Васильев: решение по моей кандидатуре принимали Путин и Медведев

Здесь и сейчас
10 ноября 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Владимир Васильев сегодня стал главой фракции «Единой России» вместо ушедшего в губернаторы Московской области Андрея Воробьева. На это место претендовали четыре кандидата – трое были выдвинуты внутрифракционными группами, а Евгений Федоров был самовыдвиженцем. Изменит ли генерал‑полковник милиции образ правящей партии и ждать ли каких‑то перемен, Павел Лобков узнал у самого Васильева в прямом эфире.

Лобков: Поздравляю Вас с профессиональным праздником – с Днем полиции. Председатель правительства Пермского края арестован, до этого крупное дело «Оборонсервиса» вынудило пресс-секретаря Президента Дмитрия Пескова сказать о том, что это не антикоррупционная кампания, а плановая кампания. Если посчитать частотность, очень слабо верится, потому  что все сразу:  и девушки из Министерства обороны, и АТЭС. Вы как прокомментируете такое обилие новостей?

Васильев: Я подтвержу, что это плановая работа. Чуть раньше у вас в студии я говорил о том, что «Единая Россия» обречена становиться эффективной  и совершенствоваться. Помните, какие были гонения на партию? Последние выборы показали, что ее рейтинг начинает подниматься. Люди судят по делам. Но партия без президента была бы нереальной. Шаги, которые принимаются и на уровне президента, и на уровне Правительства, - это системные шаги. В прошлый раз мне задавали вопросы про Шойгу и маленькую скамейку. Когда се6годня меня утверждали, я посмотрел в зал. Там сидели сотни людей, многие из них работали министрами, руководителями, много молодежи. Вот скамейка открылась. Резервы, которые сейчас включает президент, новая кадровая политика работает. У нас всякое было в партии. Был момент, когда искусственно начали продвигать молодежь, люди в возрасте потеряли перспективу. Но партия учится. Сегодня коррективы вносят по такому принципу: если ты способен эффективно решать вопросы, посоревнуйся, тогда тебя выберут.

Лобков: Ваши конкуренты – Панова из Нижнего Новгорода, Булавинов, бывший мэр Нижнего Новгорода, Федоров и еще кто-то.

Васильев: Еще было несколько кандидатов, которые снялись в мой адрес. Это человеческие отношения. Эти люди меня знают давно. Они посчитали, что нужно снять свои кандидатуры.

Лобков: А Вас кто выдвинул?

Васильев: «Единая Россия».

Лобков: Где было принято это решение? У Путина, Медведева?

Васильев: Это решение согласовывалось даже на этом уровне. Это плановая кадровая политика. Она не только в расследовании уголовных дел.

Лобков: Мы в последнее время часто слышим «Единую Россию»: господ Костунова, Сидякина, Федрова – авторов самых нашумевших законопроектов, которые взорвали, раскололи общество. Многие из них, например, инициатива Федорова приравнять СМИ, получающие зарубежное финансирование, к агентам влияния, были отвергнуты, вплоть до того, что ваша партия выступила с инициативой создания некого фильтра от «тупых» законопроектов, которыми некоторые депутаты заваливаю Госдуму. Что это за молодые депутаты, по которым все стали судить о вашей партии?

Васильев: У нас замечательные молодые депутаты, я сегодня голосовал за Федорова. Он себя заявил сам. У нас не принято заявлять себя, но если это делается в открытую, то этот человек сразу себя заявляет на то, чтобы за ним посмотрели, что он может. Это хороший механизм. Чем больше будет таких амбициозных людей, мы в этом процессе выиграем. Человек, который заявляет, что он способен на многое, он должен этому соответствовать. Но есть разные молодые депутаты. Мы, прошедшие многое, осторожничаем, а эти люди вносят свежую кровь. Они иногда ошибаются, но мы для этого и существуем. На пути «тупых» поставим фильтр, а на пути энергичных, содержательных такого фильтра не будет.

Лобков: Ваш коллега Костунов хочет Познера уволить. Его партия даже вынуждена публично одергивать. Такое ощущение, что они поперек батьки в пекло лезут.

Васильев: И в этом плане это плановая работа. С людьми ведется работа, в том числе и партийными методами.

Лобков: Публичный образ «Единой России» идет не от людей, у которых есть взвешенные решения, а от этих. У меня создается ощущение, что есть специальные люди, на которые взваливается работа по внесению «грязных» законопроектов, сомнительных. У них такая роль политических «камикадзе». И есть вы.

Васильев: Вашей редакции присущи аналитичность и взвешенность. А для чего сейчас нужны эти потрясения? Это процесс вхождения молодых энергичных людей. Да, мы найдем слова убеждения, у нас существует дисциплина. Вырастут нормальные депутаты, законодатели.

Лобков: Пару недель назад Владимир Путин встречался с активом «Народного фронта». Он произнес довольно загадочную фразу. Его спросили, нужно ли создавать партию. Он сказал: «Партию пока не надо, давайте общенародное движение, а с партией пока погодим». Не растет ли вам конкурент в лице «Народного фронта»? Насколько они вам подчиняются, не ожидается ли некого раскола?

Васильев: Моя работа не предполагает никаких полномочий, кроме партийных уставных возможностей. Нужно действовать убеждением. Когда со мной вели беседу, было подчеркнуто, что ожидают стиль работы, который предполагает уважительное отношение к членам партии и к другим фракциям.

