Навальный на "Русский марш" не соберет и 200 человек

Здесь и сейчас
26 октября 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
На "Русском Марше" организаторы пообещали выступить против "партии жуликов и воров". Автор – Алексей Навальный. О новых идеях в радикальной среде - глава центра "Сова" Александр Верховский.

Казнин: Как вы считаете, следует ожидать властям, да и всем нам, сюрприза от предстоящего «Русского марша» и вообще сюрпризов в ближайшее время со стороны этих движений?

Верховский: Собственно, от движения «Русские», там все бывшие ДПНИ и прочее, особенных сюрпризов ожидать не приходится, но они будут делать примерно то же самое, что делали всегда. Вопрос в той массивной поддержке, которая может собраться, а может не собраться. Они ведь говорят, «25 тысяч выведем». В прошлом году мы считали, там было 5,5 тысяч человек в Люблино. Это много, это больше, чем было до этого. Если им удастся существенно больше вывести в этом году, ну, это в некотором роде, сюрприз. А еще может так случиться, что какие-нибудь…Обычно «Русский марш» же проходит мирно. То есть, никого не бьют, все маршируют, кричат что-то, в крайнем случае, может зигу кидают, но не бьют никого, а вот может так статься, что присоединяться какие-то молодые люди, которые дисциплины слушаться не будут. Но они конечно прям на месте никого бить не смогут, там будет очень много ОМОНа, но зато потом, после мероприятия…

Казнин: А насколько это, на ваш взгляд, все зарегламентировано? То есть, ведь не секрет, что с прошедших на Манежке волнений очень внимательно за всем стали следить и за флажки выходить не дают все-таки.

Верховский: Как можно не дать выйти за флажки?

Казнин: Собственно, сотен пять ОМОНовцев, например.

Верховский: Нет, сотен пять - это мало, нужно больше, на самом деле. Если там будет 5 тысяч участников и будет столько же милиции на самом деле, ОМОНа, не ОМОНа.

Казнин: Хорошо, столько, даже больше может быть.

Верховский: Привозят внутренние войска, они там стоят вдоль дорожки. Нет, вот на месте всегда, если милиция готова, на месте, пардон, полиция, всегда можно обеспечить порядок, на самом деле, если она приготовилась. Но не возможно за всеми людьми ходить потом по всему городу, да ведь?

Макеева: Александр, скажите, вы верите участникам «Русского марша», когда они заявляют, так вот они изменили слоган теперь, что борются за то, чтобы российские регионы, на Кавказе, больше зарабатывали, сами себя кормили, не обременяли бы бюджет федеральный на 70-90%, в конце концов, лучше жили? Это действительно удачная форма, может правда они так думают?

Верховский: Это просто какой-то невероятный приступ альтруизма, видимо, случился. Нет, но просто люди нашли лозунг, который, как кажется, должен вызвать отклик у среднего гражданина. Потому что лозунг «Россия для русских», он несколько дискредиторован, считается таким чуть ли не фашистским, под ним средний гражданин как-то не хочет маршировать. А вот, может быть, «Хватит кормить Кавказ» получится лучше. Мы, собственно и увидим, нам неолго ждать осталось. Потому что пока, когда они собирали митинги просто под этим лозунгом, там народу больше 400 человек не набиралось. Может быть, на «Русский марш» соберется больше благодаря этому, мы не знаем. Может быть, придут какие-то люди, которых привлечет, не знаю, фигура Навального. Но вряд ли их будет сильно много.

Казнин: Будет производить впечатление в последнее время какой-то каши, потом что там уже и Охлобыстин просит благословение патриарха, там и Навальный, там Белов.

Макеева: Давайте с этим подробнее разберемся. Вот по количеству знаменитостей, участвующих в этом году в «Русском марше», «Русский марш» просто бьет все рекорды. Вообще, как к этому носится, ну Навальный ладно, у него богатое прошлое в этом плане, в плане националистических всяких дел, а Охлобыстин, он же актер, известный человек, как же так?

Верховский: Нет, но Охлобыстин, он известен довольно экстравагантным поведением вообще, кроме того, что он актер, как мы знаем. Вот он недавно в президенты собирался баллотироваться и тоже там наговорил много всякого, просто никто не вслушивается обычно, что он говорит. И, кстати, не известно, придет ли он. Его пригласили-то другие люди, вовсе не Белов с Демушкиным.

Макеева: Он там тоже немножко расстроился.

Верховский: Он немножко запутался уже в этих организаторах, что и не удивительно.

Казнин: Я и говорю про кашу, собственно.

Верховский Вообще каждый год «Русский марш» не один, их всегда несколько. Это нормально, потому что в любой политической среде, среди националистов тоже как бы единства всеобщего быть не может.

Казнин: В Новосибирске он пройдет под лозунгом «Хватит кормить Москву», мы выяснили.

Верховский: А уже был митинг под таким лозунгом.

Казнин: Да, вчера.

Верховский: Нет. «Хватит кормить Кавказ» там будет тоже. Будет и то и другое. Это как раз понятно.

Макеева: Но «Хватит кормить Москву», это такой очередной не очень хороший сигнал в сторону тех, той части руководителей страны, которая полагает, что эту силу можно так сказать, как-то сдерживать, контролировать и там, тут пять тысяч ОМОНовцев, там какие-то смотрящие и, в общем, можно направлять националистов и иже с ними в какое-то русло правильное. Это вообще возможно, как вы полагаете? Можно сказать, что власть утеряла этот контроль или нет?

