Вид на «Беркут» сзади: груды камней, водомет и тлеющее здание Дома профсоюзов. Прямое включение

Здесь и сейчас
19 февраля 2014
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Лика Кремер

Комментарии

Скрыть

Тимур Олевский обошел баррикады и зашел в тыл противостояния – за спины многочисленных милиционеров и сотрудников «Беркута». Поговорил с милиционерами на Майдане, и показал, как правоохранители видят улицы, на которых идет противостояние.

Тимур Олевский: Я обошел баррикады, фронт противостояния и сейчас нахожусь в тылу внутренних войск и бойцов «Беркута», смотрю на происходящее со стороны милиции. И сейчас я покажу, как выглядит Крещатик, если представить, что стоишь в оцеплении милиционеров. Впереди меня оцепление милиции, это люди в касках с щитами, а за ними стоит тот самый водомет, который тушит баррикады горящие перед милиционерами. Обратите внимание, сколько на улице камней, которые лежат уже довольно далеко за милиционерами. У меня такое впечатление, что это те камни, которые за эти сутки нападали на их головы.

Тем временем, бойцы и коммунальщики пытаются потушить Дом профсоюзов уже со стороны Крещатика. А на углу, в узком месте, где близко соприкасаются бойцы милиции и протестующие, время от времени сотрудники милиции отходят от основных позиций, меняются. Надо сказать, что вообще на Европейской площади, где они должны сосредотачиваться, их очень немного, такое впечатление, что основные силы отведены куда-то в запасное место. Довольно мало людей на Майдане, и сейчас значительно поредели ряды милиционеров. Такое ощущение, что острая фаза противостояния на этот момент завершена, по крайней мере, не видно никаких приготовлений для кого-либо штурма, да и сил сейчас бы не хватило. 

Когда я шел сюда, поговорил с людьми, которые стоят в оцеплении внутренних войск. Они поделились тем, что они стоят здесь уже больше суток, у них абсолютно закопченные лица, многие из них очень устали. Иногда к ним подходят протестующие с другой стороны, и задают вопрос, что они собираются делать. Те их, конечно, отправляют даже нецензурными словами, иногда просто говорят, что ничего объяснять не собираются. Но попытка такая есть о чем-то договориться. 

Еще я заметил, что среди милиционеров попадаются люди в касках, которые одеты в штатское, они похожи на людей, которые вообще не носят форму, при этом милиционеры на них никак не реагируют, они носят с собой палки. Отличаются они от тех, кто на Майдане, тем, что у них желтые повязки на руках. Не знаю, как определить предназначение таких людей, но несколько человек здесь таких ходит.

Сейчас можно посмотреть из-за спины милиции, как выглядит Майдан. Вот заканчивается цепь милиции, и именно сюда падают бутылки с зажигательной смесью на этих милиционеров, которые защищены от них только щитами. Вот такое поле, выжженное перед милиционерами, дальше уже Майдан. И в таком положении, в такой диспозиции они будут находиться, скорее всего, довольно долго. По крайней мере, они не предпринимают никаких попыток куда-либо пойти. Единственное, когда мы попытались зайти со стороны Институтской улицы, то есть со стороны администрации президента, туда нас не пустили и попросили милиционеры туда не ходить до обеда. Чего они ждут, непонятно.

Между тем, протестующие заняли уже здание почтамта, поскольку здание профсоюзов сгорело практически, там находиться невозможно. Здание почтамта, находящееся напротив, по крайней мере, некоторые его этажи уже заняты, и там тоже разбит медицинский пункт. Так говорят протестующие. Медицинский пункт может быть и пунктом обогрева и приготовления пищи.

Отсюда слышны все выступления, которые раздаются со сцены, сама сцена видна, и, конечно, картина совершенного апокалипсиса. Это было бы похоже на декорацию к какому-нибудь серьезному фильму про конец света, если бы это не было сейчас так в Киеве.

Я видел людей, которые здесь и работают, и живут. Те, кто здесь живут, показывают паспорта, и сотрудники милиции их пропускают. А те, кто работают, показывают некие пропуски, буквально бумажки с адресом и печатью фирмы, по которым их должны пропускать милиционеры. Но внутренние войска решают по своему усмотрению, пропускают по одному с расстоянием в 10 метров, чтобы быть уверенными, что никто не пропадет из протестующих, и они не накопятся у них за спиной.

И вообще на улице, которая поднимается от Европейской площади к Михайловской площади, баррикады, установленные из песка, там дежурят внутренние войска, видимо, раньше это была баррикада протестующих. Она была отбита, и там они стоят за этой баррикадой. Одни просто отдыхают, другие выстроились в цепь, то есть там происходят эти диалоги с Михайловской, спускаются парламентеры и спрашивают, что будут делать внутренние войска, те им ничего не отвечают, и они возвращаются назад. То есть такое состояние ожидание, и некоторого статус-кво, который может продлиться, а может - нет. От чего это зависит, совершенно сейчас непонятно, однако на Майдане многие говорят, что у лидеров оппозиции, о которых сегодня президент сказал, что они призывали к вооруженному мятежу, вообще-то нет выбора. Если они сегодня уступят Майдан, то завтра они могут быть арестованы.

Солдатов внутренних войск действительно немного. Так кажется, когда стоишь на Майдане, тут цепь, состоящая из двух буквально рядов. Эти люди и удерживают весь натиск.

Весь парадокс заключается в том, что людей, которые участвуют в этом столкновении, мало. Но поскольку мы предполагаем, что у власти есть больше возможностей для силового решения конфликтов, чем у неорганизованной группы лиц, то возникает вопрос, может быть, нет резона это сделать. А, может быть, нет ресурса. Но это все только догадки. Здесь сейчас создается впечатление, что милиция либо сознательно, либо случайно не допущена для того, чтобы решить вопрос Майдана окончательно или просто никто не собирается этого делать. Я могу только засвидетельствовать свое удивление по поводу того, что, казалось, когда ты оказываешься по другую сторону баррикад, должны быть миллионы и миллионы силовиков, это не так.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.