Лобков: А от Вас трудно ожидать другого.

Васильев: Когда я был у вас, я сказал, что партия обречена, если она н6е будет совершенствоваться. В моей родной Твери сейчас прошли выборы в городе. 16 одномандатных округов, все отдали голоса за выдвиженцев «Единой России», потому что это были достойные люди.

Лобков: А админресурс?

Васильев: Там был такой админресурс, что против нас использовали его. У нас есть Илья Холодов, по которому он работал жестко, но он победил, потому что он победил делами. Кадровая политика президента тоже меняется. Помните выборы президента? Политическое противостояние обострилось, партия «Единая Россия» была названа жуликами и ворами, безосновательно, потому что эта партия инициировала комиссию. Партия «Единая Россия» говорит, что она сделала т-то и то-то. В ответ – уходите. Мы на эту тему с Гудковым разговаривали. Он сказал, что у меня была одна позиция, а сейчас она более жесткая. Я ему сказал, что он сам ее спровоцировал. Если ы ведем диалог, используем язык фактов и работаем законными методами – это одно, а если мы встаем на площади и кричим «Долой!», то напротив выходят тоже политические бойцы. Если политическая партия сталкивается с такой кампанией, она всегда способна выставить политических бойцов. Но наступил период стабильности. И президент, и премьер, и руководство партии ставят задачу – консолидация общества, потому что у нас задача – функционирование страны и развитие. Вы даже уже не успеваете комментировать возбуждение уголовных дел. Это действительно серьезная работа.

Лобков: Вы о деле «Оборонсервиса» или деле «АТЭС» знали до этого?

Васильев: Я узнал об этом из средств массовой информации. Я не только генерал-полковник полиции, я занимался оперативно-розыскной деятельностью. Я считаю, это признак зрелости политической и правоохранительной системы, когда руководители узнают о возбуждении дел из СМИ. Это нормально для правового общества.

Лобков: Приговор 4 года Максиму Лузянину – это же не консолидирующий фактор?

Васильев: Я говорил о неконсолидирующей ситуации, когда законная власть была поставлена в жесткие условия огульной критики. Это отголоски того периода. Когда обострили ситуацию, партия показала, что она способна на линию противостояния крикунов и дебоширов выставить жестких политических бойцов, которые заняли столь же жесткую позицию.

Лобков: Много сигналов поступало о разочаровании в партии, в частности от Алексея Чеснокова, который заявил, что разочаровался.

Васильев: Сегодня для меня была приятная новость, что Сергей Нарышкин заявил, что вступает в партию. В партии идут хорошие процессы. Партия научилась делать выводы. У нас один вариант – либо от этого мордобоя перестроиться, либо погибнуть.

Лобков: Грызлова называли и на пост главы Московской области, и на пост главы фракции.

Васильев: Он очень скромный человек. Я надеюсь, что он еще будет много полезного делать для страны.

Лобков: Многие рассматривают «Единую Россию» как бюрократическую структуру. Чтобы чего-то добиться, нужно вступить в «Единую Россию».

Васильев: А куда лучше вступить, в банду? Если ты приходишь в политическую партию, то у тебя открываются возможности. Ты развиваешься. Я до этого участвовал в выборах, но я занял даже не третье место. А сегодня я прошел. Когда я оказался третьим в списке в Твери, и мои выборы были под вопросом. Я никогда не обижаюсь на партию.

Лобков: Комиссия по проверке доходов депутатов, из-за которой лишился мандата Гудков. Были еще кто-то?

Васильев: Работа еще ведется. В комиссии 15 человек, мы накопили какой-то опыт.

Лобков: Генпрокуратура заявила, что она не имеет претензий к Гудкову. Возможно ли изменение решения?

Васильев: Это говорит о качестве работы. Когда нам из Следственного комитета поступила информация в отношении нашего коллеги Гудкова, мы запросили эту информацию, мы начали проверку, потому что были основания, и сам Гудков просил проверку. Мы получили определенные документы, которые мы вынесли на пленарное заседание,  в итоге которого он потерял мандат. Прокуратура говорила о том, что в действиях Гудкова нет незаконного предпринимательства. Он ответил как специальный субъект, депутат. Его не лишили свободы, не наложили штаф, а его лишили депутатской деятельности.

Лобков: Вашу комиссию рассматривали как внутридумскую «инквизицию».

Васильев: Наверное, что-то в этом есть, но я не могу себе представить инквизицию, работающую в толпе журналистов. Мы всех призываем бороться с коррупцией. Благодаря инициативе фракции, при поддержке президента, премьера был сделан очень важный шаг: в несудебный порядок ввести  противодействие коррупционным схемам и теневому обороту. В присутствии журналистского сообщества комиссия работала и будет работать.

Лобков: Вопросы из твиттера: А Васильев-то ни в чем не замешан? А то как-то тревожно на сердце.

Васильев: Пусть на себя человек посмотрит, будет легче.

Лобков: Вы не думаете, что кто-то может донос написать?

Васильев: Пусть пишут.

Лобков: Поддерживаете ли Вы инициативу Митрофанова об ответственности за критику партии?

Васильев: Она уже существует во всех партиях. Принимали решение и в «Справедливой России», и в КПРФ, даже конфликт возник из-за этого.

Лобков: Как Вы считаете, изменится ли образ партии после Вашего назначения?

Васильев: Я бы переоценил себя. Он уже меняется, если туда вступает Нарышкин.

 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.