«Венесуэльской весны» не будет, но первая кровь уже пролилась

Здесь и сейчас
15 апреля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Николас Мадуро «за» честные и чистые выборы. Признанный победителем вчерашних президентских выборов, преемник Чавеса одержал победу с перевесом всего в 1 процент голосов, но не стал дожидаться массовых протестов с требованием пересчета бюллетеней, а предложил сделать это сам.

Наблюдатели из Европейского Союза на победу Мадуро отреагировали сдержанно: новость официально только «приняли к сведению» и выразили надежду, что пересчет пройдет быстро и гласно. Друзья же Уго Чавеса Рауль Кастро, Владимир Путин, Александр Лукашенко, лидеры Китая, Бразилии и Аргентины безоговорочно признали Мадуро новым президентом, а российский МИД призвал «уважать выбор венесуэльского народа».

Почему Энрике Каприлес, считающийся ставленником буржуазии и проамериканских сил, так ненамного отстал от преемника неистового Чавеса, и не ожидает ли Венесуэлу протестная весна после пересчета голосов: об исходе президентских выборов в Венесуэле мы поговорили с журналистом Михаилом Белятом.

Кремер: Перед началом программы вы сказали, что если бы пошли на выборы в Венесуэле, вы бы не проголосовали ни за одного из кандидатов. Почему?

Белят: Потому что ни один из кандидатов мой. Я бы не стал голосовать ни за Николаса Мадуру, ни за Энрике Каприлеса.

Кремер: Почему?

Белят: Энрике Каприлес для меня человек слишком молодой, мне так кажется, чтобы управлять непростой страной в непростых обстоятельствах. Молодости – это не недостаток, он быстро проходит, к сожалению, но у него нет государственного опыта, я считаю.

Кремер: У него есть опыт в округе, он там прекрасно наладил работу.

Белят: Он губернатор, губернатор хорошего штата, второго по населению. Но дело как раз в том, что он недолго губернатор, даже года на этом посту не пробыл. Поэтому сейчас становиться президентом, мне кажется, рановато ему.

Лобков: Хорошо, вот этот 1%. На прошлых выборах отрыв был 11%, бесспорная победа была Уго Чавеса. Сейчас понятно, нет харизматики Чавеса, но все-таки 1%. Значит ли, что половина населения Венесуэлы хочет жить по американским образцам…

Кремер: Несмотря на завещание Уго Чавеса…

Лобков: … И что на самом деле впереди некая перестройка?

Белят: Я не сказал бы, что это американские образцы, потому что Энрике Каприлес – это не американский образец. Здесь есть некая путаница. Человек ясно и четко заявил о том, что он не хочет быть политиком для мира, он хочет быть политиком для Венесуэлы. У него американское образование, он в своих расчетах очень надеется на помощь и инвестиции из США. Но это не значит, что он проамериканист на 100%.

Кремер: Как ему удалось уменьшить разрыв с 11% до 1%?

Белят: Вы знаете, это не ему удалось. Один из лозунгов его кампании, он обращался в камеру и говорил: «Николас, ты не Уго». И действительно, Николас  Мадуро – не Уго Чавес. И в этом как раз и секрет такого маленького разрыва. Ведь когда началась кампания 15%, по различным оценкам, опросам, от 15% до 10% был разрыв между двумя кандидатами. За 10 дней кампании этот разрыв сократился до 1-1,5%. Вот вам конкретный пример того, как влияет харизма, роль личности в истории. Здесь она очень ясна.

Лобков: Пересчет голосов, который затеял сам Николас Мадуро, хотя мог бы этого не делать, это чистый популизм, или Мадуро сам уверен в чистоте выборов. Ведь если действительно пересчет будет под контролем наблюдателей и произведен будет, как следует, может оказаться, что этого процента не будет. Это риск.

Белят: Я думаю, что есть определенный риск, безусловно. Мадуро идет на него. Для меня как раз решение Николаса Мадуро – свидетельство его политической зрелости. В какой-то степени даже мудрости. Ведь ситуация такая, что народ вышел на улицы за час до объявления результатов выборов Родригес, руководитель штаба Николаса Мадуро, призвал сторонников Чавеса, сторонников Мадуро выйти на улицы…

Кремер: А Каприлес?

Белят: Люди вышли. Вышли и люди Каприлеса.

Кремер: Каприлес тоже призывал выходить на улицу?

Белят: Призывов я не слышал. Это просто потому, что вышли одни, безусловно, тут же вышли и другие. Это неизбежно.

Кремер: Каприлес согласится с итогами выборов, если проиграет? Или будет призывать…?

Белят: Каприлес уже сейчас не согласился, поэтому пересчет голосов. Этого следовало ожидать, потому что победа в 1% с небольшим хвостиком – очень неубедительна и оставляет кучу соблазнов для оппозиции: не признать результаты, пересмотреть их. Будут ли результаты пересчета соответствовать тому, что мы сейчас имеем, мне кажется, что уйдет ненадолго. Потому что 1% с небольшим кажется маленьким, но на самом деле это 235 тыс. голосов. Это население такого немаленького по венесуэльским масштабам города. И такого рода ошибки в одну или другую сторону быть просто не может.

Кремер: Ваш прогноз, что дальше? Сможет ли Мадуро сотрудничать с Каприлеса, а Каприлес с Мадуро? Как будет развиваться дальше ситуация в Венесуэле?

Белят: Конфронтация в любом случае неэффективна. Очень бы хотелось, чтобы они нашли общий язык, оппозиция и официальная власть.

Кремер: Есть такой шанс?

Белят: Он есть, если и дальше будет проявляться политическая разумность, потому что у меня сегодня перехватило дух, когда я поймал сообщение о том, что в городе Маракайбо была застрелена руководительница одного из пункта для голосования. Причем застрелили, судя по всему, сторонники Мадуро, Уго Чавеса, которые подъехали на мотоциклах и не давали людям голосовать. То есть пролилась уже первая кровь, и эта кровь могла повлечь за собой ее разлив. Столкновения были неизбежны, мы знаем по тому, как быстро они возникают, и как люди не умеют собой управлять, когда фанаты футбольные выходят со стадиона…

Лобков: «Венесуэльская весна» возможна?

Белят: Думаю, что нет, потому что 50% ее не допустит. 50% хотели бы «весны»…

Кремер: 50% способны ее устроить, вполне.

Белят: Способны, да, но 50%...

Лобков: Условно говоря, армия прочно в руках у Мадуро находится? Это была та ситуация, при которой развивались подобные ситуации в арабском мире, когда часть военных переходили на другую сторону.

Белят: Нет, здесь, безусловно, армия в руках у президента, по всяком случае, пока. Безусловно, армия будет верна, кроме армии не стоит забывать, в Венесуэле есть крайне опасное формирование, оно называется «народная милиция». Этих ребят, по официальным данным, 200 тыс., а по неофициальным - 350 тыс., и все они вооружены, у каждого из них автомат под кроватью, и все они могут выйти на улицу с этими автоматами.  

Кремер: И все они на стороне Мадуро?

Белят: Все на стороне Мадуро. Это «народная милиция», которую создавал Чавес на случай американского вторжения.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.