Блогеров отправят на "войну" с боевиками

Здесь и сейчас
29 июля 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть

Власти придумали, как сделать Северный Кавказ местом, где не стреляют. И где лучше всего кататься на горных лыжах. Региону решили улучшить имидж. И убедить людей вместо Альп ехать отдыхать на Кавказ. В ближайшие три года на это потратят 100 млн рублей, причем авторы концепции оговариваются - сумма еще может увеличиться.

Уже на следующей неделе в правительство поступит проект развития Северного Кавказа до 2025 года. От Адыгеи до Дагестана хотят создать туристический рай. Но одно дело возвести отели и горнолыжные трассы – этим займутся крупные бизнесмены, в частности, Сулейман Керимов. Но совсем другое – убедить людей в том, что кататься на этих трассах безопасно.

Учитывая, что общий бюджет программы – 3 триллиона 800 млрд рублей, 100 млн на имидж – сущие копейки. Начать планируют с пресс-туров для журналистов и блогеров, велопробега, молодежного бала и ток-шоу на канале "Россия 24" – про настоящую кавказскую жизнь.

Некоторые блогеры уже сообщили, что с удовольствием съездят на Кавказ. В частности, Антон Носик. Который предпочел бы съездить в Чечню и Ингушетию. Куда больше тянет другого видного блогера – Илью Варламова – мы спросили у него в нашей студии.

Казнин: Вам предложили уже участие в этом проекте?

Варламов: Нет.

Казнин: Еще нет?

Арно: Да ладно, Носику предложили, он уж согласился, а вам нет, не может быть?

Варламов: Может быть, потому что я уже был, поэтому мне не предложили.

Казнин: По крайней мере, сегодня с утра Антон Носик заявил, что ему тоже еще не предложили, но он с удовольствием бы поучаствовал.

Арно: Ну и хорошо, что вам не предложили, зато вы можете сейчас непредвзято нам все это прокомментировать.

Варламов: Конечно.

Арно: Тем более, что вы уже были в Ингушетии и ездили в кортеже президента.

Варламов: Да, но что касается Ингушетии, это не совсем был тур для блогеров, по крайней мере, к пиару кавказских курортов отношения это не имело, потому что из кортежа в течение суток, что мы там были, и ни разу не дали просто отойти, потому что, когда тебе всегда говорят, «ой, без охраны нельзя, здесь опасно»..

Арно: Опасно, давайте делать курорт, действительно.

Казнин: А все-таки, это важно, вот вам предложат, например, поучаствовать в этой компании, масштабной пиар-кампании и повезут по Кавказу, и везде с вами будут ходить охрана, везде шаг вправо, шаг влево, ну и так далее. Вы будете писать о том, как там хорошо?

Варламов: Не, для того, чтобы там стало хорошо, надо, чтобы было о чем писать. Потому что я не очень представляю, как в обозримом будущем можно создать достойную инфраструктуру, потому что даже если выделить эти триллионы, я не представляю нормальные отели, нормальный сервис вообще в России независимо от Кавказа.

Арно: И кто там будет работать, собственно?

Варламов: Все это банально упрется в кадры, потому что можно построить любой дорогущий отель пятизвездочный по любым стандартам, но в Москве очень тяжело решить вопрос кадров, а как это решать на Кавказе, где у людей совершенно другой менталитет, я не знаю.

Казнин: Слушайте, смотрите, на российском юге с кадрами, такое ощущение, тоже не очень хорошо, но туда все едут, просто потому что больше некуда. А тут обещают инфраструктуру современную, отели мирового уровня, горнолыжные трассы, наберут местных жителей, привезут из российских регионов людей, были бы зарплаты.

Варламов: Я думаю, дело не в зарплатах. Ну, привезут людей, от этого сервис не улучшится. Есть масса примеров международных сетей, которые открывают сейчас отели в разных городах России и, тем не менее, несмотря на все их стандарты и качества, сервис все равно остается как в Сочи.