Верховский: Нет. Утеряла контроль, это когда что-то такое явным образом из-под контроля выходит, как это было в декабре на Манежной площади. Даже невозможно себе представить, как оно выйдет из-под контроля. Что, соберется 20 тысяч человек и они пойдут маршем на Кремль? Как-то вот трудно представить такую картину, честно говоря. Нереально это. Да даже лидеры сами, те же Белов с Демушкиным, я уже не говорю о Крылове, Навальном, как-то не решатся возглавлять марш на Кремль. Это же не последний день их жизни, им как-то дальше нужно. Поэтому, вот так внезапно ничего из-под контроля не выходит, но правда в том, что постепенно это движение усиливается, понемножку. Власть вроде в каждый момент времени контролирует, но понемногу, понемногу, оно растет, растет. И вот этот процесс в целом, в среднесрочной перспективе остановить какими-то полицейскими мерами невозможно.

Макеева: Был у московских властей шанс вообще отказать им в праве проведения марша?

Верховский: Да, конечно. Это же было уже.

Макеева: В Люблино могли сказать, что там археологические раскопки, например, применить.

Верховский: Были же запрещенные марши, но тогда он был неразрешенный, тогда люди просто бегали, я помню, по Арбату, за ними гонялась милиция за большой толпой народа. Это на самом деле никому не нужно. За этим сложнее проследить, гораздо больше эксцессов, поэтому, на самом деле проще разрешить.

Казнин: А власть растеряна на ваш взгляд? Ведь эту силу можно использовать на выборах, потому что по опросам, это, наверное, вы знаете лучше нас, в России поддерживают, так или иначе, лозунги «Русских маршей» чуть ли не 50% населения.

Верховский: Может быть.

Казнин: А то, что все-таки ни одна партия так и не смогла, или ей не дали, или не оказалась в последний момент использовать эту силу, о чем, на ваш взгляд, говорит?

Верховский: О том, что зарегистрированные партии находятся в не очень свободном положении, скажем так, это говорит. Вот Жириновскому можно, у него амплуа определенное, ему до известной степени, можно, а остальным просто нельзя. Им не разрешается пользоваться чем-то, какими-то инструментами, которые власть считает опасными. В том числе и вот этим - заигрывать со слишком радикальными группами. Это не только к националистам относится. Коммунисты же не пытаются, допустим, каких-то левых радикалов из АКМ подверстать.

Макеева: А почему Жириновскому можно? По-моему президент всем адресовался, когда сказал, что эта избирательная кампания должна вот, прежде всего, без чего должна обойтись избирательная кампания – это без призыва к разжиганию межнациональной розни.

Верховский: Мы это слышали на каждой избирательной кампании. Жириновский у нас все-таки уже 20 лет куда-нибудь баллотируется, почему-то на него это не действует.

Макеева: Вот сегодня Московская патриархия комментирует прошение отца Иоанна, расстриженного. Не исключили, что патриарх Кирилл может дать разрешение Охлобыстину участвовать в «Русском марше» со следующей формулировкой, это цитата по «Интерфаксу»: «Возможно, в качестве исключения из правила будет найдена какая-то форма участия отца Иоанна в этой деятельности. Иногда такое участие бывает очень важно и нужно, чтобы не разжигать, а, наоборот, умирять какие-то страсти». Прокомментируете? Может Иван Охлобыстин послужить добру?

Верховский: Вот один человек, даже такой талантливый актер как Охлобыстин, явившись в некую организованную среду, никого там ничему не научит, конечно, в любом случае. Кроме того, я думаю, что он очень смутно представляет, куда он собирается. А вообще-то священники московского патриархата участвовали в разных политических демонстрациях, в том числе националистов, неоднократно. Но просто они не всегда считали нужным спрашивать разрешение у патриархов, потому что вообще-то правила церковные запрещают им в выборах участвовать, а на митинги ходить не запрещает, нет такого запрета. Это он, видимо, после предыдущей истории с баллотированием в президенты немножко перестраховался. Но это все не очень важно, на самом деле. Вот что в этой истории там интересно, это кто на марш придет. Вот конечно, придет, этот организованный актив этих организаций, который там заявлен, само собой. Насколько они будут подконтрольны, насколько им удастся удержаться от того, чтобы не скандировать что-нибудь совсем негодное, скажем так? Придут ли так называемая нации автономные, которые всех этих организаторов не очень сильно ценят, но они приходят на «Русский марши» и управиться с ними сложно? А вот вместе с Навальным кто придет? Он же ходил на «Русские марши», таких как он было еще, вот таких как бы либеральных националистов, было на круг человек 20.

Макеева: Выведет ли он людей, как обещает, кстати, Охлобыстин?

Верховский: Будет ли их не 20, а хотя бы 200, вот это вопрос, на самом деле, интересный. До сих пор так не получалось. Приходили какие-то люди вот такого же типа на марши, но буквально в штучном количестве. То есть, пропасть некоторая, которая отделяет вот это националистическое движение от всей остальной позиции, она по-прежнему существует. И, в общем, это конечно, дело в том, что сама оппозиция такая прекрасная. Потому что там людей как бы ведущих себя, хотя бы как-то прилично, не так уж сильно много. Да, они либо прямо замешаны в каких-то преступных деяниях, но я имею в виду таких обычных уголовных преступлениях, либо они возглавляют организации, которые к этому многократно призывали, как господин Демушкин, допустим. Не зря же все-таки ему все эти дела шьются-то, не зря. А там есть еще какие-то прекрасные люди. Вот в движение «Русские» входит организация с прекрасным названием «Национальная социалистическая инициатива» в Питере, возглавляет ее господин Бобров, известный ранее как Шульц. Была такая питерская группировка «Шульц-88», он 6 лет отсидел не за лозунги совершенно, а теперь вот, пожалуйста, он тут ходит и призывает не кормить Кавказ.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.