Виталий Манский о том, почему его фильм лишили господдержки: возможно, Мединский решил выждать и посмотреть на развитие ситуации вокруг Украины

Здесь и сейчас
29 июня 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Российский режиссер и продюсер рассказал о том, почему не получит денег от Министерства культуры на свой фильм «Родные». По его мнению, решение экспертного совета поддержать фильм отменил лично глава Минкульта Владимир Мединский.

Кремер: Что же все-таки случилось? И на каком основании вы сделали вывод, что сначала решение о поддержке вашего фильма было, и было позитивным?

Манский: Потому что мы подавали в позиции спецпроект, который подразумевает открытую защиту проектов перед экспертным советом министерства. Мы прошли эту защиту, эксперты проголосовали за наш проект. Они подписали протокол, в котором наш проект был на первом месте по количеству голосов, этот протокол был опубликован на сайте Министерства культуры и на сайте Гильдии неигрового кино, провисел там более суток. Затем чиновники убрали и со своего сайта и попросили убрать из других источников, сославшись на то, что еще не подписал министр.

Кремер: А вы собственными глазами видели этот протокол и эти подписи?

Манский: Естественно. И я видел, и эксперты не скрывают этого решения. У нас же сообщество достаточно небольшое, и мы все знаем, поэтому сразу поле подписания протокола были звонки, поздравления. И я видел сам на сайте – это немаловажно. Эксперты сейчас, кстати, в нашей закрытой группе дают информацию, что им звонили сотрудники Министерства, просили изменить их решение, ссылаясь как раз на тему моей картины.

Дело в том, что моя будущая картина отчасти связана с современной Украиной, с семейными отношениями, с семьей, которую развела по разные стороны баррикад ситуация в современной Украине. Хотя это картина в целом о постсоветском пространстве. Очень личная, очень важная для меня картина, которая была очень высоко оценена экспертами. Так как аппарат министерства ссылался на то, что  осталась лишь подпись министра, а вчера в выходной день, в субботу, как раз в день закрытия Московского кинофестиваля, где Михалков неожиданно выступил чуть ли не в поддержку Украины, появился на официальном сайте министерства протокол, который такой же, но не такой.

В этом протоколе просто нет одной единственной картины – это нашего проекта. Так как сейчас выходные, мы созваниваемся, обсуждаем эту проблему. Думаю, что с понедельника начнем общаться с министерством, потому что есть версия, что, дескать, министр хочет выждать, посмотреть, как будет развиваться ситуация на Украине. Но не знаю, насколько это все правомерно, если эксперты приняли решение этот проект поддержать.

И самое нечестное, я сейчас буду осторожен в словах, потому что на меня уже за одно слово Михалков хочет в суд подавать, поэтому я  буду подбирать слова аккуратнее. Так вот это нечестное решение, потому что министр не взял на себя ответственность или, скажем, не связался со мной, а просто произошел подлог протокола экспертного совета. Эксперты не подписывали протокол без проекта «Родные», а он опубликован на сайте как раз в этом усеченном виде, вместо 10 проектов – 9.

Кремер: Насколько я понимаю, в экспертный совет по неигровому кино входит, в том числе, Сергей Лазарук, который является первым заместителем председателя Союза кинематографистов России, то есть заместителем Михалкова, и именно он собирался отправить ваше интервью, в котором вы нелестно отзывались о Михалкове, на юридическую экспертизу, чтобы потом подать, возможно, в суд на вас. Насколько это могут быть связные события?

Манский: Я думаю, что отчасти эти события связаны, потому что у Михалкова достаточно мощное влияние на нынешнего министра, с одной стороны. С другой стороны, мы понимаем, что Михалков – приверженец вертикали власти, и в подведомственном ему союзе, конечно, эта вертикаль работает по полной программе.

Лазарук действительно член экспертного совета, полагаю как опытный кинематографист, как профессиональный кинематографист, я на 99,9% уверен, что он голосовал тоже за наш проект, потому что я, как профессионал, убежден, что именно такое кино сейчас должно снимать государство. Любопытно, что среди победителей этого питчинга наш фильм чуть ли не единственный, который повествует о сегодняшнем дне и завтрашнем. Все остальные победители – это, как правило, картины, повествующие о прошлом, иногда даже об истории Ивана Грозного, уж как минимум Сталинградская битва и так далее.

Это вообще тренд такой Министерства культуры – боясь настоящего, купаться в прошлом. Оно для них сильно предсказуемо, а будущее Украины и наших отношений с Украиной – это действительно непредсказуемая вещь, и в этом сила нашего проекта документального. Потому что документальное кино – это реальная жизнь, и следить за жизнью – это главная задача летописцев, к коим я себя отношу.

Кремер: Есть основание полагать, что вы недостаточно благонадежный летописец. Нет?

Манский: Это очень банальное восприятие человека, который пишет летопись. Если рассмотреть мои картины, невзирая на мою личную позицию, которую я не скрываю, они, как считаю я, и как считают многие специалисты, они максимально объективны, насколько объективность может быть присуща произведению искусства.  Но я не подверстываю задачку к ответу. Я снимаю жизнь таковой, каковой она является. У меня в картине, уже известно, что есть персонажи, которые являются и апологетами, скажем, евроинтеграции Украины, и не менее яркие апологеты интеграции с Россией, это в рамках группы очень близких и родных для меня людей.

Кремер: Давайте обсудим, что произошло вчера на закрытии Московского кинофестиваля, когда Никита Михалков выступил с обращением к президенту Путину с просьбой освободить украинского режиссера Олега Сенцова, который обвиняется в подготовке теракта. Что это было, почему вдруг Никита Михалков, который…

Манский: Это понятный вопрос. Прежде всего, я поддерживаю выступление Михалкова, вне зависимости от мотивации, которая его подтолкнула или вынудила. А то, что его обстоятельства  вынуждают вести себя подобным образом, это более чем очевидно, потому что, конечно, прекрасно быть великим режиссером земли русской, но хочется быть еще признанным за пределами родины. А для этого требуются определенные имиджевые жесты, которые он и решил продемонстрировать. Скажем, трудно себе представить приглашение режиссера в программу престижного мирового форума, а, как известно, у Никиты сейчас на выходе картина, которую он бы хотел поженить с Берлином или Венецией, трудно себе представить приглашение в Венецию картины Михалкова, который ведет такую антиевропейскую жесточайшую линию.

Поэтому, мне кажется, что это некая форма заигрывания, но опять же повторюсь: неважно, какова мотивация, важно, что такой человек, которого слышат в Кремле, произносит слова, которые могут спасти жизнь и судьбу очень талантливого молодого украинского режиссера, который сейчас находится в тюрьме ФСБ в Москве. 

Фото: © Екатерина Чеснокова / РИА Новости

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.