Казнин: Вы очень, так как-то, мне кажется, к российским туристам относитесь, как будто они едут за каким-то шикарным сервисом. Они же поедут просто, чтобы отдохнуть.

Варламов: Вы же сами сказали про «шикарно». Отдохнуть? Возьмем, например Ингушетию, ситуация, которая там сейчас. Мы ездили на горнолыжный их курорт, не горнолыжный, просто там в горах пансионат был, которым вся Ингушетия гордится. Чтобы туда попасть, нужно получить разрешение от ФСБ, потому что там рядом граница, там еще что-то, туда нужно ехать с охраной, шаг влево, шаг вправо, туда нельзя пойти, везде стоят люди оружием. Я не знаю, если это будут какие-то резервации… Взять ту же самую Кению, одну из самых опасных стран в Африке, но, тем не менее, они сумели создать туристическую инфраструктуру, что касается Сафари: туристы не сталкиваются с этой ужасной уличной преступностью, они находятся в резервациях. Если на эти деньги вот эти резервации создадут, если отделить весь Кавказ от курортов, то может быть что-то и получится.

Арно: Слушайте, 100 миллионов рублей на улучшение имиджа, велопробег, телевизионные программы и так далее. Как вы думаете, примерно, сколько вашим коллегам могли бы заплатить за вот такой приятный репортаж?

Варламов: Я не знаю, все зависит от конкретных людей.

Арно: Обычно сколько платят?

Варламов: Обычно нисколько.

Арно: Да ладно?

Варламов: Серьезно. Обычно предлагают поездку, ну, как пресс-тур.

Арно: Слушайте, пресс-тур понятно, но, тем не менее, не поедешь же по собственному желанию туда?

Варламов: Почему? Многим нравится.

Арно: Ты едешь в опасную зону писать, неужели это не оплачивается?

Варламов: Понятно, что оплачивается вся твоя поездка.

Арно: А гонорары не получаете? Мне что-то не верится.

Казнин: Мы опять уже поставили клеймо – опасная зона. Она действительно опасная, когда вы ездили?

Варламов: Я был в Ингушетии. В Ингушетии, я, к сожалению, не знаю, ничего не могу сказать про Ингушетию, я честно написал, что дальше кортежа Евкурова мы не выходили. То есть, с нами всегда была охрана, и просто элементарно погулять возможности не было.

Казнин: А вам объяснили, почему так? Может быть, это на всякий случай или действительно опасно?

Варламов: Потому что опасно.

Казнин: А в чем опасность?

Варламов: Потому что, когда мы ехали, например, в горнолыжную зону, которая проходит через территорию Осетии, только из-за того, что на машинах, на которых мы ехали, были номера «регион Ингушетия», там и подрезали и что-то кричали, водители очень быстро, как-то старались быстрее с соседней Осетии уехать, потому что там между ними конфликт. Но, тем не менее, после этого мы поехали в Чечню совершенно самостоятельно, без всякого приглашения на второй день мы уехали. Грозный - замечательный спокойный город, прямо рекомендую.

Казнин: Вот видите, то есть тут и 100 миллионов не надо. Вы поедете, если действительно вам понравилось, вы и напишите в своем известном блоге.

Варламов: Если действительно будет хорошо, то без всякой пропаганды все будет замечательно. Возьмите ту же самую Грузию, как ни стараются ее очернить, но, тем не менее, все равно все говорят, что там сейчас очень замечательно и хорошо.

Арно: То есть, в целом, вас не смущает данная новость и бюджеты, потраченные на улучшение имиджа и вообще, в целом, облагораживание края и создание курорта?

Варламов: Если за эти деньги они сделают достойную туристическую…

Арно: А вы катаетесь на лыжах?

Варламов: Раньше катался.

Арно: Или на сноуборде?

Варламов: На лыжах катался.

Арно: Поехали бы туда?

Варламов: Если там будет хорошая инфраструктура, если там будут нормальные отели, которым я доверяю, международные какие-нибудь сетевые, если будут хорошие отзывы, то поеду.

Казнин: Вот, уже началась пропаганда курортов Северного Кавказа, собственно.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия