого не посоветую.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.