Виктор Баранец: Сердюков закупил «Мистрали» для завоевания Прибалтики?

Здесь и сейчас
6 ноября 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Отставку Анатолия Сердюкова мы обсудили с нашими гостями в студии: генерал-майором авиации, первым и единственным вице-президентом Российской Федерации Александром Руцким; Михаилом Дмитриевым, президентом «Центра стратегических разработок»; Анатолием Долголаптевым, председателем Мособлсовета, затем вице-губернатором Московской области; Владимиром Бессоновым, членом комитета Госдумы по обороне и военным обозревателем «Комсомольской правды» Виктором Баранцом.

Кремер: Я бы хотела задать первый вопрос Михаилу Дмитриеву. Ваш центр по просьбе Алексея Кудрина подготовил доклад, в котором Вы в частности написали о том, что самообновление власти – это способ снятия напряжения. Кажется ли Вам, что нынешняя ситуация – это реакция на ваш доклад?

Дмитриев: Нет, конечно, это реакция на ситуацию. Хотя наш доклад оказался первым в череде таких публикаций, но их за последние две недели вышло уже порядка 5 или 6. В последнем отчете тоже говорится, что порядка 40% россиян по репрезентативным опросам верят в возможность революции. Мы отсигналили первыми, но далеко не единственными. Власти явно встревожены тенденциями. Тенденции таковы, что без обновления лидеров, пускай не самого первого порядка, сейчас стабилизировать уровень доверия к властям уже невозможно.

Кремер: Насколько Сердюков был непопулярным министром для того, чтобы с его помощью снимать напряжение?

Дмитриев: Он был непопулярен, в наших качественных исследованиях это бросалось в глаза. Сердюкова очень часто упоминали как олицетворение недостатков предыдущего кабинета, а там было очень много непопулярных министров. Вместо Сердюкова ставят Шойгу, который на протяжении многих лет лидировал по балансу положительных и отрицательных оценок населения среди министров. Это не вопрос продолжения военной реформы, это, прежде всего, вопрос усиления популярности кабинета.

Лобков: Мы сегодня опрашиваем наших зрителей, за что увольняют Сердюкова. «Стал жертвой войны элит» - считает 51% телезрителей, 11% считает, за нелояльность Президенту, то есть не за то, что плохо работал, а за то, что с кем-то не тем подружился или поссорился. Какая Ваша версия?

Руцкой: Такая мы страна, что когда кто-то что-то разваливает, все в восторге, потом это передают как тяжелое наследство, потом все радуются, что эта ситуация исправляется. Так и живем – сначала рушим, потом восстанавливаем. Отношение к Сердюкову сформировалось давно, еще на старте «сердюковских» реформ. Глупо и неправильно это просто называть реформами, это можно называть уничтожением вооруженных сил. Если в советское время у нас были Вооруженные силы Советского Союза, то сегодня у нас «потешные войска России», потому что они ни на что не способны, это показало участие в операции в Грузии в 2008 году. Это мнение сформировалось не спонтанно, оно как комок нарастало, плюс к этому еще дикое расхищение имущества Вооруженных сил.

Лобков: При Грачеве тоже много что происходило, но уволили его через много лет и не за это. Есть же данные, что, например, было проведено рекордное количество военных учений, использовалось много новой техники, происходило перевооружение, сокращались неэффективные войска – это то, что сегодня сказал премьер Медведев. Вы согласны с тем, что реформы Сердюкова – это некий блеф?

Баранец: Очень во многом человеку, далекому от армейских дел, это внушает впечатление, что что-то делается, но то, что сделал сам министр Сердюков, - это в некой степени «марафетная» реформа, это новая форма, перекройка структур, но не меняется суть армии, не повышается ее боеготовность. Солдатик на часик позже просыпается, у солдатика есть теперь возможность часик поспать после обеда, он может позвонить домой по мобильнику. Все это вещи достаточно приятные уху обывателя, но вы спросите профессионала. До сих пор профессионалы Генштаба не могут внятно объяснить, почему мы отказались от дивизии, а стали делать бригады. Вам ни один адмирал генштаба ВМФ не скажет, зачем мы покупаем "Мистрали" – это большие десантные корабли колониального типа. Мы что, Грузию, Латвию, Эстонию или Норвегию собираемся колонизовать? Мы при Сердюкове купили израильские беспилотники, повезли их на север в Сибирь, они там при низких температурах сходят с ума, не летают. Мы при Сердюкове купили снайперские австрийские винтовки, их десантники повезли на эксперимент, а они заклинивают при низких морозах. Можно сегодня сколько угодно говорить о так называемых реформах Сердюкова, но все это марафет. Суть армии, сердце, содержание не изменились.

Кремер: Анатолий Васильевич, Вы хотели что-то возразить?

Долголаптев: Не то что возразить. Я человек не военный, но зато я человек подмосковный и оборонный – 10 лет возглавлял единственную Общероссийскую организацию оборонщиков. В этой точки зрения я могу сказать о реформах, что это блеф и флер. Деньги, действительно, появились, новых вооружений, конечно, нет. Все, что сегодня происходит с точки зрения заказа вооружений, полностью разрушено. Нет сегодня в Министерстве обороны заказывающих управлений, фактически несколько человек выполняют громадную работу по заказыванию и новой техники. На предприятиях уничтожили военную приемку. Александр Владимирович знает, что такое выпустить с завода самолет без настоящей военной приемки. Директора заводов просили за свои деньги сохранить в штате Министерства обороны независимую военную приемку. На все ответ один – нет. Приведу пример из смежной области – почему падают спутники. Прежнее руководство Роскосмоса извело такое понятие как уважение к мнению ведущих специалистов отрасли. Поэтому все это флер, а суть происходящего в разработке производства вооружений – это на сегодняшний день откат назад.

Лобков: Владимир, вы согласны с тем, что сегодня говорили Ваши коллеги, что министр обороны превратился в министра по делам имущества и отчасти создал сам эти коррупционные узлы, которые вскрылись в последнее время?

Бессонов: В общем, да, но здесь имеют место быть семейные отношения. Вы все знаете, где обнаружили министра. Плохо, что в нашей стране семейные отношения вмешиваются в высшую государственную политику. Я сторонник того, что мертвого льва может пнуть и шакал, поэтому пусть разбираются правоохранительные органы. Наша фракция неоднократно выступала за его отставку. Посмотрите на сайте Государственной Думы, 16 марта лично я выступал за его отставку. Это решение запоздало. Я бы хотел поговорить о тех вопросах, которые необходимо сегодня решать.

Кремер: Я как раз хотела о них спросить. В связи с отставкой Сердюкова потерял работу Сергей Шойгу. Теперь вам предстоит выдвинуть кандидата на должность губернатора Подмосковья. Кто им будет от КПРФ?

Бессонов: Мы коллегиальный орган и скоропалительных решений не принимаем.

Кремер: Вы уже обсуждали кандидатуры?

Бессонов: Есть кандидатура, но мы пока ее не озвучиваем. У нас целый ряд кандидатур.

 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.